18:05 Понедельник, 19 Августа 2019
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Помогая больным «всех званий»

7 Декабря 2010
В декабре нынешнего года исполняется 230 лет со дня открытия первой ярославской больницы – небольшого комплекса лечебных учреждений в Загородном саду. Эта больница, как и многие открывшиеся вслед за ней, изначально была учреждением благотворительным. Так случилось, что своим существованием система здравоохранения Ярославля обязана нашим меценатам, не раз жертвовавшим средства на богоугодное дело помощи ближнему.

Все началось в 1778 году с открытия в Ярославле Приказа общественного призрения. Подобные учреждения, введенные Екатериной II, должны были руководить организацией приютов, народных школ, больниц и богаделен, существуя на скромные пособия от казны и добровольные пожертвования граждан. Нередко деятельность Приказов общественного призрения в губерниях была практически незаметной – в силу скудости средств или бюрократической волокиты. Но Ярославль – дело иное. Благодаря первому ярославскому генерал-губернатору Алексею Мельгунову уже за первые 10 лет существования Приказа в Ярославле появились и первая больница, и Дом призрения ближнего, оказывавший помощь нуждающимся и сиротам.

Жертвовали не скупясь
Больница в Загородном саду, ныне это клиническая больница скорой медицинской помощи им. Н. В. Соловьева, с течением времени расширялась, но, к сожалению, почти столетие оставалась в городе единственной. В 1861 году, в эпоху «великих реформ», в Ярославле появилась еще одна больница – и какая! Даже некрасовский «Современник» рассказал об открытии этой клиники «с особенным удовольствием», причем как о великом деле. Дело в том, что новая ярославская лечебница, расположившаяся на Волжской набережной, была абсолютно бесплатной и предназначалась для больных «всех званий». Лучшие ярославские медики бескорыстно предлагали горожанам свои услуги, а содержалась эта удивительная больница в основном на средства меценатов. Едва лишь проект лечебницы был представлен на рассмотрение городских властей, ярославский миллионер Пастухов пожертвовал на ее содержание 500 рублей серебром, а купец Кузнецов вызвался быть ее попечителем. В 1896 году стараниями все того же Пастухова для нужд лечебницы было выстроено новое каменное здание, а в 1904 году начал строиться отдельный корпус для родильного отделения, ставшей в будущем знаменитым роддомом на набережной. Благородное дело, объединившее ярославскую интеллигенцию и торговую элиту, принесло ощутимые плоды: за первые 50 лет своего существования лечебница приняла 287 тысяч ярославцев. Если учесть, что на рубеже XIX – XX веков в городе проживало не более 100 тысяч жителей, цифра эта кажется весьма солидной.

Офтальмолог, политик, меценат
В начале XX столетия Ярославль получил в подарок еще одну больницу – глазную лечебницу. Однако меценатом на этот раз оказался отнюдь не купец. Инициатором строительства больницы выступил известный ярославский офтальмолог Иван Николаевич Кацауров, обладавший прекрасной способностью увлечь за собой любого. Вняв доводам авторитетного врача, городские власти бесплатно предоставили для лечебницы участок на Волжской набережной, и даже строительный подрядчик согласился работать безвозмездно. Проект будущей больницы был разработан губернским архитектором А.А. Никифоровым, приверженцем модного в те годы «русского стиля».
Открывшаяся в 1903 году Глазная лечебница стала поистине «народной» – беднякам здесь оказывали медицинскую помощь бесплатно, возвращая зрение десяткам малоимущих пациентов. Авторитет Кацаурова прославил лечебницу далеко за пределами губернии, сам же Иван Николаевич вошел в историю медицины блестящими опытами по применению местной анестезии, снискав европейскую известность. Именно он сумел излечить от глазной болезни императрицу Александру Федоровну, супругу Николая II. Стоит отдать должное этому человеку: невзирая на предложение императорской четы занять почетную и высокооплачиваемую должность придворного доктора, Кацауров вежливо отклонил приглашение, сославшись на необходимость лечить больных в Ярославле. Оставаясь верным своим пациентам, Иван Николаевич участвовал и в политической жизни города, возглавив Ярославское отделение Союза Русского народа – главной промонархической партии страны. Революцию 1917 года, свергнувшую монархию, Иван Кацауров уже не застал. Однако к наследникам «врагов народа» новая власть была беспощадна. Больницу на набережной при советской власти, конечно, сохранили, а вот вдове Кацаурова «в связи с ихней черносотенной деятельностью» советская власть отказала даже в праве на жилье, перечеркнув все заслуги этой семьи в деле народного здравоохранения.

«Первая градская»
Полузабытым оказалось в наши дни и имя меценатов Голодухиных, построивших за Романовской заставой еще один крупный больничный комплекс, еще недавно известный ярославцам как «больница Автотранс», а ныне это областная клиническая онкологическая больница. Необходимость строительства этой лечебницы назрела в начале XX столетия, когда рост Ярославля потребовал расширения больничной сети. Губернская земская больница в Загородном саду в то время могла предложить больным не более 500 коек, обслуживая при этом жителей всей губернии. Возможность построить собственную городскую больницу пришла к ярославским властям лишь в 1912 году, причем весьма неожиданно. В прошении, поданном на имя городского головы, ярославская купчиха Юлия Голодухина предлагала в дар Ярославлю 500 тысяч рублей, «желая увековечить память своего покойного мужа, при жизни стремившегося помочь больным, бедным ярославцам». Условий вдова выдвигала немного: во­первых, основать в будущей больнице домовую церковь c приютом, а во­вторых, присвоить больнице наименование «Городская больница имени Константина Дмитриевича и Павла Александровича Голодухиных».
В 1914 году строительство было начато, однако с наступлением Первой мировой войны ему было суждено растянуться на долгие годы. Открытие больницы состоялось лишь в 1927 году – при новой власти, в новом государстве. Советский Ярославль не сдержал обещаний, данных меценатам Голодухиным. Церковь при больнице так и не была освящена, и лишь величавый шатер над главным зданием комплекса теперь напоминает об этом храме. Об официальном присвоении больнице «буржуйского» имени также не могло быть и речи. Тем не менее в народе первую городскую лечебницу долго называли «голодухинской», невзирая на идеологические догмы. Видимо, память о добром деле не подвластна ни политическим бурям, ни историческим катаклизмам, ни времени.

Автор: Мария АЛЕКСАНДРОВА

Комментарии

Другие новости раздела «Из истории»


Подписка онлайн.

Вы можете оформить подписку на печатную газету «Городские новости» прямо на сайте.

Опрос

Вы выписываете бумажные издания?

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта: