00:57 Вторник, 20 Апреля 2021
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Александр ПРОХОРОВ: Кризис отучает от вредных привычек

12 Марта 2015
О том, что нас ждет, какие процессы в ближайшее время будут происходить в стране и регионе, рассказывает экономист Александр Прохоров, кандидат наук, доцент ЯрГУ имени Демидова.

О пользе падений

– Александр Петрович, говорят, что экономический кризис приносит не только негативные последствия. Он заставляет и бизнес, и власти, и простых граждан мобилизоваться, чтобы выстоять. Кого осчастливил нынешний кризис?
– То, что люди видят в нынешнем кризисе и положительную сторону, конечно, хорошо. Однако с тем же успехом можно сказать, что любая болезнь во благо, потому что заставляет каждого из нас задуматься о собственном здоровье. Кризис – это та же болезнь, он отучает от вредных привычек, наглядно показывает людям, в чем они не правы.
– И в чем же они не правы?
– Если говорить о нынешнем кризисе в России, то не правы мы во всем. Те, кто постарше, хорошо помнят три предыдущих кризиса. Первый был связан с гибелью плановой экономики и распадом СССР, второй с дефолтом 1998 года, а третий, случившийся в 2009 году, поразил не столько нашу страну, сколько сильнейшие мировые державы, нам досталось тогда скорее за компанию. И все пережившие эти катаклизмы сделали вывод – каждый последующий кризис легче предыдущего. Мол, мы становимся все сильнее, а угрозы все слабее.
– Как это?!
– Вспомните 1991 год. Страна, называвшаяся СССР, исчезла. Началась безработица. Сорок процентов населения вынуждены были сменить профессию, уйти с предприятий, уволиться из НИИ… Катастрофа! На картошке жили.
Год 1998-й. Потеря всех сбережений, резкое обнищание…
А в 2009 году… Ну пугнули нас, валюта процентов на тридцать подорожала, локальная безработица отмечалась, однако все обошлось.
– Так, может, и в этот раз все обойдется?
– Увы, те, кто знаком с ситуацией не понаслышке, говорят обратное – все будет по-взрослому.
– Так мы уже год как в кризисе живем – и ничего…
– Да что вы! Это прелюдия. Настоящий кризис начался 16 декабря прошлого года, когда произошло обвальное падение рубля. К началу лета большинство россиян уже окончательно осознают всю серьезность ситуации.
– Но многие экономисты говорят, что к лету мы почувствуем некоторое ослабление кризисной удавки, потому что выплаты по основным валютным долгам уже прошли, рубль укрепляется…
– …и все стабилизируется. Ну да, все стабилизируется, включая рубль, но на очень низком уровне. Последние запасы некоторых видов продовольствия, лекарственных препаратов, закупленные до подорожания доллара и евро, заканчиваются, новые поставки пойдут уже по другим ценам.

Покупай отечественное

– Александр Петрович, может быть, вы сгущаете краски? У нас в стране стартовала программа импортозамещения...
– Чтобы программа заработала, надо выполнить несколько условий. Первое: необходимо, чтобы в стране был рынок. Он есть. Раньше покупали импортное, теперь готовы приобретать отечественное. Но это, пожалуй, единственное, что мы имеем.
Теперь необходимо найти тех, кто будет выпускать изделия, которые мы раньше привозили из-за границы. В 1998 году нам это частично удалось, потому что еще живы были заводы, построенные в советское время, были инженеры и рабочие, которые вполне успешно могли что-то делать. Сейчас этих заводов и фабрик нет.
– Но в Ярославле моторный завод как стоял, так и стоит, и ЯЗДА никуда не делся, есть еще шинный, ЭЛДИН…
– Стоят корпуса, но технологические возможности того же ЯМЗ давно сократились. Многие рабочие на пенсии либо сменили профессию и вряд ли туда вернутся.  
Помните, в советское время скольких людей этот завод кормил? Включая учреждения соцсферы – 46 тысяч! Если посмотреть на список ярославских промпредприятий, существовавших еще во второй половине 90-х, то половины из них сегодня нет, а те, что остались, скукожились до крошечных размеров.
Вы упомянули шинный завод. Я там работал во второй половине 90-х годов. Тогда на предприятии трудились 8,5 тысячи человек (в советское время – 15 тысяч), а сегодня чуть более двух тысяч. Сложно в сегодняшних условиях взять и начать что-то производить, нет мощностей. Та же участь постигла и текстильные фабрики, комбинаты, которые выпускали изделия для химической промышленности…  Да что там! Помните, у нас в самом центре Ярославля была кондитерская фабрика «Путь к социализму»? Ее тоже нет.
Вы можете мне сказать: «Ничего страшного, мы возьмем кредиты, построим новые заводы, установим там современное оборудование, начнем выпускать продукцию, и все у нас получится». Увы, не получится, потому что есть два ограничения. Первое – кредит взять не у кого, на Западе никто не даст, а брать у своих банков невозможно – это дико дорого. Но даже если бы деньги нашлись и мы бы построили заводы, на них никто не будет работать.
– Не подготовили кадры?
– Не подготовили. К тому же сейчас в общественном сознании нет такой опции – пойти работать на завод или на фабрику. Есть опция переехать в Москву, устроиться на работу в банк или частную фирму, есть даже опция пропивать пенсию бабушки, а опции работать на заводе нет.
А в советское время после окончания школы только четвертая часть всех выпускников шли в вузы, остальные были вынуждены работать на фабриках, заводах, фермах… Сейчас, по одним данным, 88, по другим – 90 процентов вчерашних школяров поступают в вузы. В реальный сектор экономики эти ребята не придут, даже если они окончили политех, разве что за редким исключением. О сельхозпредприятиях я даже говорить не буду, туда вообще никто не идет. Так что работать-то некому.
– Но ведь может так случиться, что люди перед выбором окажутся – либо вообще без работы остаться, либо на завод пойти…
– Вы не так ставите вопрос. Сегодня большинство вам скажут, что в этом случае надо собирать вещи и ехать в Москву или за границу. Увы, молодежь работать на завод не пойдет.

Что скажет власть

– Власти, наверное, этот фактор тоже учитывают?
– По большому счету у властей сегодня особого выбора нет, к сожалению. Для них главное – избежать катастрофы, какого-то социального взрыва. Этот сценарий может реализоваться в случае, если не повысится цена на нефть. Увы, наш народ реагирует не на политические события, и большинству ущемление гражданских прав и свобод абсолютно не мешает, потому что это большинство голосует желудком.
– Как говорил один известный политик, в России есть две партии – партия телевизора и партия холодильника, и вторая наиболее многочисленна, а поэтому всегда побеждает. Неужели все так и есть?
– Да. И власти это тоже знают. Все, что они смогут, они сделают, чтобы смягчить удар. Только не забывайте, что у них возможности ограничены, особенно у тех, кто работает на уровне региона или муниципального образования.
– Александр Петрович, у нас в стране создана вертикаль власти. Сверху вниз идет команда, которую на местах следует просто исполнить. Правда, сейчас регионы столкнулись с тем, что коман-
да есть, а денег на ее исполнение не хватает…
– Увы, но дальше вряд ли станет легче. Начинается процесс пересмотра отношений центр – регионы. Ведь раньше у нас все было как в большой семье, где регионам отводилась роль послушных детей. Их кормили, давали деньги на кино и мороженое, а от них, повторяю, требовалось только одно – послушание. Но вот у родителей с деньгами стало хуже, а потребности детей меньше не становятся, напротив, они растут. Надо что-то делать. Поэтому с точки зрения здравого экономического смысла пересмотр взаимоотношений неизбежен. Так было в конце 80-х, так было в 90-х…
Конечно, можно продолжать делать вид, что все в порядке, и ничего не менять, но начнутся региональные дефолты, да они уже назревают, так что надо принимать меры.
– А почему сегодняшние губернаторы не столь активны, как, например, их коллеги, стоявшие у руля в 90-х годах?
– Ну а кому нужна их активность? За отсутствие инициативы и даже за очевидную глупость еще ни одного губернатора не сняли, снимают за другие вещи.
Впрочем, есть и сейчас руководители регионов, которые стараются рвануть вперед. Возьмем Калужскую область. Там губернатор Анатолий Артамонов, как известно, развернулся по полной, привлек в регион массу инвесторов, которые начали строить заводы, и это в конечном итоге позволило пополнить областную казну. Дальше что происходит?! Артамонову срезают субвенции, которые регион получал из федерального бюджета. Почему, понятно: если ты такой богатый, живи сам. Так что доблесть и активность нынче не в чести, лучше быть трижды дотационным, послушным, но с деньгами.
Поэтому сейчас, если нефть не подорожает, центр вновь отдаст регионам большую часть полномочий. Губернаторов, как в прежние времена, начнут избирать, причем это будут не формальные, а настоящие выборы, чтобы в случае чего Москва могла сказать электорату: «Вы его выбрали, с него и спрашивайте». Именно на таком сценарии будет настаивать экономический блок правительства, а силовой будет вынужден с этим согласиться. Генералы прекрасно знают, что россияне активно проявляют свои патриотические чувства, когда растут зарплаты и снижаются цены. Но в принципе силовики свою работу уже выполнили, все возможные предпосылки возникновения цветной революции в стране уничтожены, так что им надо отойти на какое-то время в тень.
– Простые люди с вами не согласятся. Многие говорят: «Бог с ними, с ценами, пусть тяжело, лишь бы войны не было».
 – Знаете, я по всей стране езжу, провожу семинары и общаюсь не только со студентами, но и с массой других людей, однако подобные речи слышу крайне редко. Народ теряет интерес к политике. Об Украине уже мало кто говорит, а вот о росте цен, курсе доллара, потере работы говорят многие.
– То есть бытие определяет сознание.
– Да. В конечном итоге мы в мягкой форме вернемся к тем процессам, которые шли в стране в эпоху позднего Горбачева и раннего Ельцина. Губернаторы и даже мэры крупных городов будут важнее министров, потому что от них реально будет зависеть жизнь на местах.

ФОТО из архива А. ПРОХОРОВА

Автор: Людмила Дискова

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама