22:22 Понедельник, 21 Сентября 2020
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Нельзя спасти наполовину

12 Ноября 2014
Марина  Рыженкова приехала в Ярославль  из Донецка. Но после обстрелов и разрухи, которые ей довелось пережить на родине, женщина столкнулась с другой бедой:  она оказалась беженкой в чужой стране.

 

Растаяли последние надежды
С Мариной Афанасьевной мы познакомились в автобусе, который ехал за Волгу.  
– Вы не про Донбасс говорите?– спросила она, услышав наш разговор с коллегой. – Я из Донецка и знаю, что мы никому не нужны – ни России, ни Украине.

На глазах у женщины появились слезы.
Марина Рыженкова  двадцать лет занималась  концертной деятельностью и организовывала  в Донецке гастроли  звезд шоу-бизнеса: Иосифа Кобзона, Ромы Зверева, Игоря Николаева, Ингрид.  На память об этом остались фотографии знаменитостей. И вдруг в январе все оборвалось. Жителям Донбасса стало не до концертов. Марина  сначала верила, что все утрясется.  Надеялась, когда на Майдане  стреляли друг в друга, когда президент Украины Виктор Янукович  подписывал указ о досрочных выборах, когда отделялся Крым  и создавалась Донецкая народная республика.

Однако становилось все хуже и труднее. А когда  по окраинам Донецка начали бить из орудий, Марина поняла, что надо уезжать. Старшая дочь работала в России и позвала туда маму.  Но Марине не хотелось покидать родную страну, и она перебралась в Тернополь.  В этот город, узнав, что Рыженкова из Донецка и ей нужно где-то пережить смутное время,  женщину  позвали  на одном из интернет-форумов  совершенно незнакомые люди.  В Тернополь она переехала с младшей дочерью Аней и ее мужем Юрой. Их поселили в отличном доме, встречали как родных. Но как только в Западную Украину стали приходить первые похоронки с юго-востока, Рыженковы  заметили, как переменилось  к ним отношение.
– Мы испугались, что если и дальше так пойдет, то нас тут или камнями закидают, или дом подожгут. И мы вернулись в Донецк, – говорит женщина.

А в городе, как вспоминает беженка, уже творилось нечто страшное. Все смешалось: что-то контролировали ополченцы, что-то нацгвардия. Вокруг блокпосты противоборствующих сторон, различить, кто из них кто, – невозможно. Мирные жители, по рассказам Марины Афанасьевны, боялись всех.
Ее бывший муж, например, поступил мудро – вырыл подвал под домом, провел туда свет, воду, обставил мебелью. И вся семья в случае угрозы спускалась туда.

До свидания, родина
Семье Рыженковых везло – они жили в центре города, а обстреливали преимущественно окраины Донецка.  На улицу лишний раз  старались не показываться.  Племянник Марины Афанасьевны Виктор  живет в Ярославле, он  постоянно был с ней на связи и советовал тете вместе с семьей приехать в  Россию.
Марина отправилась в здание городской администрации, где находились ополченцы, которые и занимались эвакуацией.
– Я приходила с утра  и занимала очередь, чтобы отметиться, но так и не доходила до заветного кабинета, где записали бы мои данные,– вспоминает женщина.
Ополченцы каждый день составляли списки желающих уехать. Постоянно в них вносились коррективы. Вчера человек отметился, а сегодня погиб под обстрелом. Действовало и негласное правило: мужчин должно быть столько,  сколько мест у окон автобуса. Силовики и боевики нацгвардии старались обстреливать транспорт с женщинами и детьми в первую очередь. И когда  эвакуировали людей, мужчины садились к окнам, вещи клали рядом на сиденья, а женщины с детьми ложились на пол.

Племянник Виктор отслеживал ситуацию и видел, как сжималось кольцо  вокруг  Донецка. Он понимал, что украинские войска не сегодня-завтра начнут массовые обстрелы  центра города, предпримут решительный штурм. Виктор купил  билеты на поезд и прислал их Рыженковым. Настал момент, когда у Марины Афанасьевны  отпали все сомнения, уезжать или нет. Рыженковы  взяли такси и окольными путями, обходя блокпосты и обстреливаемые территории,  добрались до железнодорожного вокзала.  Приехали в Ярославль.
Аня с мужем  сняли комнату, потом к ним приехал и брат мужа. Марине Афанасьевне племянник снял жилье в Заволжском районе.

Лишние люди?
Первое время, после того как Рыженковы оказались в Ярославле,  им было  непривычно: на улицах спокойно, не рвутся  мины и снаряды. Однажды вечером Марина услышала за окном звуки взрывов и страшно перепугалась.
– Я подумала: «Господи, неужели Украина с Россией  начала войну?!». Подбегаю к окну, а это фейерверк. Даже сейчас, если где-то что-то  грохнет, я озираюсь и ищу убежище, – делится  Марина.
Убежать от войны –  дело непростое,  но  прижиться в чужой стране не легче.  В Ярославскую область приехали около 10 000 беженцев с Украины, которыми занимаются несколько  ведомств. Марина Афанасьевна прибыла самостоятельно, не по официальным каналам,  и поэтому ей пришлось нелегко. Племянник помог тете  с временной регистрацией, оплатил квартиру на первое время.  А дальше возникли сложности.  
По словам Марины Афанасьевны, она долго не могла получить разрешение на временное проживание в России, поскольку для этого не хватало документов из Донецкого ЗАГСа, связанных со сменой фамилии.  В миграционной службе ей подсказали, что можно получить вместо разрешения на временное проживание свидетельство о временном убежище. Так Рыженкова и поступила,  но поскольку бланков свидетельств не было, ей выдали справку.  Марина Афанасьевна  устроилась на работу, но когда в организации внимательнее изучили правила,  поняли, что справкой свидетельство не заменить, и договор с женщиной  расторгли.  Тогда Марина устроилась в  коммерческую организацию, где  ее статус особо никого не волновал. Но потом хозяин без очевидных причин уволил Рыженкову. Так же поступили и с дочерью, когда она не смогла остаться на внеурочную работу. По мнению Марины, хозяин, который так обошелся с ними, вероятно, думает,  что  беженцы – люди  второго сорта, их некому защитить. И самое страшное, что так, похоже, начинают думать и  сами украинские переселенцы.

ПОЛЕЗНО
В каждом районе Ярославля действуют многофункциональные центры, где беженцам оказывают разноплановую помощь. В Ярославле работает «горячая линия» для украинских беженцев – 49­09­10.
Вынужденным переселенцам помогают найти работу в городском Центре занятости населения – 45­93­66.
 Оформить документы  можно  в  областном управлении Федеральной миграционной службы России –
 73­03­58. Существует  объединение «Мирное небо», чье представительство в Ярославле помогает украинским беженцам, – 8­915­996­76­53.
Оказывает им поддержку и  региональная общественная  организация украинской культуры  «Просвита» – 8­915­987­99­50.
Елена АНДРЕЕВА,
старший инспектор по особым поручениям   УФМС России по Ярославской области:
Когда число беженцев, прибывших в Ярославскую область,  возросло, бланков свидетельства о временном убежище в наличии было всего 40 штук. А за этим документом  к нам обратились около 3000 человек. Потребовалось время, чтобы заказать и получить бланки. С октября мы уже выдавали  свидетельства и заменяли ими выданные ранее справки.

Автор: Ольга Скробина

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Здесь могла быть ваша реклама

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама