22:46
21 сентября,
вторник 2021
°С
Ярославль,
Ярославская обл., Россия
Мы в Telegram
25 Октября 2011
Общество

Каток правосудия, или Пятьдесят три тома битвы за истину

В нашей сегодняшней жизни уже никто не удивляется тому, что вчерашний герой и признанный лидер вдруг объявляется преступником. СМИ просто изобилуют примерами, когда успешный предприниматель неожиданно оказывается в тюрьме или в бегах за границей.

Да что там предприниматель – директор школы в одно мгновение может попасть в тюрьму и умереть без суда и следствия от инфаркта, оставив общественность в недоумении: деньги, которые ему принесли, были законным взносом в фонд школы или все же взяткой?
Еще сложнее понять, на чьей стороне правда, когда разные СМИ приводят совершенно противоположные точки зрения. А в делах, которые квалифицируются как экономические преступления, так всегда и бывает. Кто, например, за исключением узкого круга посвященных может сказать, за что сидит Михаил Ходорковский или Платон Лебедев? Или почему вынужден был спешно убежать из страны Евгений Чичваркин? Или за что Юлии Тимошенко дали семь лет? Даже если принять во внимание, что Украина нынче совсем другое государство, суть остается общей. Понятно, за что сидел недавно умерший Василий Алексанян: он отказывался давать показания против Ходорковского.
Недоверие как к отдельным представителям судебно-­правоохранительной сферы, так и к системе в целом буквально захлестнуло наше общество, отодвигая далеко назад все планы по строительству правового государства.
Генеральный директор ярославского завода «Красный маяк» Константин Сонин об издержках «катка правосудия» знает не понаслышке. Сонин в Ярославле хорошо известен своей общественной деятельностью, неоднократно признавался руководителем года. Это с одной стороны. С другой – он периодически становился героем новостных сюжетов правоохранительной и судебной тематики. Говоря языком обывателей, его то сажают, то выпускают. Так, в августе этого года решением Замоскворецкого суда Москвы Сонина вдруг отправили в СИЗО №2 столицы, знаменитую Бутырку, а 7 сентября он уже выходит оттуда, так как вышестоящая инстанция – Московский городской суд – его арест признала незаконным. Но 9 сентября Замоскворецкий суд Москвы признает Сонина виновным в мошенничестве и выносит ему наказание – пять лет условно. Сонин виновным себя не считает. Он подал кассационную жалобу в Московский городской суд как вышестоящую судебную инстанцию. Рассмотрение жалобы назначено на ноябрь. Мы попросили Константина Сонина рассказать, что же на самом деле происходит вокруг него самого и завода «Красный маяк»: история тянется давно и, наверное, уже выросло целое поколение ярославцев, которые вообще не в курсе происходящих на «Красном маяке» событий.
– Константин Викторович, с чего и когда началась эта история?
– Вряд ли будет ошибкой, если я скажу, что все началось в 1991 году. Окончив московский физтех, я предполагал заниматься наукой, но обстоятельства, да и сама жизнь заставили пойти в бизнес. Начинал, как и большинство предпринимателей, с торговли, потом стал вице-президентом банка. Другим вицепрезидентом этого же банка был Сергей Басовец, который прежде тоже занимался наукой. Чуть позднее мы с ним создали ЗАО «Вибропромтех», куда перевели принадлежавшие нам акции завода «Красный маяк» – у меня было 28 процентов, у него 19. В 1996 году Басовец с семьей уезжает на постоянное место жительство в Канаду, где впоследствии получает гражданство. Я остался в России, в Ярославле, и когда в 2000 году возглавил «Красный маяк», то мы договорились, что все свои права на завод Басовец продает мне.
Не скажу, что быстро, но обанкротившийся завод начал вставать на ноги, и стало ясно: это будет прибыльное производство. Приехав в Ярославль, Басовец увидел, что завод процветает. А поскольку к тому моменту изменился закон об акционерных обществах, моему бывшему партнеру показалось, что можно «немного забыть про совесть» и выйти из наших с ним договоренностей: к своим 19 процентам акций он решил прибрать и мои 28 – через захват ЗАО «Вибропромтех».
И здесь ему берется помогать – отнюдь не безвозмездно – одна супружеская пара банкиров... В свое время они владели небольшим пакетом акций ЗАО «Вибропромтех», но не стали их оплачивать, и акции были зачислены на баланс фирмы, откуда я их выкупил. Однажды Басовец, вернувшись в очередной раз из Канады, вдруг предъявляет расписку, что они ему эти акции якобы подарили. С этого все и началось. На лжесвидетельствах об этом неожиданном подарке все девять лет следствия и держатся притязания Басовца на завод.
– Как в современном российском кино…
– Дальше действительно было как в кино, плохом таком криминальном сериале. Борьба за завод разворачивается и в юридической плоскости, и в криминальной. Басовец переводит «Вибропромтех» в Бурятию, подает множество исков в разные инстанции. Мы тоже со своей стороны подаем. Судьи начинают путаться, где чей «Вибропром
тех», разными судебными инстанциями принимаются прямо противоположные решения. Количество дел и томов множится.
– Но ведь вы были с Басовцом друзьями. Неужели нельзя было договориться?
– С моей стороны такие попытки предпринимались, и как только договариваемся, так Басовец пропадает, чаще в Канаде... А 23 декабря 2005 года во дворе школы №36 в упор был застрелен мой водитель Илья Румянцев. Обычно я сам отвозил дочку в школу, но в тот день у меня рано была назначена встреча, и я попросил это сделать Илью. Внешне мы с ним похожи, одевались примерно одинаково, и вполне обоснованно можно считать, что киллер просто обознался. С этого момента начался новый виток в этой истории.
– Нашли заказчика или исполнителя?
– Никого не нашли. Дело передали в следственный отдел Кировского района Ярославля. А спор по акциям начали рассматривать в Москве. Хотя на самом деле связь между делами могла быть установлена и рассматривать их следовало бы вместе.
– А кто решает, единое это дело или разные? И пытались ли вы это оспорить?
– Решают следственные органы. А мы только и делаем, что оспариваем решения. В общей сложности уголовное дело, которое возбуждено против меня, состоит из 53 томов, и каждый том – это сотни страниц! А еще почти сотня арбитражных дел.
– Получается, что важнее разобраться с акциями, чем найти убийцу?
– Получается. Хотя с точки зрения общественных интересов и здравого смысла это абсурд.
– А почему ваше дело рассматривается в Москве, ведь предприятие – ярославское?
– А это, пожалуй, один из самых загадочных вопросов, почему наше дело так упорно из своих рук не выпускает судья Замоскворецкого суда Москвы. Мы с адвокатами предприняли несметное количество шагов, чтобы дело рассматривалось в Ярославле. Увы, все тщетно. На самом деле, я думаю, что в Москве «им» легче повлиять на суд. Представьте, за год в столице состоялось без малого 50 судебных заседаний, и на каждом я должен был присутствовать лично. Иногда было по 2 – 3 заседания в неделю. Дорога изза пробок порой занимала по 10 – 12 часов. Из 35 свидетелей, которые проходят по делу и вызывались в Замоскворецкий суд, более 30 проживают в Ярославле. И все же все наши ходатайства о переводе дела в Ярославль так и остались неудовлетворенными. А между тем имеется определение Конституционного суда по моей жалобе, в котором говорится, что нарушено мое конституционное право на территориальную подсудность. Но нам все равно ничего добиться не удалось.
– Районный суд Москвы игнорирует решение Конституционного суда?
– Получается.
– А что вы можете сказать по поводу вашего пребывания в СИЗО?
– Это все меры психологического воздействия. В течение всей этой истории мне довелось трижды испытать на себе, что такое лишение свободы. Последний раз в августе я провел в общей сложности четыре недели в заключении – сначала в Матросской тишине, а затем в Бутырке. Это Замоскворецким судом Москвы мне была избрана такая мера пресечения, чтобы я не мог полноценно защищаться от абсурдного обвинения. Незаконность ареста была признана, как уже было сказано, Мосгорсудом, но к прениям в Замоскворецком суде, когда выносился приговор, как следует подготовиться нам не дали. В этом, видимо, тоже была цель. И вывод неутешительный: отсутствие вины – основание не для оправдания, а только для смягчения наказания...

Автор: Ирина ВАГАНОВА

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»

Читать