01:52 Воскресенье, 7 Марта 2021
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Спасите наши кедры

12 Марта 2015
Ярославские, новосибирские и сербские ученые общими усилиями спасают знаменитую кедровую рощу Толгского монастыря, удивительное по красоте место. Не случайно на Толгин день сюда стекается множество паломников – полюбоваться вековыми деревьями, прикоснуться к  ним, почувствовать благодать.

Сибирские гости

Кедровая  роща на  Толге появилась благодаря  Ивану Грозному. Самодержец целый год тяжело болел. Он приехал в монастырь поклониться знаменитой Толгской иконе Божией Матери и получил исцеление. За это царь отблагодарил обитель, его стараниями в монастырь были переданы саженцы, из которых впоследствии и выросла  кедровая роща. В XIX веке деревья располагались аллеей в два ряда, а между ними были выкопаны пруды.  
– Кедровый массив, созданный на территории Толгского монастыря усилиями нескольких поколений, следует считать одним из уникальных явлений деятельности человека, поскольку это первое искусственно созданное насаждение вне ареала сибирского кедра. Для русских людей характерно трепетное, культовое отношение к кедру: это дерево рассматривается как символ единства человека и природы, – говорит ведущий научный сотрудник Западно-Сибирского филиала Института леса им. В.Н. Сукачева СО РАН доктор биологических наук Владимир Седых.
Сибирские кедры живут у себя на родине примерно 500 лет  (по некоторым данным, 800 – 850 лет). Получается, что ярославцы могли бы лицезреть и старожилов, помнящих еще  самого Ивана Васильевича,  но в более теплом климате средней полосы деревьям приходится трудновато, их век укорачивается до 200 – 300 лет.  
В монастыре это понимали и тщательно ухаживали за сибирскими гостями. Но после 1917 года для обитателей Толги наступили непростые времена. В 1928 году во Введенском соборе прошло последнее богослужение, и 6 марта 1929 года обитель была закрыта.

Ветераны умирают стоя

На тот момент в кедровнике имелось 83 старых дерева и 69  сравнительно молодых, в возрасте 80 – 90 лет. Этот баланс «ветеранов» и «молодежи» старались поддерживать всегда, но после закрытия монастыря заниматься рощей стало некому, и кедры начали гибнуть.
К 1987 году, когда обитель была передана Русской православной церкви и возвращена к жизни, погибло 141 дерево,  в живых осталось лишь 46. Монашки  спасали их как могли, но кедры буквально  умирали на глазах, и  сегодня сохранилось лишь 23 ветерана, посаженных до революции.  Еще сто кедров имеют возраст чуть больше 25 лет, а восемьдесят деревьев – совсем юнцы, моложе 5 лет. Если молодые деревья растут относительно благополучно, то  старикам трудно выживать в нашем климате. В условиях средней полосы развиваются многие болезни, опасные для сибирских переселенцев. А это значит, что мы можем потерять  знаменитую рощу.
– На протяжении большей части XX века природа многими воспринималась упрощенно материалистически, как сумма природных ресурсов для экономики. Природа для нас – это, с одной стороны, природные ресурсы (нефть, газ, лес, вода), а с другой – все, что нас окружает,  дух места, где мы живем, уникальные образы.  Например, северные регионы страны, такие как Таймыр или Норильск, имеют в десятки раз большую сырьевую базу, но люди предпочитают жить в Центральной России.  Возьмите, к примеру, Иерусалим, Стамбул, Валаам. Там в традиционном понимании ресурсов минимум, а люди готовы платить большие деньги, чтобы там побывать, – рассказывает  научный руководитель научно-производственного предприятия, которое изучает проблему кедров, доктор географических наук Георгий Фоменко.
– Любая достопримечательность развивает экономику –  старинный особняк, памятник или макет самого большого веретена в России.  Люди около них, как правило, останавливаются. А где остановка,  там уже появляются продавцы воды, еды.  Останавливается больше людей – открывается кафе, сувенирная лавка. Если  интерес возрастает, турфирма  включает это место в маршруты для посещения, – рассказывают экономисты. А значит,  кедровая роща  Толгского монастыря для ярославцев имеет не только сакральный смысл, но и большой экономический потенциал.

Помогали всем миром

Ярославские ученые обратились к специалистам, чтобы разобраться в  причинах вымирания деревьев.  Искали биологов, экологов в ярославских вузах, привлекали к сотрудничеству ученых из Института биологии внутренних вод Российской академии наук в Борке. Кто-то, узнав, над чем предстоит работать, даже отказывался от оплаты: «Пусть это будет мой дар городу, монастырю».  В свои ряды удалось заполучить  известнейшего ученого – ведущего научного сотрудника Западно-Сибирского филиала института леса им. В.Н. Сукачева доктора биологических наук Владимира Седых, который изучает сибирские кедры около 60 лет. Соисполнителем стал институт из города Баня-Лука, столицы Республики Сербской в составе Боснии и Герцеговины. Это один из старейших научно-исследовательских и проектных центров бывшей Югославии, который работал над обу-
стройством памятников природы не только своей страны, но и Швейцарии,  Германии, Канады.  
Сербские специалисты, узнав, что ярославцы спасают кедры старинного православного монастыря,  согласились работать практически  бесплатно, из любви к России и необычности задачи.  В исследованиях участвовали 14 человек,  пятеро из них приезжали в Ярославль. Примерно столько же было задействовано и российских  специалистов. Консультативную помощь оказали ученые университетов  городов Баня-Лука и Цюриха. Российско-сербский ученый союз установил причины болезни «райского сада». Это и потепление климата, которое  улучшает условия развития вредителей и болезней кедров, и загрязнение окружающей среды. Но враг № 1
– Горьковское водохранилище, построенное в 1957 году. В начале XX века верхний уровень воды в Волге весной поднимался до отметки 87 метров. Летом понижался до 79. Таким образом, колебания доходили до 8 метров, что было благоприятно для кедров.  После строительства водохранилища средний уровень Волги в районе монастыря держится на отметке 84 метра. Это привело к тому, что длинные корни взрослых деревьев, раньше крепко державшиеся за сухую почву, стали чрезмерно увлажняться, гнить и ослабляться. Растения начали гибнуть.
Проблему решить непросто. Если молодые сибиряки в целом благополучны, то для сохранения старичков, намоленных кедров, требуются специальные технические мероприятия. Специалисты предлагают два пути. Первый – понижение уровня воды в районе произрастания деревьев-пенсионеров. Для этого можно установить гидронасосы, которые будут откачивать излишки воды. Второй – сделать так, чтобы корни деревьев росли не строго вниз, достигая воды, а горизонтально – на глубине около двух-трех метров.  Эта задача решается с использованием специальных биотехнологических методов, уже применяемых в подобных случаях на Балканах.   

Появится ли райский сад?

Но российские и сербские специалисты искали не только возможности физического спасения кедров. Они, учитывая особую роль монастырей в православии, подумали и об их духовном преображении.  Ученые предлагают усилить роль кедровой рощи как образа райского сада при ее ограниченной посещаемости (не более 3 – 4 тысяч человек в год). Для этого целесообразно разбить территорию на пять зон. В первой располагается место, где находится икона Божией Матери,  остальные предназначены для прогулок. Для каждой зоны разрабатывается своя история: здесь гулял император Николай II с семьей в 1913 году, здесь дышали кедровым воздухом  монахи, а вот там проходило богослужение и т.д.
– Архитектурный ансамбль Толгского монастыря – один из красивейших на Волге. Основные монастырские постройки расположены в просторном и светлом дворе, а  кедровник создает впечатление, что находишься в  закрытом и охраняемом древостоем кедров пространстве. Кедровая роща – место абсолютного мира, спокойствия и духовной возвышенности, где старые деревья расстилают густую тень, – сказал сербский ученый Велимир Л. Джеримович.
Ярославские и сербские специалисты, в том числе ландшафтные архитекторы и лесоведы, разработали предложения для микрозонирования территории  вокруг монастыря. Они определили места, с которого обитель видна лучше всего. На этих территориях предложено навести порядок: почистить их, убрать  рекламные щиты, загораживающие вид.  Но есть еще и неблаговидные зоны, которые находятся за монастырем, там стоят  промышленные здания или заброшенные дома. Их можно красиво прикрыть зелеными насаждениями, чтобы не портилась панорама. В результате были подготовлены предложения к уточнению Генплана  Ярославля.
В перечень особо охраняемых территорий области регионального и местного значения входит 13 объектов из Ярославля. Всего 13 из 366! И это у областного центра! Некоторые из них горожанам хорошо знакомы: Демидовский сквер, Бутусовский парк.  Парки  в пойме реки Которосли и на Нефтестрое, Тверицкий бор тоже на слуху.  Но вот остальные зеленые достояния города –  Воздвиженский и Смоленский боры, Крестовский карьер, Скобыкинский  и Павловский парки, липовая роща в поселке Норское,  Верхний остров на Волге  – для многих загадочные места.  Сначала эти памятники утрачивают свою легенду или историю, к ним теряется интерес,  а затем они зарастают сорняками и загрязняются мусором. Все – имя умерло, исторический объект потерян для потомков. Через несколько лет на этом месте появляется бензоколонка или склад. А ведь памятники природы  могли бы стать духовными скрепами и экономическими точками роста.

Фото из архива Г. ФОМЕНКО

Автор: Владимир Кобылинский

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Здесь могла быть ваша реклама

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама