08:30 Пятница, 27 Ноября 2020
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Целый год добиралась до Колымы

9 Декабря 2009
Калерия Александровна Краснова – коренная ярославна. Она родилась в год провозглашения СССР – время больших свершений. Может, поэтому тогда очень популярным было имя Калерия, что в переводе с древнегреческого означает «пылкая, горячая, энергичная». В ее классе учились четыре девочки с таким необычным именем. Прошла по конкурсуКалерия с детства мечтала стать журналисткой. После окончания 44й школы в 1940 году она поехала в Ленинград. В вузе, куда Калерия решила поступить, требовались опубликованные работы, которых у нее не было. И она недолго думая подала документы в медицинский институт. Не случайно: ее мама работала медсестрой. Калерия успешно сдала вступительные экзамены и прошла по конкурсу. А он был немаленький – 12 человек на место! Профессия врача в то время пользовалась уважением и почетом.    

После первого курса в летнюю сессию Калерия сдавала экзамен по физике. Сидела рядом с профессором, отвечала на вопросы. Вдруг кто­то вошел в аудиторию и что­то шепнул на ухо экзаменатору. Девушка расслышала лишь слово «война». Студентов сразу же отправили на Карельский перешеек – рыть противотанковые рвы. Молодежь работала все лето, а обратно, в Ленинград, добиралась пешком.

Суп из воробушка

А потом настал ужас – Ленинградская блокада. В городе начался голод. В ноябре 1941 года урезали норму хлеба. Он был черный и мокрый от дуранды. Зима в первый год блокады выдалась морозная. На Невском стояли занесенные снегом трамваи. Замерз водопровод, не работала канализация, не было ни отопления, ни света.

В общежитии, где жила Калерия, студенты собирались в «красном уголке». Стояли, прижавшись друг к другу, грелись. Однажды их, вшивых, грязных, погнали в баню. Так мужчины и женщины мылись вместе, не стыдясь и ни на кого не обращая внимания.

Все время хотелось есть. Однажды Калерия нашла на земле замерзшего воробья, принесла в общежитие, сварила. Каким вкусным он показался! Както раз она потеряла хлебные карточки, а может, их украли. Она стала менять одежду на продукты. Дошло до того, что девушка еле ноги передвигала. Все пять ее соседок по комнате в общежитии умерли от дистрофии. Ей удалось каким­то чудом выжить. Может, оттого, что от природы была крепкой, может, потому, что пошла работать санитаркой в больницу. Потом она работала в госпиталях. А когда стали вывозить людей из Ленинграда через Ладожское озеро, Калерия достала справку, что больна туберкулезом. Тем и спаслась.

И вот по «дороге жизни» девушка отправилась домой, в Ярославль. Переправляться по озеру в конце марта было небезопасно. Машина, шедшая позади той, где находилась Калерия, ушла под лед. 

Затем эвакуированные ехали в телячьих вагонах. Истощенных людей мучили дистрофичные поносы. На каждой остановке из вагонов выносили трупы, а тех, в ком еще теплилась жизнь, кормили жидкой манной кашей. Твердая пища была для них смертельной.

Калерия добиралась до дома 12 суток. Документов у нее не оказалось – то ли потеряла в дороге, то ли украли. Сохранился лишь студенческий билет. С ним она пошла в мединститут, эвакуированный в наш город из Белоруссии. Там девушке без документов сказали: «Докажите, что студенческий билет – ваш». К счастью, в институте были два профессора из Ленинградского мединститута. Она отыскала одного из них, и он подтвердил, что это его студентка.

Машины не ходят туда, бредут, спотыкаясь, олени

В 1947 году Калерия окончила институт. На руках – диплом врача. Будущее кажется бесконечным, полным интересных дел, а может быть, и подвигов. Окрыленная светлыми надеждами и устремлениями, новоиспеченная врачтерапевт была готова ехать хоть на край света. Так и получилось! На распределении ей и еще шести выпускницам предложили поехать на Колыму, и они согласились. И вот молодые врачи добровольно отправились в холодный, заснеженный край, окутанный недоброй славой: «Пятьсот километров тайга, живут там лишь дикие звери. Машины не ходят туда, бредут, спотыкаясь, олени». Девушки добирались до места почти год. Сначала на поезде до Владивостока, где была большая остановка и они  жили в бараках. Потом поехали в Находку, где ждали прихода корабля. И опять – бараки. Наконец, на корабле добрались до Магадана. И вот с чемоданчиками в руках ярославны ступили на колымскую землю. Отсюда им предстояло разъехаться по разным местам.

Калерия отправилась в поселок Галимый – крайнюю северовосточную точку на карте нашей страны. Приехала, оглянулась: впереди – тайга, позади – сопки, с одной стороны – мужской лагерь, с другой – женский. Сюда, в суровый край, опутанный сетью лагерей ГУЛАГа, шли нескончаемые этапы заключенных. В Галимом находился рудник, где зэки добывали оловянную руду. Калерии дали маленькую комнатку в общежитии. Ее назначили на работу в мужском лагере. Молодой энергичный доктор бралась за все – вела прием, ассистировала хирургу, следила за санитарным состоянием лагерных бараков, спускалась в рудник. Иногда Калерии приходилось ездить верхом на лошади по тайге на отдаленную заимку, ходить с проводником на дальний рудник, переходить быстрые речки, по непроходимым местам передвигаться на тракторе туда, где не было медработника – и в зной, и в жуткий мороз под 60 градусов. Калерия прошла курсы судмедэкспертов. На учебу летала на «кукурузнике» в Магадан. 700 километров в тех краях не расстояние.

Часто в поселок приезжали на собаках или оленях орочи – местные жители, привозили мерзлое молоко, оленину, очень дешево продавали кету, наполненную икрой. А в тайге – изобилие ягод, необычайно приятный запах лиственниц. С другой стороны, лагерный мир с его жестокими нравами, где перемешались политзаключенные, попавшие за «колючку» по злому навету или глупости, предатели, полицаи, бандеровцы, власовцы, бандиты, воры всех мастей. Мрачная обстановка – колючая проволока, сопровождаемые конвоем колонны людей, изнуренных тяжелейшим трудом, скудной пищей и болезнями. На работе доносительство, запрет на общение с заключенными: разрешалось произносить только два слова – «да» и «нет».

На Колыме Калерия Александровна вышла замуж за вольнонаемного горного инженера – маркшейдера, работавшего на руднике. А в 1958 году с детьми, сыном и дочерью, вернулась в Ярославль. И, несмотря ни на что, еще очень долго тосковала по Колыме – по ее суровой природе, работе, людям.

Ад над головой

Вернувшись в родной город, Калерия Александровна вступила в кооператив, получила квартиру, до пенсии и еще несколько лет после проработала участковым врачом. Честно исполняла свой долг, всегда была готова прийти на помощь, в людях уважала человеческое достоинство.

Пять лет назад у Калерии Александровны началась беспокойная жизнь. В квартире этажом выше, прямо над ней, появился сосед. С тех пор он делает ремонт. Появляясь время от времени, стучит, колотит, сверлит, да так, что у соседки внизу стены трясутся. Что же делать? Взывать к совести? В лучшем случае человек усмехнется, в худшем – пошлет подальше.

Калерии Александровне 87 лет. Годы берут свое. Женщину мучают сильные головные боли. А тут еще стук молотка и визг сверла добавляют страдания. Она вынесла ад блокады, суровую и опасную жизнь на Колыме. А вот этот ад над головой ей уже вынести не под силу.

И как ей можно помочь в этой ситуации?!

Автор: Зинаида Шеметова

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Здесь могла быть ваша реклама

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама