13:16
20 мая,
пятница 2022
°С
Ярославль,
Ярославская обл., Россия
Мы в Telegram
2 Марта 2016
Из истории

Афганистан глазами ярославны

Татьяна Коровкина полтора года проработала медсестрой в инфекционном госпитале в Афганистане. Инфекции косили наших бойцов не меньше афганских пуль.

За внучкой присмотрю

Родилась Таня в Грузии, но всю жизнь прожила в Ярославле – когда она была совсем малышкой, семья переехала в наш город. Здесь девушка окончила школу, здесь поступила в медучилище.
– В институт испугалась. А что в училище поступлю, была уверена. Знаете, я даже не готовилась особо, поскольку знала, что сдавать нужно химию, а нам в школе этот предмет очень хорошо преподавали, – вспоминает Татьяна.
Выдержав конкурс в семь (!) человек на место, Таня стала студенткой и через три года получила диплом акушерки. Затем она работала в детской больнице, в женской консультации, а в восьмидесятых даже заведовала здравпунктом в профтехучилище.
В начале 1987 года Татьяна узнала, что ее подруга Маргарита Мусалаева завербовалась медсестрой в Афганистан.
– У Риты трое детей. Она их решила оставить маме, а сама отправилась туда на два года. Подумалось: а я чем хуже? Я тоже хочу испытать себя, проверить, на что гожусь в боевых условиях! – вспоминает Татьяна Ивановна.
Вроде взрослая женщина, 34 года тогда было, а все равно «романтика» чужой страны манила. Да и, что греха таить, хотелось материальное положение поправить. Медсестры во все времена получали мало, растить одной четырехлетнюю дочку было трудно. Посоветовалась с мамой, а та сказала: «Езжай. За внучкой присмотрю».
И начались бесконечные сборы документов. Надо было получить политическую характеристику с места работы, подтвердить, что Татьяна линию партии и правительства понимает и не подведет. Затем пройти медицинскую комиссию, собеседование в горкоме партии и горисполкоме... Через полгода хождений по кабинетам Коровкину допустили к загранкомандировке.

В чистом поле

А дальше неповоротливый механизм завертелся со скоростью лопастей боевого вертолета. Татьяна приехала в Москву, там всех прибывших встретили военные, собрали в группу, быстро отвезли в аэропорт. Через два часа они были уже в Кабуле. Затем пересадка на вертолет, и вот уже Татьяну высаживают близ города Баграм.
Инфекционный госпиталь развернули прямо в «чистом поле». Здесь Татьяна и должна была работать – еще на родине после повышения квалификации она стала фельдшером, а эти медработники широкого профиля могут трудиться в должности медсестры в любом отделении. В Афганистане эти отделения были весьма специфичные: малярийное, дизентерийное, гепатитное,  неясной этиологии и реанимационное.
Инфекции косили наших бойцов не меньше афганских пуль. Чужая страна,  жаркий климат, способствующий молниеносному размножению бактерий, грязь, практически отсутствие очистных сооружений... Если местные жители, привыкшие к этому с младых ногтей, не замечали неудобств, то для россиян такая антисанитария оборачивалась болезнями. Каждый день в инфекционку привозили по 12 – 15 солдат и офицеров, для мини-госпиталя это много.
И хотя в инфекционное отделение не поступали бойцы с огнестрельными и осколочными ранениями, люди умирали и здесь – от инфекций. Справедливости ради стоит сказать, что нечасто. В Афганистане служили ребята здоровые и хорошо подготовленные физически – молодой  организм активно боролся с болезнью. И врачам удавалось за положенные три недели большинство поставить на ноги. Умирали из них, как правило, те, кого поздно доставили в больницу. Эти случаи старались не афишировать, но Татьяна знала истинное положение дел.

За покупками на БТРе

Жили медсестры в бараке. Условия были вполне приличные – комнаты на четверых, все удобства тут же. В каждом жилом помещении кондиционер. Без него невозможно. Летом такое пекло, 35 – 60 градусов, что медперсонал работал с 9 до 12 часов, потом –  трехчасовой перерыв. Зимой стояли «лютые морозы» – около 10 – 15 градусов тепла. Организм, кстати, адаптировался. При +20 Татьяна надевала теплую кофту...
Наша землячка работала в приемном отделении. Ее, ответственную, трудолюбивую, быстро повысили в должности: Коровкина стала главной медсестрой госпиталя, для человека, который недавно приехал в Афганистан, такой карьерный рост был редкостью. Казалось бы, радуйся. Но у медали, как известно, две стороны.
В госпиталь часто приезжали комиссии, они проверяли медперсонал на профпригодность. Если вдруг кто-то путался в ответах, спрашивали главную медсестру. Поэтому Татьяна спала в обнимку с медицинскими энциклопедиями и справочниками. Каждый четверг главврач устраивал экзамен для подчиненных и требовал, чтобы ответы от зубов отлетали. Как признается Татьяна Ивановна, потом еще долго по четвергам она волновалась в ожидании экзамена.
Местных жителей Татьяна практически не видела. Госпиталь – закрытый объект, сюда  попадали только русские.
Выход в город всегда был событием. Врачи и медсестры собирались группами по 4 – 5 человек и заказывали бронетранспортер с охраной. На нем и ездили в Баграм за покупками. Причем в путь отправлялись, как правило, сразу два БТРа, чтобы один прикрывал другого и в случае нападения мог  увезти всех.

Мы жили дружно

– Баграм – городок небольшой. Глиняные дома и палатки. По улицам бегают чумазые дети, предоставленные сами себе,  – вспоминает Татьяна Ивановна.
Афганские мужчины с любопытством смотрели на русских женщин, одетых в легкие летние платья. В Афганистане женщины носят закрытую одежду и паранджу, им нельзя показывать лицо,  руки. Приезжая в город, наши солдаты  помогали медсестрам выбраться из БТРов. Местным жителям казалось неприличным, когда мужчина на виду у всех касается посторонней женщины, они смотрели на это неодобрительно. А вот в Кабуле – столице Афганистана – Татьяна увидела и многоэтажные дома, по ее признанию, она словно в Ярославле побывала.
Когда живешь и работаешь в чистом поле, деньги особо тратить не на что. Покупать продукты не было нужды,  в столовой кормили вкусно и сытно. Иногда женщины на территории больничного городка  покупали деликатесы – ветчину в банках и сладости. В афганских селениях еду старались не брать. А вот одежда и ткани в местных торговых палатках женщинам нравились. Самые лучшие товары были у индусов, с ними, кстати, общались жестами.  
– Мы дружно жили. Ходили друг к другу на дни рождения, вместе отмечали праздники, 23 февраля, 8 Марта, Новый год, – рассказывает Татьяна Ивановна. – Кто-то из врачей, съездив домой в отпуск, привез искусственную елку. Другой – мишуру и гирлянды, чтобы встретить Новый год, как на родине.
В свободное время Татьяна читала, вязала и... каждый день писала домой. Когда Коровкина вернулась в Ярославль, почтальон, встретив ее, засмеялась: «Так вот кто заставлял  меня так часто письма разносить».

Пора домой

Контракт закончился. Возможно, Татьяна и продолжила бы военную карьеру уже в другой стране – она выбрала Югославию, но жизнь распорядилась иначе. В ноябре 1988 года у Коровкиной умерла мама. Татьяна засобиралась домой.
Переход к мирной жизни прошел на удивление незаметно. Для Татьяны мало что изменилось: как и в Афганистане, работала в Ярославле от зари и до зари. Она вновь стала трудиться в женской консультации. Потом освоила массаж. И даже на пенсии продолжила работать массажистом, сначала в салоне красоты, а потом на дому.
Из своих афганских подруг Татьяна Коровкина общается лишь со своей землячкой  Маргаритой Мусалаевой и с украинкой Аллой Ривкиной. Но зато Татьяна Ивановна – постоянный гость на встречах участников афганских событий. Каждый год в феврале в ДК «Строитель» собираются те, кто прошел Афган.
– Мне кажется, если мы не будем встречаться и напоминать о себе, люди могут забыть про Афганистан, про то, что там происходило, – считает Татьяна Коровкина.

ФОТО Сергея ШУБКИНА

Автор: Владимир Кобылинский

Комментарии

Другие новости раздела «Из истории»

Читать