14:35 Пятница, 13 Декабря 2019
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Называл меня Машей

3 Августа 2010
День Военно-морского флота РФ, который в этом году отметили 25 июля, для Манефы Евгеньевны Молотовой особенный. В этот день она достает семейный альбом, где среди других фотографий ищет снимки кораблей, моряков. Ее муж Николай Григорьевич Молотов служил на Черноморском флоте, там его застала война…

Мы с тобой два берега у одной реки
Николая Молотова призвали в армию в 1939 году и отправили на Черноморский флот, в город Севастополь. В это время там как раз был пущен на воду крейсер «Молотов», названный так в честь наркома иностранных дел Вячеслава Молотова. Того самого, который подписал договор о ненападении между СССР и Германией, вошедший в историю как пакт Молотова­Риббентропа. На этот­то боевой корабль­тезку и попал ярославский новобранец Молотов.
Через год молодой моряк приехал домой на побывку. Его родная деревня находилась неподалеку от Толги. Николай стал ходить на танцы в клуб, который располагался на территории бывшего Толгского монастыря, превращенного в детскую колонию. В клубе играл духовой оркестр, притягивая молодежь со всей округи. Однажды на танцах Николай пригласил на вальс симпатичную девушку. У нее оказалось редкое, необычное имя – Манефа. После танцев морячок пошел провожать девушку — так начался их роман. Жила Манефа на противоположном берегу Волги. Стоял месяц март. И Николай каждый день ходил по льду через реку, чтобы встретиться с любимой. Они гуляли, ходили в кино. И потом их опять разъединяла Волга. Словно это о Николае и его возлюбленной пелось в некогда популярной песне «Мы с тобой два берега у одной реки».
Но пришло время возвращаться в Севастополь. Николай писал Манефе трогательные письма. А потом грянула война.

«Трансплантация» кормы
Севастополь в числе первых городов подвергся налету фашистской авиации. В героической обороне города участвовали и корабли Черноморского флота, среди них – крейсер «Молотов». Прорываясь в осажденный Севастополь, боевые суда доставляли боеприпасы, увозили на Большую землю раненых, стариков, женщин, детей, вели артиллерийский огонь по позициям врага.
Летом 1942 года Николай неожиданно появился в Ярославле. И бегом к Манефе — с предложением руки и сердца. Девушка глянула на друга, а у него на бескозырке надпись – «Молотов». «Что это у тебя на лбу? Фамилия?» – удивилась Манефа. «Нет, это название крейсера», – с гордостью ответил Николай. На сей раз он прибыл в город по важному заданию. Командование корабля, узнав, что Молотов из Ярославля, послало его привезти из Пошехонья адмиральскую женуиспанку с дочерью. Николай с заданием справился.
А на Черном море шли ожесточенные бои. В начале августа 1942 года во время воздушной атаки взрывом торпеды у «Молотова» оторвало 20 метров кормы. Погибли 18 человек. А вот Николай остался жив. Потом, после войны, он рассказывал, что в течение первых минут матросы не заметили потери кормы. От стрельбы стоял такой грохот, что на мостике не услышали взрыва торпеды. А когда обнаружили чудовищное повреждение, послали донесение командующему флотом. Ответ был таков: спасти крейсер во что бы то ни стало. На корабле начались аварийные работы – в борьбу за выживание включился весь экипаж. Поскольку винты не пострадали, крейсеру удалось вернуться на базу. Но что с ним делать? Бросить, когда идут ожесточенные бои и каждый корабль на счету? И руководство Военно­морского флота нашло нестандартный выход из ситуации – отрезать корму у недостроенного крейсера «Фрунзе» и приделать ее к «Молотову». Операция была сложной, но прошла успешно. После испытаний «Молотов» вновь вступил в строй. И только опытный глаз мог заметить «трансплантацию» кормовой части.

С Леонидом Ильичом не встречался
Правда, восстановленный корабль в боевых действиях под Севастополем больше не участвовал. Его экипаж отправили на сухопутный фронт – в знаменитую 83ю отдельную бригаду морской пехоты. Там мичман Николай Молотов, награжденный медалями «За отвагу» и «За оборону Севастополя», стал старшиной. 83я морская бригада сражалась за освобождение от фашистских захватчиков Таманского полуострова и Крыма, Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Чехословакии. Когда под Новороссийском возник плацдарм под названием Малая земля, в 83ю бригаду пришел приказ о высадке, причем одновременно с вестью об окончательном разгроме фашистов в Сталинграде. Воодушевленные победой нашей армии моряки рвались в бой за освобождение Новороссийска.
Когда во времена генсека Брежнева началось воспевание Малой земли, знакомые спрашивали Николая Григорьевича, не встречал ли он в годы войны на этом огненном плацдарме Леонида Ильича. «Не пришлось», отвечал бывший фронтовик.

Нарком остался в названии
В 1943 году Николай был ранен на румынской границе, попал в госпиталь. После лечения его комиссовали, и он вернулся в Ярославль. В том же году Николай повел Манефу в загс. Прожили супруги Молотовы вместе 48 лет. У них родились трое детей, но дочь умерла в младенчестве от скарлатины, а один из сыновей трагически погиб. Остался только Евгений. Сам же Николай Григорьевич не дожил два года до золотой свадьбы со своей любимой Машей.
– Когда муж был в хорошем настроении, то называл меня ласково Машей, а когда злился, то Манефой, – говорит с улыбкой Манефа Евгеньевна. – Мне никогда не нравилось мое имя. Его дал мне при крещении отец. Я даже хотела сменить имя при получении паспорта, но отец не разрешил.
...После войны Николай Григорьевич трижды встречался с однополчанами в Севастополе. Собирались бывшие фронтовики на своем боевом крейсере. Правда, теперь он имел другое название. В 1957 году, после разоблачения антипартийной группы Молотова, Кагановича, Маленкова, корабль был переименован из «Молотова» в «Славу», что послужило поводом для шуток, ведь имя Молотова – Вячеслав, то есть Слава. Так что сталинский нарком осталсятаки в названии. Кстати, он никогда не был на корабле, названном в его честь. Из последней поездки в Севастополь Николай Григорьевич привез фотографию, сделанную в 1985 году в день 95летия Молотова у него на даче: престарелый сталинский сподвижник среди группы бывших моряков на фоне огромной фотографии крейсера «Молотов».
У ярославских Молотовых тоже хранится фото знаменитого крейсера.

Автор: Зинаида Шеметова

Комментарии

Другие новости раздела «Из истории»


Реклама.

Вы можете разместить вашу рекламу на сайте или в газете.
Подробнее.

Опрос

Вы выписываете бумажные издания?

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта: