19:16 Воскресенье, 17 Ноября 2019
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Маска, я тебя знаю!

29 Декабря 2011
Все мы когда-то наряжались под Новый год снежинками, пиратами или зайчиками. Однако за пределами детских утренников карнавальных костюмов сегодня, пожалуй, и не встретишь. А ведь когда-то маскарады были самым модным развлечением зимнего сезона, и ярославцы проявляли недюжинную фантазию, изобретая поистине сенсационные наряды.

Святочные забавы
По старинным традициям, уходящим корнями в языческие поверья, Святки – 12 дней от Рождества до Крещения – становились временем всевозможных перевоплощений. Считалось, что в «Святые вечера» совершается переход от старого к новому, приоткрываются двери в иной мир и на землю приходит всякая нечисть. Работать и вершить серьезные дела (например, жениться) в эти дни строго запрещалось. Подчиняясь мистической атмосфере святочного веселья, наши предки пели задорные песни­колядки, гадали на будущую судьбу и с удовольствием рядились в самые диковинные обличья, стараясь перехитрить нечистую силу.
Ряженые надевали вывернутые наизнанку шубы и шапки, а лицо закрывали нарисованной на бересте «рожей». Кто­то вместо маски мазал лицо сажей или мукой. Персонажи были самые разнообразные. В середине XIX столетия этнограф А. Архангельский писал, что в Ярославской губернии «все девицы и молодые мужчины наряжаются цыганами и цыганками и ходят по домам ворожить на ладони; или нарядятся в красные мужские рубахи, возьмут косы и грабли и отправляются с песнями по соседним деревням, как во время сенокоса».
К началу XX столетия все эти шумные, пестрые гулянья, как правило, сохранялись лишь в деревнях. Что же касается городского населения, то даже молодые купцы, еще полвека назад гулявшие вместе с мастеровыми, посерьезнели и разлюбили «рядиться». В образованном обществе вместо ряженых все чаще фигурировали маски. Маскарады, вошедшие в моду еще в XVIII веке, становились непременным атрибутом святочной недели. Чаще всего они устраивались 1 января или в крещенский сочельник, а вторая волна карнавального веселья накрывала город на Масленицу.

Главное – чтобы костюмчик сидел
Веселые маскарады устраивались в Ярославле не только в семейном кругу. Костюмированные балы ежегодно проводились Артистическим кружком (обществом любителей музыкального и драматического искусства), а также Обществом велосипедистов. Наибольшее количество публики собирали карнавалы на льду, устраивавшиеся на Казанском бульваре. В сиянии разноцветных фонариков, под звуки оркестра и треск фейерверков каток заполняли причудливо одетые пары, а зрители, оживленно споря, выдвигали кандидатов на лучший костюм. В конце вечера подводились итоги с выдачей ценных призов – серебряного бокала, письменного прибора или карманных часов.
Мода на карнавалы в начале прошлого столетия была так велика, что в Москве существовал целый ряд мастерских, шивших исключительно маскарадные платья. Владелец самого крупного из этих ателье купец Талдыкин впоследствии даже занялся киноиндустрией, используя свои богатые запасы для съемок фильмов «из восточной жизни». Однако взятый напрокат наряд, как и сегодня, едва ли мог поразить оригинальностью. Ярославцы – натуры творческие и маскарадные костюмы изобретали сами.
К празднику готовились задолго, продумывая образ до мелочей. Особенно ответственно относились к этому дети, окружая все ореолом строгой секретности. «Сколько было хлопот, споров и разных домашних недоразумений в связи с прежде­временным раскрытием тайн той или иной маски!» – вспоминал ярославец Сергей Владимиров. Взрослые, напротив, веселились от души. Отец Сережи, почтовый чиновник, на елке появлялся «в виде новорожденного ребеночка в пикейной кофте с голубой лентой. На шее у него висела бутылочка с коньяком, а на ней – соска». Среди мужских костюмов того времени встречались и такие образы, как «Ржаной сноп», «Бухарский еврей», «Календарь». Среди женских – «Комета Бела» или даже «Тина морская».
Семейные торжества для того и созданы, чтобы, на время забыв о делах, вернуться душой в беззаботное детство. Однако на общегородских карнавалах все обстояло не так невинно. Маска по негласной традиции, существовавшей с великосветских празднеств XIX столетия, обладала гарантией неприкосновенности. Маске разрешалось все – чудачества, флирт, насмешливые и даже крамольные реплики. Неудивительно, что в политизированном обществе начала XX столетия маска стала рупором свободомыслия.

Гражданская позиция и пародии
В 1900­х годах, прошедших под знаком первой русской революции, тематика маскарадных костюмов в Ярославле неизменно отличалась злободневностью. Благодаря описаниям местной прессы мы можем представить себе самые нашумевшие из них: «Свободомыслие» – наряд, сделанный из черносотенных газет с замком на рту, «Цепи» – стильный арестантский халат с ручными кандалами, «Гражданин первого сорта», «Пролетарий всероссийский»…
Полиция, присутствовавшая на таких вечерах для поддержания порядка, на «цепи» и «пролетария» косилась подозрительно, но мер никаких не принимала. Однако у организаторов маскарадов, опасавшихся проблем с властями, были свои способы проявления благона­дежности. К примеру, на крещенском маскараде в Артистическом кружке первый приз был присужден женскому костюму «Свободная Россия»: красное платье, окаймленное железной цепью. Награждение дерзкой маски было встречено бурей аплодисментов, но правление кружка, дабы не поощрять политическую сатиру, подменило ценный приз дешевкой. Все это привело к скандалу, полемике и в целом, по выражению газет, «придало пикантность всему вечеру».
Из высших сфер большой политики карнавальные маски могли легко снизойти к насущным проблемам провинциального Ярославля. Здесь фантазия наших земляков была поистине неисчерпаема. На одном из вечеров внимание привлек костюм «Наш городской театр», представлявший дряхлого, хромого старика в лохмотьях. На голове старика был прикреплен легко узнаваемый силуэт ярославского храма Мельпомены, остро нуждавшегося в ремонте (дело было в 1907 году, еще до постройки нынешнего здания театра). С обличительной миссией выступал и наряд под названием «Кружок», сшитый из игральных карт. Под «кружком» подразумевались местные любители драматического искусства, главное занятие которых, по свидетельству современника, состояло «в ежедневной отчаянной карточной игре».
Не чужды были ярославцам и шуточные пародии. Как­-то первое место на маскараде занял остроумный костюм под названием «Дачный муж», изображавший помятого и увешанного авоськами супруга, ежедневно мотавшегося со службы на дачу к семье. А самым очаровательным персонажем на ярославском маскараде был, пожалуй, появившийся однажды медведь с секирой: «он изредка ворчал, нередко уходил в буфет, а с середины вечера сел и стал сосать свою мохнатую лапу».

Автор: Мария АЛЕКСАНДРОВА

Комментарии

Другие новости раздела «Из истории»


Реклама.

Вы можете разместить вашу рекламу на сайте или в газете.
Подробнее.

Опрос

Вы выписываете бумажные издания?

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта: