08:06 Вторник, 16 Июля 2019
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

«Пивные короли» Российской империи

1 Ноября 2011
О знаменитой ярославской расторопности недаром слагаются легенды, ведь Ярославская губерния долгие века считалась настоящей кладезью предпринимательских талантов. Как во времена первых Романовых, так и в бурном XIX столетии наши земляки умели заявить о себе в кругах российской деловой элиты.Из ярославской глубинки вышли знаменитые на всю страну пивовары Дурдины, причислявшие к своим постоянным клиентам даже государя-императора.

На заработки в Моcкву
Блестящая история клана Дурдиных начиналась более чем просто. Однажды осенним днем 1817 года 20-летний крестьянский паренек Иван Дурдин покинул родное село Шестихино, что в Мышкинском уезде, и пешком отправился на поиски счастья в Москву. Недавно женившись, Иван надеялся подзаработать в первопрестольной, а барин не возражал, рассчитывая, что юноша, вернувшись, заплатит ему оброк «живыми» деньгами. Многие крестьяне из наших малоземельных, скупых на урожаи краев в то время подрабатывали зимами в крупных городах, отправляясь в так называемый отход.
Следуя примеру земляков, Иван Дурдин устроился в торговое заведение, однако преуспел больше иных ярославцев. Уже через три года он смог выкупиться на волю вместе с семьей. Магазин, в котором служил наш расторопный герой, принадлежал Московскому обществу пивоваров, и вскоре Дурдин изрядно поднаторел в продаже пенного напитка. Смекалистый и деловитый, он пользовался доверием начальства и через несколько лет был назначен приказчиком на один из пивоваренных заводов общества в Санкт-Петербурге.
Скопив солидный капитал, Дурдин, конечно, подумывал о собственном деле. В 1836 году питерский завод, где он работал, был выставлен на продажу, и Иван Алексеевич первым вызвался его приобрести. Так приказчик пивоварни стал ее хозяином, и с этого момента начинается история знаменитой фирмы Дурдиных, славившейся своим пивом на всю Россию.

Империя Дурдиных
Купив свой первый завод в 1836 году, Иван Дурдин не собирался останавливаться на достигнутом. Природная сметливость помогла ему верно оценить ситуацию и сделать ставку на «народного потребителя», на сбыт продукции в популярные трактиры и лавки. Дело быстро пошло в гору, и в 1839 году Дурдин купил еще одну пивоварню на Обводном канале.
В 1846 году крестьянский сын Иван Дурдин стал купцом третьей гильдии. Его дети Иван и Андрей, с ранних лет работая на производстве, готовились преумножить семейный капитал. Побывав в Европе, молодые люди ознакомились с опытом пивоваров Дрездена и Пльзеня, а на заводах Дурдиных появились передовое заграничное оборудование и даже лаборатория, где «выводились» новые пивные сорта.
В год товарищество «Иван Дурдин» выпускало до миллиона ведер пива и прохладительных напитков. Только в столице работало 12 фирменных магазинов! Даже император Александр II особо уважал дурдинский «Портер». Не случайно в 1857 году Иван Дурдин получил право разливать продукцию в бутылки с изображением двуглавого орла – высшего знака качества дореволюционной России.
К концу XIX века пивовары Дурдины входили в элиту российского купечества, состояли в родстве и деловом партнерстве с купцами Елисеевыми – владельцами знаменитых столичных гастрономов и тоже, кстати, нашими земляками. Пиво Дурдиных знали и с удовольствием пили по всей России, однако империя Дурдиных не ограничивалась одним лишь Петербургом. В 1870-х годах Иван Иванович Дурдин, внук основоположника династии, задумал открыть пивоваренное производство в Рыбинске. Этот волжский городок частенько называли «русским Чикаго»: здесь находился центр всероссийской хлебной торговли, привлекавшей многомиллионные капиталы. К тому же для Дурдиных Рыбинск был почти родным.

За рекой Черемухой
В 1877 году Иван Иванович Дурдин приобретает в Рыбинске 10 участков земли за рекой Черемухой и подает городским властям прошение на постройку пивоваренного завода. Заводской комплекс, выстроенный по проекту столичного архитектора Василия фон Геккера, заставил рыбинцев ахнуть от изумления. По виду это был практически средневековый замок с массивными стенами, остроконечными башнями и затейливыми флюгерами. Да и название дурдинскому заводу было дано звучное, нездешнее – «Богемия». Задолго до открытия завод Ивана Дурдина стал одной из главных достопримечательностей Рыбинска?
В подшивке «Ярос-лавских губернских ведомостей» за 1878 год сохранилось любопытное рекламное объявление: «Пивоваренный завод «Богемия» Ивана Дурдина в Рыбинске честь имеет донести до сведения публики, что открыл свои действия и выпускает в продажу разных сортов пиво и мед, как бочками и бочонками, так и в разливе бутылками... Требования будут исполняться безотлагательно и аккуратно».
Рыбинская «Богемия» стала крупнейшим пивоваренным заводом губернии. Работали здесь до 80 человек, а производительность предприятия превышала 350 тысяч ведер в год. Разнообразие сортов поражало воображение гурманов: пиво «Венское» и «Богемское», «Мартовское», «Черное»… Иван Дурдин даже изобрел собственный, эксклюзивный сорт пива – «Каульбахское». Для приверженцев русских традиций выпускались фруктовый и клюквенный мед, а сторонникам здорового образа жизни «Богемия» предлагала прохладительный напиток «Ситро».
Резиденцией Дурдиных являлся трехэтажный дом на улице Крестовой, где пивовар жил с супругой и тремя сыновьями. Лето семья проводила на даче в селе Кстово, где в наши дни располагается санаторий им. Воровского. Высокий и осанистый, в прошлом гвардейский офицер Иван Дурдин отличался своевольным нравом, всегда оказываясь в эпицентре светской жизни. Первым среди рыбинцев он обзавелся собственным автомобилем, любил эпатировать публику.

Как расторопные ярославцы покорили Финляндию
Не только Дурдины прославили наш край на ниве пивоварения. Существует версия, что и у пивных королей Финляндии – купцов Синебрюховых – тоже были ярославские корни. Пивоваренному заводу «Sinebrychoff» почти 200 лет, и по сей день он остается одним из самых знаменитых финских предприятий. А в синебрюховском особняке в центре Хельсинки теперь музей, где хранятся шедевры великих мастеров и семейные легенды русских купцов-пивоваров.

«Цвет сменить, брюхо оставить…»
– Откуда родом были купцы Синебрюховы, сегодня трудно установить точно, – рассказывает экскурсовод по Синебрюховскому музею, православный финн Ари. – В семейных документах упоминается только название села Гаврилово. Однако, по одной из версий, корни Синебрюховых стоит искать в Ярославской губернии. На рубеже XVIII – XIX столетий на присоединенные к России финские земли часто переселяли именно ярославских крестьян.
Известно, что поначалу эта семья была небогатой и первый свой капитал Синебрюховы сделали на поставках провианта русскому гарнизону. Ассортимент товара был нехитрым – хлеб, колбасы да пиво. Но тут-то и проявилась ярославская сметливость: сделав главную ставку на неизменно популярный напиток, наши герои не прогадали.
Вспоминают в Хельсинки и другое предание о семье купцов-пивоваров. Говорят, что изначально они звались Краснобрюховыми, но основатель династии, мечтая о благозвучности «бренда», подал императору прошение о смене некрасивой фамилии. Павел I с прошением ознакомился, изрядно позабавился и наложил на документ резолюцию: «Цвет сменить, а брюхо оставить!» Так Краснобрюховы превратились в Синебрюховых, и новой фамилии, рожденной остроумием государя, суждено было войти в историю Финляндии.

С истинно русской щедростью
Разбогатев на торговле пивом, Николай Петрович Синебрюхов решил открыть в Гельзингфорсе (ныне Хельсинки) собственную пивоварню. День 13 октября 1819 года, когда купец получил официальное разрешение на ее строительство, в Финляндии отмечают как День финского пива. Старинные, впечатляющие размахом корпуса синебрюховского завода до сих пор стоят в Хельсинки, однако само производство уже переехало за пределы города. Кстати, купцы напрасно беспокоились о своей фамилии. Для финнов она все равно оказалась слишком сложной. Пиво завода «Sinebrychoff» пришлось назвать просто «Koff», сократив многострадальную фамилию до единственного слога.
Наследники Николая Синебрюхова преумножили семейный капитал, и вскоре русские купцы стали самыми богатыми людьми в Финляндии. Однако финны благодарны Синебрюховым не только за развитие промышленности, но и за шедрый вклад в культуру страны. Племянник Николая Петровича Павел Синебрюхов был страстным коллекционером произведений искусства. Увлечение купца разделяла и его супруга – актриса Шведского театра Фанни Гран. Долгие годы чета Синебрюховых собирала полотна шведских и голландских художников, уникальные портретные миниатюры, фарфор и антикварную мебель. Будучи бездетной парой, Павел и Фанни Синебрюховы завещали свои сокровища молодой Финляндской республике. Богатейшее собрание шедевров, как и синебрюховский особняк на улице Булеварди, является сегодня достоянием Финского музея зарубежного искусства.

И снова наши…
Кстати, в уютных залах Синебрюховского музея ярославцев ожидает еще один сюрприз. Гуляя среди великолепных натюрмортов и пейзажей, я совершенно неожиданно встретила знакомое, практически родное лицо – портрет Владимира Мусина-Пушкина кисти Карла Брюллова. Удивительно, но точно такой же находится в нашем Ярославском художественном музее! Как оказалось, этот портрет, один из вариантов работы Брюллова, подарил музею богатый финский промышленник Ялмар Линдер. По матери он был потомком ярославского дворянского рода Мусиных-Пушкиных. Изображенный на портрете декабрист приходился Линдеру дедом, а прадедом богатейшего человека Финляндии был граф Алексей Иванович Мусин-Пушкин, первооткрыватель «Слова о полку Игореве». Что ни говори, всюду наши…

Автор: Мария АЛЕКСАНДРОВА

Комментарии

Другие новости раздела «Из истории»


Из истории  Под сенью вековых лип 14.10.2009 В преддверии тысячелетнего юбилея Ярославль полной грудью вдыхает ветер перемен. Не удивительно, что «легкие» города – зеленые набережные, скверы, парки – первыми ощутили приближение праздника. На наших глазах обновляется и старинный Казанский бульвар, вот уже два столетия пользующийся славой одного из самых обаятельных уголков Ярославля. Прогуляемся по нему не спеша, и он поведает нам свои секреты.Липовая аллея в самом центре города – не только красивое место для прогулок, но и своеобразная веха биографии Ярославля. Дело в том, что расположен он по линии бывшей городской границы – дуги оборонительных укреплений, возведенных вокруг ярославского посада еще в XIII веке. По указу Елены Глинской (матери Ивана Грозного) здесь был сооружен земляной вал с глубоким рвом, а впоследствии и деревянная стена. Очевидец XVII столетия сообщает, что выглядели городские укрепления внушительно: «по большой осыпе четыре башни проезжих и двадцать башен глухих». Однако уже к XVIII веку граница эта потеряла и актуальность, и стратегическое значение. Говорят, сторожа на валу спали столь крепко, что однажды с его башен украли набатные колокола.     Из истории  Статс­-секретарь императора 20.01.2010 Об удивительной, полной приключений жизни ярославского дворянина, сенатора Алексея Михайловича Обрескова, сыгравшего немалую роль в победном для России завершении войны с Турцией 1767 – 1770 годов, мы рассказали в очерке «Дипломат екатерининской эпохи», опубликованном в «Городских новостях» 23 декабря 2009 года. Сегодня – рассказ о другом представителе династии дворян Обресковых, сыне Алексея Михайловича Петре.Алексей Михайлович женился в конце 1751 года, находясь в составе Русского посольства в Константинополе. Он был счастлив в браке с Марией-Ангелиной, англичанкой по отцу и гречанкой по матери. К сожалению, брак этот длился недолго: осенью 1767 года Мария­Ангелина в одночасье скончалась, приняв по неосторожности слишком большую дозу лекарства. Обресков остался с четырьмя детьми – Петром, Михаилом, Иваном и Катериной. Старшему сыну Петру было тогда 15 лет, младшей Катерине едва исполнилось полтора года. Позднее Обресков, уже возвратившись из Турции в Россию, женился вторым браком на Варваре Андреевне Фаминциной, которая родила ему сына Николая и дочь Агриппину.
Подписка онлайн.

Вы можете оформить подписку на печатную газету «Городские новости» прямо на сайте.

Опрос

Вы выписываете бумажные издания?

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта: