10:49 Среда, 1 Апреля 2020
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Девушка на Кубе

18 Мая 2010
Ярославская медсестра воевала в джунглях песней.После выхода статьи в нашей газете о ветеране Галине Краснощековой нашлось еще четверо «кубинцев». Одна из них Нина СЕргеева. Попросившись служить в Германию, молоденькая медсестра Нина не представляла, что через пару месяцев она будет в кубинских джунглях в тени ядерных ракет петь «выходила на берег Катюша».

Поедете в другую страну
Нина, тогда еще Поликарпова, работала медсестрой в Ярославской психоневрологической больнице. Зарплата медсестер и сейчас, и 50 лет назад небольшая, поэтому решила девушка завербоваться и поехать служить в военный госпиталь группы советских войск в Германии (ГСВГ).
Шел июнь 1962­го, отношения с США у Советского Союза накалились до предела. Хрущев решил тайно перебросить на Кубу ядерные ракеты. Это называлось операцией «Анадырь». Буквально через четыре дня после подачи заявления Нину вызывают в облвоенкомат и говорят: «Забирайте заявление. Поедете не в Германию, а в другую страну. Возможно, придется участвовать в военных действиях». Еще через пару дней ярославна оказалась в подмосковном Подольске, где медсестры учили воинский устав, тренировались нести наряды по кухне и столовой, шили юбки из военной ткани, чтобы принять присягу в форме.
Служить предстояло на станции переливания крови. Через две недели их отвезли в Балтийск, где медперсонал ждал теплохода. Пришел чудо­лайнер «Николаев». Этот комфортабельный пассажирский красавец только спустился со стапелей.
Лишь в Атлантике им сказали: «Идем на Кубу». Над ними постоянно пролетали американские самолеты. К концу второй недели пути на горизонте увидели Гавану. Остановились и еще 12 часов стояли на рейде по каким­то секретным соображениям. Вначале разместились в деревне за колючей проволокой под охраной кубинских военных. Но их быстро перевели в Гавану, в помещение военной академии в Касабланке. Курсанты все были в джунглях, и пустые казармы приютили станцию переливания крови. Девушки учились брать кровь в полевых условиях, потом делать из нее сыворотки и плазму. А в свободное время гуляли по территории академии. Пели, чтобы не было скучно. И вот в один из таких вечеров путь Нины пересекся с двумя импресарио в погонах – на острове Свободы создавали ансамбль песни и пляски ограниченного контингента советских войск на Кубе. И опытное ухо руководителя сразу выделило Нинин голос.
Девушка, которая поет
Играть в артистку Нина начала с самого детства. Наряжалась и пела перед зеркалом. В школьные и студенческие годы занималась в разных певческих кружках, и вершиной этого было участие в капелле Николая Грунского. Ее учительница по вокалу все пыталась направить девушку в консерваторию, чтобы талант не пропадал, но в послевоенные голодные и трудные годы люди выбирали более приземленные профессии.
Кто ж знал, что творчество ее на Кубе найдет. Поликарпову зачислили в ансамбль, а еще через неделю состоялась первая гастрольная поездка.
В ансамбле было пять поющих девушек, музыкальный квартет и девятнадцать танцоров. Посадили в автобус и без всяких машин сопровождения отправили в джунгли. Инструменты лежали в начале салона, а в конце складировалось оружие. Свою первую концертную поездку совершили к нашим солдатам­ракетчикам. Ехали в пятидесятиградусную жару по узким лесным тропам. Климат был тяжелый, влажный. Приехали выжатые как лимоны и увидели наших ребят.
Рай в джуглях
– Они были в кирзовых сапогах, голые по пояс, все искусанные насекомыми, исцарапанные. У них не было никакой связи с Родиной. Было очень тяжело морально, и вдруг появляется концертная бригада. У ребят лица просветлели, когда они поняли, что о них думают и помнят. Тут же побросали все дела и устроились прямо на земле, чтобы послушать концерт, – вспоминает Нина Сергеева.
– Вы же там пели и плясали. Наверное, не служба была, а рай? – спрашивали потом знакомые Нину Сергееву.
Прошло пятьдесят лет, но когда она рассказывает о «райских» условиях жизни, ее голос начинает дрожать, а на глаза тут же набегает предательская влага.
– Нас первые дни хорошо кормили, а потом мы ели то, что привезли с собой. Сухую картошку и перловку. Нам давали по десять песо: на эти деньги можно было купить только помаду или крем. В других госпиталях выдавали 70 песо, и девушки могли себе и фрукты купить, и одежду, нам же ни на что не хватало, – говорит ярославна.
Это объясняли тем, что Куба находится в экономической блокаде.
Нашим медсестрам выдали такую одежду, что в ней ходить было неудобно. Выйти в город в этом было стыдно.
Русских кубинцы даже дразнили: «Руссо хрю­хрю». Поликарпова, когда собиралась на Кубу, взяла с собой всю летнюю одежду, которая у нее была, даже свадебное платье. Она использовала его в качестве концертного. По городу ходила в привезенных из СССР сарафанах. Наши русские девушки однажды не выдержали и пошли в местное министерство торговли, попытавшись там купить одежду. Это стало известно на Родине, и всем девушкам вскорости привезли красивые немецкие и польские платья.
И до сих пор Нина Сергеева с удовольствием вспоминает, как гостили у наших подводников в Мариели и Матансасе. Ансамбль там хорошо накормили – у моряков со снабжением получше было. Полтора часа концерт и тут же обратно, поскольку стоявшие в лесах воинские части не способны были разместить на ночлег три десятка артистов.
Как вырезали Че Гевару
Но наши артисты выступали не только перед соотечественниками. Они проехали всю Кубу от Пинар­Дель­Рио до Гуантанамо. Выступали перед кубинскими военными и братьями Кастро. В клубе района Чико Нина Сергеева выступала в День революции перед высокими гостями, в числе которых были Фидель и Рауль Кастро.
– Поджилки тряслись, мало того что Фидель был в зале, так еще и кубинское телевидение присутствовало. И надо же: они сняли именно тот момент, когда я от волнения сфальшивила на одной ноте. А с Фиделем мы почти и не общались. Он нас поприветствовал после концерта и пошел общаться с нашими дипломатами. Но он показался мне человеком открытым. А вот его сестра как­то приезжала в клуб, где мы выступали. Блондинка на дорогущем лимузине, она была очень высокомерна, – вспоминает Нина Михайловна.
А вот с первым министром промышленности Кубы Эрнесто Че Гевара ярославна познакомилась поближе.
– Невысокий такой, статный мужчина с красавицей женой­мулаткой с нами познакомился на вечере советско­кубинской дружбы в отеле «Гавана Либре». Общались на ломаном русском с его стороны и корявом испанском с нашей. Но помню – смеялись много. Потом он даже с нами сфотографировался, дал автограф. А когда фотографию нам сделали, то на них товарищ Че был вырезан, – говорит Нина Михайловна.
Из всего репертуара нашего ансамбля кубинцы, от обычного солдата до команданте Фиделя, очень любили четыре наши песни: «Подмосковные вечера», «Калинку», «Смуглянку» и «Катюшу». В конце концертов наши пели гимн Кубы на испанском, говорили «Вива Куба», «Вива Фидель», «Вива Хрущев».
Путь домой
Прогастролировав по джунглям 7 месяцев, Нина Михайловна поняла, что измоталась, вернулась в свою медчасть. Там ее недуг и скосил. Заболело ухо, и ее отправили оперироваться в СССР на три месяца раньше всех остальных. Она приехала летом, получила деньги, которые ей начисляли за службу на Кубе. Купила себе белый воротник, сапоги, шапку и черное пальто – она всегда была модницей. А остальное оставила на свадьбу. Вернулась работать в больницу, откуда через 35 лет и вышла на пенсию.
– Вернулась к тому, от чего уезжала – к пустому карману, по сути. Но зато мы кубинскому народу помогли и войну с США предотвратили, – считает Нина Сергеева.

Автор: Владимир Кобылинский

Комментарии

Другие новости раздела «Из истории»


Ярославская скорая помощь отпраздновала 110 лет Из истории  Ярославская скорая помощь отпраздновала 110 лет 22.11.2019 Вчера в честь юбилея в Музее истории города открылась выставка, посвященная становлению службы в Ярославле и области. На ней можно увидеть миниатюрные модели автомобилей «Скорой», посмотреть «укладку» врача скорой, портативные кардиографы, аппараты искусственной вентиляции легких и даже боксы для перевозки новорожденных. В общем всю аппаратуру, которой были оборудованы «Скорые» советских времен. Свежий номер Они там все разорятся... Из истории  Они там все разорятся... 30.11.2016 В поисках национальной идеи все чаще обращаемся мы к такому явлению российской истории, как меценатство. Расцвет меценатства в России пришелся на начало ХХ века. Ярославлю с меценатами в ту пору, как и в более ранние века, очень везло, наверное, потому, что наш город всегда был купеческим. Но зависит ли меценатство только от финансового состояния? Или это состояние души?

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами г. Ярославль.
Подробнее.

Вы выписываете бумажные издания?

Нет, не выписываю и не покупаю
1696 (62%)

Нет, не выписываю, но покупаю
701 (25%)

Да, выписываю
357 (13%)

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта: