10:02 Пятница, 25 Сентября 2020
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Стрелецкая улица и ее обитатели

4 Апреля 2012
Исторический центр Ярославля по сей день сохраняет обаяние провинциального купеческого городка. Пожалуй, нигде это не ощущается так явно, как на улице Ушинского. Каждый особняк здесь исполнен достоинства, а обилие известных имен, связанных с этой короткой улочкой, позволяет ей свысока взирать на шумные проспекты.

От стрельцов до красных комиссаров
По свидетельству историков, в XVI – XVII столетиях на месте нынешней улицы Ушинского проживали служилые люди – стрельцы, получившие от государя земельные наделы. Размеры стрелецких дворов были весьма скромными – не более 30 квадратных cажен (140 кв. м). Огорода на таком клочке не разведешь, поэтому в свободное время предприимчивые военные занимались ремеслом и торговлей.
Петр I ликвидировал Стрелецкий приказ, но память о стрельцах оказалась живучей. По регулярному плану 1778 года дорога, пролегавшая по бывшей Стрелецкой слободе, вошла в состав длинной Вологодской улицы, являвшейся частью Московско-Вологодского тракта. Однако отрезок от Семеновской площади (ныне Красная пл.) до Власьевской (ныне пл. Волкова) горожане по-прежнему величали Стрелецкой улицей. Официальное и обиходное названия мирно уживались между собой, а на плане Ярославля 1911 года даже можно прочесть: «ул. Вологодская – Стрелецкая».
Лишь в 1918 году наша героиня была переименована в Красную, напоминая о торжестве пролетарской революции. В отличие от соседней Красной площади Красная улица просуществовала в Ярославле недолго. В 1946 году она получила имя Константина Ушинского, жившего когда-­то на старой Стрелецкой.

Легенды старого трактира
Перепланировка Ярославля в 1778 году повлияла не только на облик, но и на статус Стрелецкой улицы. Как и кварталы старого центра, она отныне должна была застраиваться только каменными домами. Многим обитателям бывшей Стрелецкой слободы такое жилье оказалось не по карману, и вскоре на смену скромным дворам пришли «образцовые фасады» дворянских и купеческих особняков.
Колоритный дом №2 по ул. Ушинского хорошо помнит это время. Возведенный еще при Екатерине II, он пережил немало метаморфоз и хозяев, а в середине XIX века принадлежал известным в Ярославле домовладельцам Чепахиным. Здесь в 1841 году останавливался молодой Николай Некрасов, приехавший из Петербурга на свадьбу сестры Елизаветы. Тот приезд оказался для поэта печальным: опоздав на свадьбу, он приехал к могиле матери, скончавшейся за три дня до его приезда. Все лето и осень Некрасов гостил у сестры и ее мужа подполковника Звягина, снимавших квартиру в доме Чепахина. Ездил охотиться в Грешнево, посещал театр и много работал, сообщая издателю Ф.А. Кони: «…тороплюсь наготовить разных произведений, которые можно бы продать поштучно для выручки денег на содержание своей особы...».
В 1870 году, попав в руки купца Волкова, бывший чепахинский дом был обращен в трактир. Незатейливые барельефы, появившиеся на фасаде старого особняка, обыгрывали тему «рога изобилия», а четырехколонный портик, оставшийся от прежних хозяев, как нельзя лучше подходил для вывески. Трактир, а впоследствии ресторан, был очень популярен и носил звучное название «Пассаж». Кто знает, не подсказано ли оно соседним Казанским бульваром, служившим излюбленным местом для прогулок?

С купеческим размахом
Череда великолепных особняков, выстроившихся вдоль Стрелецкой улицы, может служить своеобразной энциклопедией ярославского купечества. Первой в этом ряду предстает роскошная усадьба купцов Лопатиных (ул. Ушинского, 4).
Этот купеческий род, известный с XVIII века, являл яркий пример так называемой текстильной буржуазии. Торгуя тканями по всей стране, Лопатины имели собственное предприятие в Подмосковье и состояли в родстве с фабрикантами Локаловыми, унаследовав от них Гаврилов­-Ямскую мануфактуру. Представители рода Лопатиных не раз занимали пост городского головы, активно занимались благотворительностью и пользовались авторитетом в городе.
Все изменилось в 1917 году, когда лопатинский особняк на Стрелецкой был реквизирован на нужды советской власти. Здесь разместились штаб Красной гвардии, склад оружия и общежитие «летучего отряда». Впоследствии просторный дом Лопатиных не исчез с политической сцены: в нем размещались губисполком, ряд важных партийных организаций, а с 30х годов прошлого века здесь работает Ярославский областной суд.
Не менее представительно выглядит и усадьба Вахрамеевых (ул. Ушинского, 16), где ныне размещается Военный комиссариат Кировского района. Вплоть до сего дня здесь сохранились два нарядных флигеля и фрагмент ограды начала XIX столетия.
Главный дом поначалу был возведен из дерева и покрыт штукатуркой, однако последний владелец Авенир Федорович Вахрамеев, купивший усадьбу в 1912 году, перестроил особняк в актуальном стиле модерн. Кстати, именно этот дом­-дворец стал первым памятником Ярославля, снятым в кино. Еще в 10х годах он сыграл роль Юсуповского дворца в фильме о Григории Распутине, а в 2005 году попал в сериал о Есенине: возле него босая Асейдора Дункан в исполнении Шон Янг бежала за уходящим Сергеем Безруковым.

Добрая память
Помимо купеческих усадеб на Стрелецкой улице располагались доходные дома, аптека Моргана, популярная в городе кондитерская Юрезовского. Последняя упоминается в дневнике Александра Островского, посетившего наш город в 1849 году: «…с правой стороны от Волги идет Стрелецкая улица; на ней кондитерская Юрезовская. В одном доме с этой кондитерской живет Ушинский. Заходил к нему, потолковали с ним побольше часу». Долго считалось, что речь здесь идет о доме №30 по улице Ушинского, однако по другой версии молодой педагог жил в доме №16а – в одном из флигелей уже знакомой нам усадьбы.
Приехав в Ярославль выпускником Московского университета, Константин Ушинский три года преподавал в Демидовском лицее законоведение, право и финансы, а в 1848 году был избран редактором неофициальной части «Губернских ведомостей». Однако отношения с консервативным лицейским начальством у талантливого преподавателя не сложились. Подав в отставку, он вынужден был уехать.
Имя Ушинского сегодня носит не только Стрелецкая улица, но и Ярославский педагогический университет. А вот память о владельцах нарядного дома №32 – купцах Оловянишниковых – звучит в колокольных перезвонах по всей России. Этой династии принадлежал один из лучших колокольных заводов страны, именно Оловянишниковы подарили городу мост через Которосль и первую детскую больницу. Дом Оловянишниковых на Стрелецкой, возведенный в 1870 году, позаимствовал пышный декор эпохи барокко, невольно очаровывая затейливыми наличниками с «ушами» и «серьгами».

Кадр из прошлого
Внимание привлекает удивительный «дом с башенкой» напротив Городского театра, ставший эффектным завершением Стрелецкой улицы. Его барочный купол с изящными оконцамилюкарнами и угловой эркер, поддерживаемый фигурами кариатид, кажется, сошли со страниц волшебной сказки.
Дом этот, перестроенный в 1875 году из станинного особняка екатерининской эпохи, принадлежал Григорию Андреевичу Петражицкому, открывшему здесь знаменитое на весь Ярославль фотоателье. К концу XIX века в нашей губернии существовало почти 70 фото-салонов, но «Фотография Петражицкого» оставалась одной из самых посещаемых. В 10е годы XX века эстафету у мэтра принял талантливый ученик, недавний крестьянин Макарий Бобров, официально допущенный «для фотографирования приезда Николая II». Что же касается Петражицких, то они и после революции остались верны своему удивительному дому. В отчетах 20х годов об «уплотнении» коммуналок я обнаружила знакомую фамилию по старому адресу: семье Григория Андреевича удалось сохранить за собой 4 комнаты бывшего особняка.
Фотокарточки с росчерком Петражицкого и сегодня можно встретить в семейных альбомах ярославцев, а сама Стрелецкая улица с той поры почти не изменилась. По сей день она хранит память о своих незаурядных обитателях и cреди шумных будней современности выглядит трогательным кадром из далекого ярославского прошлого.

Автор: Мария АЛЕКСАНДРОВА

Комментарии

Другие новости раздела «Из истории»


А конфеты как дивно одеты! Из истории  А конфеты как дивно одеты! 30.12.2015 Новый год  с детства воспринимается как украшенная елка, мандарины и, конечно, много конфет – целый новогодний подарок самых разных конфет.   Из истории  Я в синий троллейбус сажусь на ходу... 05.08.2009         Привычно покупая билет в городском автобусе, мы, возможно, сосчитаем на счастье заветные цифры, посетуем на отсутствие свободных мест или равнодушно взглянем в окно. А между тем еще век назад общественный транспорт казался в Ярославле не просто средством передвижения, но роскошью и предметом особой гордости.        Мнополистами в деле пассажирских перевозок здесь на протяжении многих десятилетий выступали расторопные извозчики, и ни омнибусы, ни «линейки», хорошо знакомые москвичу и петербуржцу, не тревожили патриархальную тишь губернского города. Однако наступавший XX век выдвигал новые требования, сталкивая городские власти с необходимостью усовершенствования транспортной сети. В отличие от российских столиц, где в то время действовала конная железная дорога, а в просторечии «конка», Ярославль решил обзавестись электрическим трамваем. «Бельгийское анонимное общество электричества и тяги» предложило городу свои услуги, и через три года в центре Ярославля были выстроены «питательная станция» и депо, а по главным улицам города протянулись трамвайные рельсы. 18 декабря 1900 года после торжественного запуска пародинамомашины для почетных гостей был подан кортеж из четырех украшенных флагами трамвайных вагонов, в которых «отцы города» отправились на праздничный завтрак в Городскую Думу.        Прогресс по русским законам          Как ни парадоксально, правление акционерного общества «Ярославский трамвай» находилось в Брюсселе. В Бельгию, по условиям заключенного на ближайшие 42 года договора, уходила и вся прибыль от работы трамвая. Правда, для иностранцев это предприятие оказалось не таким уж выгодным – в 1901 году его дневная выручка обычно не превышала 240 рублей, тогда как только на содержание трамвайного парка требовалось 300 рублей в день. Дореволюционный трамвай был «классным» – билет 1-го класса стоил 6 копеек, 2-го (на открытой площадке) – 4 копейки. Удовольствие не из дешевых, если учесть, что на сорок копеек можно было отобедать в приличном ресторане. Тем не менее от желающих прокатиться на «трезвоне» не было отбоя. Не пугали ярославцев даже предостережения желтой прессы о «бесовской силе, которая таится в электричестве и неведома не только глазу, но и душе». Скорость трамвая не превышала тогда 8 км/ч, но разве в скорости дело? И комфорт передвижения, и заливистые звонки, и форменная одежда вагоновожатых стали настоящей сенсацией для тихого, неизбалованного техническими новинками городка. А между тем прогресс в Ярославле шел по русским законам, и бельгийцам вскоре пришлось убедиться в том, что первый блин здесь всегда комом. В первый же день работы вышли из строя 6 из 18 трамвайных вагонов, да и впоследствии аварии возникали почти ежедневно. Не обходилось и без трагедий, и на Леонтьевском кладбище вскоре появился памятник с поучительной эпитафией: «Первая жертва трамвая».             Сеть трамвайных линий связала центр Ярославля с заводами, пристанями и вокзалами, и каждый маршрут носил звучное имя – Московский, Федоровский, Волжский, Власьевский, Рождественский. Последний почти без изменений просуществовал в Ярославле больше ста лет (недавно закрытый маршрут № 3). Сохранилась и Власьевская линия (по ул. Свободы), однако в наши дни по ней ходит уже не трамвай, а троллейбус…           Новое поколение            После грозных потрясений революции вернувшиеся на улицы трамваи казались символом долгожданного мира и стабильности. Не случайно крылатой стала фраза, сказанная «всесоюзным старостой» М.И. Калининым: «Если в городе работает трамвай, значит, в городе действует советская власть». Однако начиная с 1924 года сначала в Москве, а затем и в других городах на помощь «трезвонам» все чаще приходили трудягиавтобусы. Спустя десятилетие в советской России появился и младший брат трамвая – троллейбус. С особой гордостью отметим, что в создании отечественного троллейбуса немалую роль сыграл Ярославский автозавод (ныне ЯМЗ). В 1936 – 1939 годах помимо одноэтажных троллейбусов ЯТБ1 в Ярославле выпускались двухэтажные ЯТБ3, изготовленные по английским образцам. Эти удивительные машины (почти 5 метров высотой) ходили по проспекту Мира в Москве, и пресса не скупилась на комплименты: «Ярославские троллейбусы по изяществу отделки, бесшумности, плавности хода, удобству управления являются украшением столичного транспорта…».              Праздничный день 7 ноября 1949 года в Ярославле встречали с особой радостью: наш город десятым в CCCР открыл троллейбусное движение. Шесть «усатых» новеньких машин важно шли от Всполья до Красной площади, повторяя привычный для горожан маршрут, тот самый – Власьевский. Тесные улочки центра и широкие проспекты молодых районов без боя покорялись юному виду транспорта, быстро завоевывавшему любовь ярославцев. Старожилы города еще помнят курсировавший здесь троллейбус «Ярославский пионер», купленный на средства, собранные школьниками от сбора металлолома.               Пожалуй, без обаятельного «усача»троллейбуса, экологичного, комфортного, экономичного, невозможно представить и современный Ярославль. Принимая эстафету у трамвая, ставшего приметой XX века, наш троллейбус хранит проверенные временем маршруты, и попрежнему нам близки знакомые строки Булата Окуджавы: Когда мне невмочь пересилить беду,когда подступает отчаянье,я в синий троллейбус сажусь на ходу,в последний,в случайный…
Здесь могла быть ваша реклама

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама