19:04 Понедельник, 8 Марта 2021
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

«Золотой» буксир...

6 Августа 2014
Или чему учит судомодельный кружок

Наш земляк Алексей Уханов стал чемпионом мира по стендовому судомоделизму. «Золото» он завоевал на соревнованиях в Болгарии, в городе Стара­Загора. В Ярославле же Алексей Игоревич занимается судомоделизмом с детьми, работает заместителем директора Дома детского творчества, является председателем Федерации судомодельного спорта Ярославской области.  
 
– Алексей Игоревич, а какая она, модель-победительница?
   – Это копия океанского буксира-спасателя. Длина модели 920 миллиметров, ширина – 220. Такие буксиры – моя слабость. Нравится мне их архитектура, форма корпуса. Все корабли этого класса похожи друг на друга, но я выбрал непростой вариант. Проект типовой, но редкий: по нему построено всего пять-шесть судов. На чемпионате оценивали, насколько точно воспроизведена копия по отношению к оригиналу, правильность ее покраски, чистоту исполнения. От соперников отрыв был небольшим. Ближайший конкурент набрал 93,33 балла против моих 95.
 
– Создание такой модели – труд сродни искусству Левши, детали  макета совсем крошечные...
   – Бывает, что и пинцетом их трудно подцепить. Цепь, опоясывающая борт, у настоящего буксира толщиной  с кулак, а то и больше. Модель же я выполнял по отношению к оригиналу в масштабе один к пятидесяти. Звенья цепи на макете должны быть очень мелкими – иначе снимут баллы: судьи размер каждой детали выверяют по фотографиям судна и чертежам модели. Чтобы попасть в масштаб, долго искал в магазинах цепочку требуемой толщины. И не нашел! В досаде потер шею, и вдруг меня осенило: у цепочки, которую  ношу, звенья как раз нужной толщины и формы!
 
– Наверное, буксир получился «золотым»?
   – Только на покраску макета судна ушло тысяч пять рублей – использовал специальную краску  хорошей укрывистости.  В баночке краски всего-то граммов пять, а стоит она восемьдесят рублей. И нужно таких баночек  много. На сам корпус модели потребовалось тысяч двенадцать. Материалы подбирались в течение многих лет – здесь кусок стекла нашел, там текстолита. Но главное – не деньги, а  трудоемкость. Занялся буксиром в 1999 году. Пятнадцать лет на него ушло! Конечно, мог и за восемь-девять лет справиться, но в судомоделизме нужно вдохновение, особое творческое состояние.
 
– И сколько всего у вас моделей в работе?
   – Только эта. Мне есть что дорабатывать в буксире – к международному чемпионату в Великобритании, например. Он в августе состоится. Меня еще в Милан пригласили.
 
– Что же мешает поехать?
   – Как и всем, финансы, вернее, их отсутствие. На чемпионат мира в Болгарии несколько лет откладывал: авиабилеты, неделя проживания в Болгарии, взносы. В общей сложности пятьдесят тысяч рублей  и вышло.  
 
– А призовые? Неужели
чемпионского вознаграждения только на Англию хватает?
   – Какое там вознаграждение – медаль да грамота! На поездку в Англию придется кредит брать. Тысяч тридцать нужно, да кубышка пуста. Придется за честь страны проценты банку выплачивать.
 
– Неужели спонсоров не нашлось? Не оказалось тех, кто счел бы за честь засветить логотип на международных соревнованиях?
   – Нет такого, чтобы сторонние корпорации накачивали долларами судомодельное направление. До сих пор с улыбкой вспоминаю, как  на чемпионат мира нам одна московская фирма организовала майки с надписью «Team Russia». Не рассчитали – как раз на мне эта форма и закончилась. Но обещали: в Англию, мол, привезем полный комплект.
 
– И что,  такая ситуация  во всем мире?
   – За рубежом все по-другому. У  китайцев  предусмотрена государственная поддержка. За такую медальку, как у меня, квартиру можно получить. В западных странах копиисты  – люди состоятельные.
 
