06:44
18 января,
вторник 2022
°С
Ярославль,
Ярославская обл., Россия
Мы в Telegram
12 Октября 2016
Образование

Стараемся учить всех

О том, как сегодня в Ярославле учат детей с особенностями развития и  что надо сделать, чтобы эти ребятишки с удовольствием и радостью шли в школу,  мы говорим с Лидией Павловной СЕМЕНОВОЙ, директором школы № 2, заслуженным учителем России.

Любовь творит чудеса

– Лидия Павловна, насколько я знаю, ваша школа давно работает с особенными детками…

– Да, вот уже много лет мы не только учим таких детей, но и помогаем им сделать профессиональный выбор, найти дело по душе. Скажу прямо, это непростая работа.

У нас открыты четыре коррекционных класса для детей с задержкой психического развития. Они разные, есть с весьма сложными патологиями, но мы стараемся учить всех. Впрочем, у нас и в обычных классах немало ребят, имеющих подобные проблемы. Просто их мамы и папы не соглашаются признать этот факт. Кто-то не может смириться с мыслью, что их ребенок не такой, как все, кто-то опасается за будущее своих детей, хотя, по моему мнению, куда проще было бы таким ребятам учиться по адаптированной программе.

– Другими словами, без согласия родителей никто не имеет права перевести отстающего ребенка в коррекционный класс?

– Конечно, нет! Причем требуется не только согласие родителей, но и квалифицированное заключение психолого-педагогической комиссии. Именно этот документ является основанием для того, чтобы мы могли обучать ребенка по специальной программе.

Я в школе давно работаю, всегда такие детки были, и всегда учиться им было непросто. Но тут многое и от семьи зависит. У меня есть примеры, когда родители и педагоги делали на первый взгляд невозможное, и спустя какое-то время малыши начинали не только справляться с учебной нагрузкой, но и в чем-то опережали сверстников. Не зря говорят, что любовь творит чудеса.

Несколько лет назад у нас в обычном классе учился глухонемой мальчик. Благодаря стараниям мамы он научился не только понимать речь по губам, но самое главное – он научился говорить! Это ли не чудо?! Жаль, что не всегда оно случается…

А вот семьи сегодня изменились. Нередко можно наблюдать, как люди, которые должны быть близкими друг другу, в действительности живут каждый сам по себе. Почему так? Думаю, потому, что многие родители заняты работой…

Педагогически запущенные дети

– Разве в советское время людям не приходилось работать?

– Конечно, приходилось, но тогда не было такого расслоения общества. Сегодня, чтобы свести концы с концами, люди вынуждены проводить на работе больше времени, а поэтому они не могут уделить ребенку столько внимания, сколько ему необходимо. Неудивительно, что педагогически запущенных детей становится больше. Хорошо, если они ходят в детский сад, там с ними занимаются и готовят к обучению в школе. Но бывает, что малыши и в садик-то не ходят…

У нас несколько лет назад учились дети из многодетной семьи. Их было пятеро, и мама ждала шестого, у всех детишек был диагноз – задержка психического развития. Я пыталась несколько раз говорить с мамой, но она не шла на контакт.

– Лидия Павловна, а детей, которые отстают по тем или иным причинам в развитии, сегодня больше или меньше?
– К сожалению, больше. Почему так получается, сложно сказать. Думаю, многие малыши просто страдают от недостатка любви.

– Что делать родителям, если их ребенку рекомендовано обучение в коррекционном классе?

– Не надо этого бояться! Ребята, которые в них учились, точно так же получают аттестат о среднем образовании и могут продолжать дальнейшее обучение в техникумах, колледжах, лицеях, а впоследствии и в вузах. Но когда об этом говоришь родителям, они как будто не слышат.

Мне бывает очень жаль ребятишек, которые страдают из-за упрямства своих мам и пап. Вот они в классе порой не могут ответить на самые простые вопросы, не могут к двум два прибавить. Остальные дети, увидев это, начинают над ними смеяться…

Особенные детишки быстро понимают, что они не такие, как все. Сначала они обижаются, насмешки одноклассников их больно ранят, а потом нередко становятся агрессивными. Мы стараемся до этого не доводить, но многое зависит от мудрости родителей.

В классе не больше 12 учеников!

– В обычном классе сегодня, как вы сказали, учатся по 32 – 34 человека. А в необычном?

– У нас в школе наполняемость в таких классах минимальная – не больше 12 человек. Ребята находятся в комфортной среде, причем они остаются в школе и после окончания уроков. Все получают горячее питание, с ними дополнительно занимаются логопед, психолог, педагоги.

На уроках учитель имеет возможность видеть каждого ребенка, он прекрасно понимает, насколько тот усвоил учебный материал, можно ли двигаться дальше или пока лучше остановиться и закрепить пройденное.

Все педагоги, работающие в таких классах, прошли специальную подготовку, они владеют методиками, позволяющими донести до детей нужную информацию в доступной форме.

– Куда чаще всего после окончания девятого класса поступают такие ребята?

– Это уже от их желания зависит, мы даем им все, что и остальным выпускникам. Они изучают все предметы, в том числе с шестого класса второй иностранный язык. Дополнительно в расписании у ребят есть ритмика, плюсом к урокам физкультуры – подвижные игры.

Как я уже говорила, мы учим всех. Но вот о чем хочу сказать – чем раньше мы выявляем проб-
лемы в развитии ребенка, тем проще ему потом жить.

В нашей школе учатся немало детей мигрантов, многие из многодетных семей. У них тоже немало проблем, и языковой барьер – лишь одна из них, но мы стараемся помочь и им, чем быстрее они адаптируются в нашем обществе, тем меньше будет впоследствии различного рода недоразумений.

– Бывает, что ученики не справляются с программой. Вы оставляете их на второй год?

– Ни в коем случае! Помогаем всем, надо – дополнительно занимаемся, но дети переходят из класса в класс. Педагоги молодцы! С каждым ребенком работают индивидуально. Классные руководители тоже стараются, поэтому у нас среди особенных детишек нет второгодников.

– Лидия Павловна, со следующего года решено особенных деток учить в обычных классах. Вы к этому как относитесь?

– Допускаю, что это целесообразно сделать в тех школах, где наполняемость классов низкая. Но если в классе 30 детей и более, этого делать нельзя. Идея инклюзивного образования, а мы с вами сейчас о нем и говорим, состоит в том, чтобы слабые дети тянулись за сильными. А если ребенок не может тянуться, нет у него возможностей это сделать, как быть?

У нас в школе в обычных классах учатся дети-инвалиды, у них разные диагнозы, но при этом у всех сохранен интеллект. Одноклассники к ним относятся прекрасно, всегда стараются помочь. Я за такое инклюзивное образование. Мы бы и детей с ДЦП прямо в школе могли обучать, если бы нашли возможность расширить лестничные пролеты или смонтировать в школе лифт. Ребятам хочется общаться со сверстниками. Конечно, к ним ходят на дом учителя, но, согласитесь, куда лучше, если бы они сами ходили в школу.

И еще. Для любого ребенка образование должно быть доступным, но у нас в некоторых коррекционных классах учатся дети, которым приходится добираться из Кировского или Ленинского районов. Все подобные классы в городе переполнены. И это тоже проблема, которая требует незамедлительного решения.
Автор: Людмила Дискова

Комментарии

Другие новости раздела «Образование»

Читать