01:53
16 октября,
суббота 2021
°С
Ярославль,
Ярославская обл., Россия
Мы в Telegram
13 Августа 2015
Муниципальная среда

Хозяин «Бристоля»

Федор Назарович Балов занимал пост  ярославского городского головы дважды:  с января 1827 по январь 1830 года и  с 13 апреля 1842 по декабрь 1844 года. Почетный  гражданин, награжденный за службу золотой медалью «За усердие», он прежде всего известен как  владелец одного из лучших гражданских зданий  Ярославля, украшающих город и по сей день.

Купцы Баловы происходили из вольноотпущенных крестьян заволжской деревни Рогово, осевших в Тверицкой слободе Ярославля. Там, в Тверицах,  17 февраля 1784 года у Назара Ивановича Балова родился сын Федор. Кроме Федора у Назара Ивановича  было  еще две дочери и  три сына. С братьями впоследствии Федор Балов  вел торговые дела. Они  занимались оптовой и розничной торговлей хлебом и виноградными винами.
Первой женой Федора Балова была Евдокия Иванова, умершая в 18 лет от чахотки. Второй — купеческая дочь Марья Калясникова. У них родились четверо детей. До вступления в должность городского головы с 1821 по 1827 год Федор Балов служил бургомистром Ярославского городского магистрата.
Став ярославским головой, Федор Назарович Балов продолжил строительные работы на Волжской набережной, начатые при его предшественнике Михаиле Петровиче Пегове. К работам было привлечено более 9 тысяч человек и потрачена половина выделенной императором Александром I
суммы (первую половину освоил городской голова Михаил Пегов). При Федоре Балове была реконструирована, пожалуй, самая значительная для современных ярославцев часть набережной – от Семеновского моста на Красном съезде до Никольского съезда. Бонусом пошел Мякушинский съезд.
В сентябре 1827 года руководитель работ инженер-поручик Д.П. Стремоухов обратился к ярославскому губернатору М.И. Бравину с предложением  укрепить Мякушинский спуск на Волжской набережной. «От работ сего 1827 года имеется в остатке снятой с откоса нижней земляной  насыпи довольно значительное количество земли, которая если не употребится в дело, то  будет унесена весеннею водою», – написал он в рапорте. Стремоухов предлагал оставшейся землей отделать Мякушинский съезд, который  «сделается удобным к съезду за водою для набережной Волги», а линия укрепления  берега тем самым получит регулярность. Выравнивание «Мякушинского взвоза»  было  сделано за один сезон 1828 года крепостным крестьянином  Вологодской губернии П.А. Зелениным. Стоимость работ составила незначительную сумму в  250 руб., но значение их для потомков гораздо дороже. Вскоре наверху спуска был построен деревянный «китайский» павильон, а в 1840-х годах –  беседка, ставшая одной из визитных карточек Ярославля.
При Федоре Балове на плац-парадной площади  продолжилось сооружение памятника П.Г. Демидову. Еще в 1826 году при голове М.П. Пегове  на гранитном пьедестале была установлена 12-метровая колонна. На  верхнюю часть памятника — сферу и орла – тогда денег не хватило. Они  были выполнены позднее бронзовых дел мастером Рейхенбергом из Петербурга по проекту  академика  Крылова. В начале 1827 года бывший ярославский губернатор А.М. Безобразов уведомил  губернского предводителя дворянства В.И. Филатьева, что орел и сфера  давно  готовы, но не доставлены  в  Ярославль из-за спора  между ним (Безобразовым) и подрядчиком. После передачи дел по Демидовской колонне новому губернатору М.И. Бравину верхняя часть памятника прибыла в Ярославль. 6 марта 1829 года монумент  торжественно открыли.  Его сооружение  обошлось в 59466 руб. 62 коп.
Однако не все было гладко:  остались долги перед подрядчиками на сумму более  10 тысяч рублей. Самая большая задолженность была перед купцами  И. Кузнецовым (2129 руб. 75 коп.) за железо и  П. Оловянишниковым  (4440 руб.) за медь.  Но так как памятник уже стоял крепко и падать не собирался, с подрядчиками расплачиваться не спешили. Порфирий Григорьевич Оловянишников умер, передав  долг сыну Ивану, тоже городскому голове (1819 — 1820, 1833 — 1835 гг.).  В 1842 году, через 13 лет после установки памятника,  тот напомнил о «забывчивости» государственных деятелей предводителю ярославского дворянства А.Н. Глебову.  Тогда же выяснилось, что 135 пудов меди на Демидовский столп  П.Г. Оловянишников выдал  «по словесному  приказанию бывшего Ярославского гражданского губернатора  Александра Михайловича Безобразова», то есть совсем без документов. А без «бумажки»  мечтать о возврате суммы размером с капитал купца 3-й гильдии не приходилось.
Также при  Федоре Назаровиче Балове произошло событие,  важное для развития картофелеводства в Ярославской губернии. В 1839 – 1840 годах  часть российских губерний пострадала от неурожая хлеба. Вследствие этого российское правительство приняло энергичные меры к распространению резервной сельхозкультуры — картофеля. Для повсеместного внедрения «второго хлеба», а также  для распространения знаний в целях повышения эффективности сельского хозяйства   по предписанию императора в губерниях стали   создаваться сельскохозяйственные общества. Первое заседание Ярославского общества сельского хозяйства состоялось 16 января 1843 года.  В его состав  вошли 85 человек, преимущественно дворяне. Первым президентом  стал губернатор  К.М. Полторацкий. В 1843 году была создана библиотека общества и  основан музей, где экспонировались модели  сельскохозяйственных орудий и машин. Трудно сказать, благодаря обществу или случайно, но урожайность картофеля в Ярославской губернии росла ежегодно. Так, в 1841 году было посажено 970 четвертей картофеля, собрано 4473 четверти; а в 1844 году посажено 1090 четвертей,  собрано 7300.  Разведением картофеля в Ярославле стали заниматься не только  крестьяне, но и мещане.
Между первым и вторым сроком на посту городского головы Федор Назарович Балов совмещал торговлю с должностью старосты Успенского кафедрального  собора. А после ухода с поста главы занимался только торговлей. Собственности у купца 2-й гильдии Ф.Н. Балова было много: речные суда, кожевенное заведение в Тверицах, капитал, товар. Но самым значительным было домовладение.  Еще отец будущего головы начал прикупать землю вдоль Ростовской  (совр. Андропова) и  Угличской (совр. Кирова) улиц. После его смерти к братьям Баловым перешло по наследству два каменных дома и восемь лавок.
Братья продолжили покупать землю с недвижимостью и 7 мая 1823 года приобрели жемчужину своего домовладения — дом на углу Ростовской и Угличской улиц, известный сейчас как «Бристоль».  Вероятно, это здание построено в 1810-х  годах купцом  Алексеем Федоровичем Белышевым. Затем оно перешло к мещанину Ивану Докучаеву и после его смерти было продано братьям Баловым. Кроме «Бристоля» Баловым принадлежал  дом на углу  современных улиц Андропова и Максимова. Домовладение размером  885 саженей (1885 кв. метров) было настолько большим, что улицу Максимова  тогда называли переулком Балова.
Федор Назарович Балов умер 8 декабря 1851 г. в возрасте 68 лет «от продолжительного паралича».  После его смерти основную часть наследства самовольно захватил его сын, купец 3-й гильдии Александр.  В том числе и «Бристоль», владельцами которого были также племянники Федора Назаровича Балова Василий, Александр и Абрам, сыновья умершего в 1833 году брата Ивана.   В 1862 году справедливость была восстановлена и домовладение вновь стало общим для братьев Баловых. В конце 1870-х дом был продан почетной гражданке Екатерине Вахрамеевой, в начале 1880-х - купцам Литову и Друженковым. В 1910 году здание перестроили,   в нем  разместились ресторан и гостиница «Бристоль». В 1990 году «Бристоль» стал памятником архитектуры регионального значения.

Елена СОЛОНДАЕВА, по материалам  Государственного архива Ярославской области

Автор: Елена Солондаева

Комментарии

Другие новости раздела «Муниципальная среда»

Читать