– А в Ярославле со спонсорами как?
   – Вот пример нашего кружка. Свет есть, помещение есть. Станки – старые, советские, зато  в исправном состоянии. А что еще нужно? Покрасили столы за свои кровные. В углу трудится старенький, принесенный из дома компьютер. На средства родителей ребят, занимающихся в кружке, покупаем материалы, за их же счет вывозим детей на соревнования. Такие материалы, как кевлар и карбон, стоят по четыре-пять тысяч за квадратный метр. А без них для радиоуправляемой модели прочный корпус не сделать – на соревнованиях могут и текстолитовый макет случайно протаранить. Да и моторы недешевы. Взносы за участие во всероссийских соревнованиях – полторы тысячи для скоростников, копиисты платят восемьсот рублей. Словом, судомоделизм – дорогое удовольствие. Думаете, чужой дядя за все это будет платить?
    Вот повез ребят на чемпионат России в Татарстан, в поселок Рыбная Слобода, завоевали серебро. А что поменялось  для ребят, для кружка? Президентские гранты в младшей возрастной группе не выплачивают. Кружку бонусов никаких. Токарно-станочное оборудование старше меня, ванночка для испытаний – со ржавчиной боремся.
 
– Может, ответственные лица перспектив  в судомоделизме не видят? У вас же все неторопливо –  на чемпионскую модель пятнадцать лет уходит.
   – Да, сейчас все спешат. Приходят дети в кружок, говорят: я тут за три недели кораблик соберу. А ведь самая первая модель – простой силуэт корабля на деревянной плашке – рассчитана на три месяца работы. Здесь другая польза. Возьмем моего учителя Анатолия Семеновича Чапкевича. Много он призеров воспитал? Калачев Валерий Анастасьевич – чемпион России. Хлапов Александр Юрьевич  регулярно участвует в чемпионатах России, был руководителем кружка. Сергей Виноградов, Павел Лебедев, Игорь Юндиков – все возглавляли судомодельные коллективы. Почему говорю о них в прошедшем времени? Люди  двигают судомоделизм вперед и в массы, но видят отношение к этому делу и уходят. Зато нескольким  сотням ребят они успели дать путевку в жизнь. За что мы благодарны Чапкевичу? Он жизни учил. Учил головой работать. Это сейчас самое востребованное. За всеми этими ЕГЭ, тестовой долбежкой без акцента на практику народ разучился применять свои знания. Приходят ко мне ребята со штампованными мыслями. Говоришь, что сделать надо, а у них  глаза стеклянные, в мозгу будто чистые файлы. Минут десять-пятнадцать пыжатся и  какие-то идеи свои начинают излагать. Главное – могут думать! Только не приучены.
 
– А все-таки что-то материальное судомодельный кружок дает?
   – Я инженер-механик. Свою денежку всегда получу – в отличие от толпы юристов-экономистов, что без работы сидят. С десяти лет занимаюсь моделизмом. Когда поступил в политех, знал все станочное оборудование. На токарном станке  работал в кружке. О фрезерном станке  тоже имел представление. Сверлильный – куда ж в моделизме без него! Поэтому мне в институте было легче.
    А руководитель нашего кружка Александр Владимирович Коробицын –  человек без высшего образования. Зато практик каких поискать! Именно его усилиями наши станки все еще в строю. Он даже программы на ЧПУ пишет – мама не горюй. Любого инженера с корочками за пояс заткнет. Винты для моей модели Александр Владимирович вытачивал – другому бы не доверил. Вот и смотрите, к кому заказы идут – к нынешнему выпускнику технического вуза или к Александру Владимировичу, человеку с головой и руками. А ведь эти его умения – дело не университетской пятилетки, а десятилетий кропотливого труда. Поэтому будущие инженеры, что в России промышленность призваны возродить, должны за станком с младых ногтей быть. И не по школьной обязаловке, когда на уроках труда оборудование просто рассматривают, а с охотцей – при судомодельных, авиа-
модельных, радиотехнических и прочих кружках. Естественно, под присмотром опытных педагогов. И на современном оборудовании. Чтобы потом не пришлось переучиваться.
Алексей СЫРЦОВ
Фото Сергея ШУБКИНА
и из архива  А. УХАНОВА

Автор: Алексей СЫРЦОВ

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Здесь могла быть ваша реклама

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама