03:19
16 октября,
суббота 2021
°С
Ярославль,
Ярославская обл., Россия
Мы в Telegram
12 Декабря 2013
Из истории

Мой завод – моя судьба

Пройдет несколько дней, и 2013 год станет  историей. Кто­то оглянется и вспомнит, каким он был, а кто­то просто перелистнет страничку календаря и будет жить дальше. Но есть и те, кто бережно хранит в памяти историю каждого прожитого года, чтобы рассказать потомкам, как это было.

К таковым можно отнести и  недавних гостей нашей редакции Валентина Раздрогина, Василия Гринева и Дмитрия Швырева, ветеранов одного из старейших ярославских предприятий – моторного завода.

Ты помнишь, как все начиналось…
   …Мы сидим за большим столом и рассматриваем старые черно-белые снимки. Каждый из них для моих собеседников связан с чем-то очень важным, они вспоминают о том, как жили, как работали… На их лицах отражаются  переживания, радость, грусть,  одни снимки вызывают улыбку, а другие –  огромное чувство гордости за друзей, за коллег, да и  за себя, потому что смогли, несмотря ни какие трудности, сделать то, о чем мечтали.
   – Через два года моторному исполнится сто лет, – говорит ветеран предприятия  Валентин Александрович Раздрогин. – Я пришел на завод в 1950 году после окончания техникума, направили меня  в кузнечный цех, его как раз строили. Тогда, кроме нашего, на ЯМЗ открылось  еще несколько цехов – дизельный, литейный, инструментальный…
   – Перед войной на Ярославском автомобильном заводе (так тогда назывался сегодняшний «Автодизель») работало немногим более двух тысяч человек, – вспоминает Василий Михайлович Гринев. – Занимались в основном ремонтом машин, впрочем, этим дело не ограничивалось, потому что и автомобили тоже выпускали. Тогда у нас не было своих двигателей, приходилось закупать зарубежные, но советские инженеры уже начали работать над их созданием. Помешала война. Когда она началась, больше половины рабочих  ярославского автозавода ушли на фронт, их места заняли подростки и женщины. Как и все, они трудились без выходных, потому что гусеничные артиллерийские тягачи, которые мы выпускали, очень нужны были нашим солдатам.
   После победы на автозаводе еще собирали машины, но предприятие не имело производственных возможностей для того, чтобы их изготавливать в большом количестве. Было решено, что завод  сосредоточится на выпуске двигателей, а ставить их будут на грузовики, которые начали собирать в Минске и Кременчуге.
   К 1958 году серийный выпуск  двигателей был налажен, именно тогда ярославский автомобильный был переименован в ЯМЗ. К тому времени на предприятии работали около четырех тысяч человек. А к середине 70-х эта цифра увеличилась практически в десять раз! Производство стремительно росло, строились новые корпуса, создавались новые рабочие места.
   – Это было замечательное время! – говорит Василий Михайлович. – Такой энтузиазм у людей был. После войны мужчины, не успев снять гимнастерки,  вставали к станку. Тогда на звания, на награды мало кто обращал внимание – где было место, туда и устраивались. Правильно Валентин Александрович подметил – за должностями никто не гнался.  Он ведь тоже учился, получил квалификацию мастера, а в кузнечный цех простым электриком устроился. Это потом  он его возглавил, но начинал-то с низов!
   Кстати, учились многие тогда по вечерам. Днем работали, а затем  шли на занятия. Многие фронтовики, ушедшие на войну сразу после школы или из института, продолжили обучение. Вскоре открыли и школу рабочей молодежи. А в 1955 году в технологический институт стали набирать студентов на новую специальность «Двигатели внутреннего сгорания».

Я знал, что для меня открыты все пути
   – Сам я родом  из Оренбурга, в конце 50-х в армию ушел,  когда отслужил, приехал в Ярославль и поступил в технологический институт. Мечтал, что как только окончу его, обязательно пойду работать на моторный. Ничего другого мне и не надо было, – говорит Дмитрий Григорьевич Швырев. – Понимаете, у меня в жизни была цель, а реализовать ее мне помогли трудовой коллектив, мои наставники, комсомол и партия. Я верил и знал, что для меня действительно открыты все пути.
   Кстати, в те времена часто приходилось  совмещать работу и учебу. В  1961 году я пришел работать на ЯМЗ и одновременно учился в институте. Это длилось полтора года,  сдав все экзамены, я перешел на дневное отделение.
    В 1967 году после окончания вуза стал мастером  агрегатного цеха №1, там как раз тогда Валентин Александрович Раздрогин работал заместителем начальника. У нас в то время на заводе существовала мощная комсомольская организация, более двух тысяч человек. Были мы дружными, локоть товарища я лично всегда чувствовал.  Если ты хотел чего-то добиться, надо было уметь только одно – хорошо работать. Через полтора года меня перевели в старшие мастера, потом я стал начальником участка, заместителем начальника цеха и вместе с Валентином Александровичем Раздрогиным  отработал в агрегатном семь лет. Затем новый виток карьеры – меня перевели в производственно-диспетчерскую службу завода.
   От руководителя тогда требовалось не только быть хорошим специалистом, но и уметь работать с коллективом,  если ты с людьми не ладишь,  ничего у тебя не получится. У нас  трудились и те, кому только 16 исполнилось, и те, кому за 60 перевалило, и со всеми надо суметь найти общий язык. Под моим началом было 120 человек, а когда стал заместителем начальника цеха, и того больше – две тысячи. Понятно, что если ты хотел идти дальше по служебной лестнице, нужно  вступать в ряды КПСС…И я стал коммунистом.

Иду на рекорд
   – Знаете, когда мне лучше всего жилось? – хитро улыбнувшись, спросил Валентин Александрович. –  Когда не было ни одной свободной минуты!  С удовольствием вспоминаю 60-е годы, на мой взгляд, это самое веселое время. Мы были молодыми,   хотели работать и работали: и комсомольцы, и коммунисты, и слесари, и инженеры… Я тогда в кузнечном цехе трудился, там с одной стороны кузня, а с другой – машины собирали. Испытывали их наши же специалисты, нередко за руль садился в будущем один из генеральных директоров «Автодизеля»  Виталий Алексеевич Долецкий, он тогда был начальником цеха сборки автомобилей. Площадей не хватало, а машины наши, как и спустя несколько лет двигатели, ждали во многих городах страны. Энтузиазм в те годы переполнял людей, страна отстраивалась, жизнь лучше становилась, и все это видели.
   – К каждому празднику шли  на рекорд, принято так было – дарить Родине трудовые подарки, – продолжает рассказ коллеги Василий Михайлович. – И никто не оставался в стороне, все подхватывали почин и шли вперед. Конечно, были и те, кто не выдерживал, уходил, но таких насчитывались единицы. С места на место летать было не принято, текучесть кадров на заводе была небольшая.
   – А какие у нас  вожаки комсомольские были сильные, –  говорит Валентин Александрович. – Лев  Соколов, Георгий Потапов… Короче, жизнь кипела.
   – Мы с супругой одногодки, она тоже на заводе работала, наш общий трудовой стаж  85 лет, – добавляет Дмитрий Григорьевич. –  Вырастили двоих детей. И я вам скажу, что проблем, с кем их оставить, у нас никогда не возникало. Сначала водили малышей в ясли, потом в детский сад. Поступили в школу – стали в пионерские лагеря ездить, и мы никогда не беспокоились, что за ними некому будет присмотреть. Мы были уверены в завтрашнем дне. Работать на моторном считалось престижно.

И двигатели выпускали, и дома строили
   – Сегодня молодежь, конечно, вряд ли знает, что кроме машин и двигателей завод  выпускал товары народного потребления, и немало – более двух десятков наименований: кастрюли, коляски,  бытовые приборы, – вспоминает Василий Михайлович. – Полученную прибыль вкладывали в строительство жилья, спортивных сооружений, детских садов, больниц, баз отдыха. И сегодня  эти объекты служат ярославцам, как и наш Дворец культуры имени Добрынина.
   Мы как-то подсчитали, что если заводчане одновременно захотят отдохнуть в наших пансионатах,  позаниматься спортом, сходить на занятие кружка, то наши досуговые учреждения смогут принять одновременно до  шести тысяч человек! И учтите, тогда это все было бесплатно! Ты шел в плавательный бассейн, а от тебя, кроме справки от врача, никто  ничего не требовал. Это очень стимулировало людей! Они строили дом и знали – им в этом доме дадут  квартиру. И не через три – пять лет, а через год. Многие наши рабочие  прямо от станка шли на стройку, и все получили жилье.
   Бывало, что давали квартиры и вне очереди, например, мамам, у которых двойня родилась. У них был уже ребенок, захотели второго, а тут тебе подарочек – сразу двое! Таким сразу жилье предоставляли. Я в свое время был председателем завкома и помню, что в течение года мы выписывали до полутора тысяч ордеров на квартиры! Вы знаете, что около двух десятков многоквартирных домов на Ленинградском проспекте построено руками наших рабочих? Нет? Очень жаль! Мне бы хотелось, чтобы горожане помнили об этом.
   Начавшиеся в 90-х годах политические процессы в стране, курс на рыночные реформы, по мнению наших собеседников, привели к обвалу производства. Особенно тяжелая ситуация сложилась к 1993 году, когда на заводе перестали выплачивать зарплату, и  людям приходилось увольняться. Но сегодня на предприятии трудятся 6,5 тысячи человек. И ветераны надеются, что престиж рабочей специальности, высокое звание моторостроителя будет восстановлено.
Людмила ДИСКОВА
Фото Василия ПЕТРОВА
и из архивов ветеранов ЯМЗ

Автор: Ольга Скробина

Комментарии

Другие новости раздела «Из истории»

Читать