12:08 Среда, 1 Апреля 2020
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Дети войны

10 Декабря 2015
Конкурс юных журналистов и редакций школьных газет, который проводит Ярославский центр детей и юношества под эгидой департамента образования Ярославской области, стал частью большого проекта «Территория детско­юношеской журналистики». Конкурс проходит в регионе уже шестой раз. В этом году наши юные коллеги из Ярославля, Углича, Рыбинска и  Тутаева прислали более 50 журналистских работ и выдвинули 30 газет. Как всегда, творчество молодых будет оценивать компетентное жюри, которое 18 декабря огласит список победителей. Но у шестого областного конкурса есть и своя особенность – в 2015­м в номинации «Лучшая журналистская работа» многие  юнкоры рассказывали  о своих родных, которые на фронте и в тылу приближали нашу общую победу. Сегодня мы публикуем одну из конкурсных  работ,  посвященную 70­летию Великой Победы. Маргарита  СОЛОМИНА.

 

Прощай, папа, или Живет на свете Рио-Рита

Так страшно писать о войне. Сейчас мне 15 лет, но рассказать эту историю я ищу в себе силы давно – всю свою сознательную жизнь. Начинаю писать…  Сердце  стучит в два раза сильнее.

Письма за иконочкой

Это история не о героях войны, не о тружениках тыла, о которых можно написать: «Я помню, я горжусь».
…Рио-Рита – так в шутку дразнили мою бабушку озорные мальчишки.
У меня в руках фотография, которую она хотела отправить своему папе на фронт. Лето 1942 года, медвежонок с оборванным ухом в руках у ребенка. Вы бы видели эти глаза…И письма, не отправленные на фронт. Это письма моей  Рио-Риты, в то время маленькой девочки с  тоненькими, как мышиные хвостики, косичками. Бабушке было всего семь с небольшим лет. Она писала эти письма каждый день, писала папе, писала с радостью, с болью, со слезами и… убирала в уголок за иконочку.
Вот некоторые из них.

Теперь я знаю, что такое похоронка

«Папа, почему ты не попрощался со мной, не обнял и не прошептал ласково перед сном: «Я люблю тебя, мышка»? Мама сказала мне только утром, что ты ушел на фронт защищать Родину. Я не  обижаюсь на тебя, ведь это твой долг, воюй хорошо. Мы будем тебя ждать, я не буду плакать, я ведь сильная, папочка…»
Вальку. Только он меня обижает, не дает потрогать нож, который нашел в ручье. Он ржавый, но еще острый. Валька сказал, что пойдет с ним бить фрицев… Сегодня тете Кате Рындиной пришло письмо, она взяла его в руки и сразу же упала прямо на землю. Мне было так страшно. Письмо лежало рядом, я хотела поднять, а Валька сказал: «Не трогай – это похоронка». А похоронка – это что? Мне никто не говорит, потому что я маленькая…»
«Теперь я знаю, что такое похоронка. Это когда Боженька забирает человека на небо. Дядя Тимофей пришел с фронта, у него совсем нет ноги. Я каждый день молюсь за тебя, папочка. Ты только живи, пусть без руки, без ноги, но живи…»
«Сегодня Валька устроился на работу в магазин, помогает таскать какие-то коробки. Иногда приносит прянички – два. Мне дает всего один. Я ору, ору, ору. Бабушка нервничает, а Валька говорит: «Да отдай ты ей все». Он не жадный. Мама все время плачет, ей тяжело, она много работает на хлебозаводе и еще стирает белье в госпитале. Я тоже хожу в госпиталь, пою песни раненым, помогаю писать им письма домой…»

Валька кровь сдает, а я танцую

«К нам постоянно приходит мамин брат со своей женой и «матушатами», так бабушка называет своих внуков. Они  у нас все съедают, даже у меня под подушкой находят спрятанный для Мишутки сахарок. Я, как всегда, ору. «Рита, это ведь твои родственники, не будь злюкой», – говорит бабушка. Эти «мои родственники» – плохие, только есть приходят. И нас они не любят».
«Папа, Валька – герой. Он сдает кровь раненым. У него не хотели брать, но какому-то раненому была очень нужна Валькина кровь. Сегодня немцы пытались бомбить плотину, мы не побежали в укрытие, а сидели на лестнице в доме. Было очень страшно…»
«К нам в город эвакуировали артистов. Какая у них красивая балерина! Она собирает девочек и учит танцевать. Мама сшила мне юбочку и специальные тапочки. Я, как настоящая балерина, учусь дома ходить на носочках. Брат говорит, что я ненормальная. Нужно фашистов бить, а не лебедя из себя строить. Я не обижаюсь, он, наверное, сам хочет научиться танцевать…»

Что нам делать, миленький?

«Папа, прости меня. Я глупая. Сегодня потеряла карточки на хлеб. Я так сильно радовалась, что теперь вместо хлеба бабушка будет печь пироги. «Когда же ты поумнеешь, милая?» – сокрушается бабушка. Сегодня мне приснился сон, что мы все были дома, пили чай, ели вкусные бабушкины пироги и веселились, как раньше…»
«Мама взяла на работе хлеб этим дурацким матушатам, а дядька отнес его на рынок и обменял на сахар. Вечером приехали люди – страшные люди и… маму увезли с собой. Бабушка слегла. Эти люди сказали, что она враг народа и княжеский потомок. Из дома вынесли все, а нас выкинули на улицу. Что нам делать, папа, миленький?..»
«Я стала взрослой... Мы живем у бабушкиного сына с матушатами. В холодном чулане. Я сплю с бабушкой. Валька на лавке на доске. Ужасно холодно, и все время хочется  кушать. Бабушка ворует для меня у сына вареную картошку, прячет к себе и вечером потихонечку отдает ее мне. Родственники нас ненавидят и боятся, что из-за мамы их тоже посадят в тюрьму…»

В чем виновата мама

«В выходные ходили с братом  выкапывать прошлогоднюю картошку (тошнотики), это было очень страшно, если бы нас поймали, то не знаю, что могло бы случиться. Бабушка пекла из нее лепешки. Они горчили, но были настолько вкусными…»
«Сегодня нас затопило. Воды по колено, залило весь чулан. У бабушки текла кровь из носа, и вся вода была красной. Брат выносил меня в школу на руках. После потопа Валька простудился, мы его еле выходили. Я целую ночь отогревала его замерзшие руки. Доску, на которой он спал, все время выносили на улицу на мороз, чтобы выморозить, потому что Валька стал писаться…»
«Меня иногда пускают к маме, она в лагере для военнопленных (она враг народа, сидит вместе с пленными немцами). Со мной никто не дружит: я тоже враг. Я фашистка. В чем виновата моя мама? Разве за то, что  ты хотел помочь своим близким, пусть даже такой ценой, нужно судить так строго? Господи, когда же закончится эта война. Папочка, гони прочь всех фашистов и возвращайся домой…»

Сердце на кусочки

«Сегодня опять ходила к маме. Меня обыскивали, везде-везде. Мне так стыдно. Огромная, жирная тетка с безобразными руками и ярко-красными  губами. Я навсегда запомню звон ключей и грохот железной двери, которую запирали за мамой, когда уводили ее назад. Мама все время плачет, но она сильная, как и я. Мы справимся. Немецкий солдат там, в лагере, брал меня на руки, гладил по голове, постоянно приговаривая: «Vergib uns Baby» (прости, малышка). Это были вражеские люди «оттуда», откуда пришла проклятая война. Их должны были ненавидеть, кажется, и говорить о них неприязненно. Но мне иногда  казалось, что я люблю их…»
«Валька сбежал на фронт. Сердце мое разрывается на кусочки. Бабушка. Мама. Валька. Я не должна плакать. Я за старшую (так сказал брат), на мне бабушка и мама. Вальку вернули через два дня – грязного, потерянного, уставшего и очень голодного…»

Я ведь сильная, папочка

«Вчера приземлился немецкий самолет. На вокзале, за лесом. Мы туда с Валькой ходили за ягодами, голодные были, ели все подряд, что съедобное растет. Мальчишки сказали, что летчик немецкий сам сдался, не хотел бомбить. Вот там кто-то и кричал, что самолет приземлился. Его, говорят, в госпиталь увели, мы побежали смотреть. Нас не пустили, но нянечка сказала, что его накормили и ничего ему не сделали. Рассказывать только не велели никому. Тогда нельзя было болтать…»
«Сегодня какая-то женщина принесла мне пальто из чертовой кожи и железную дорогу, сказала, что это от тебя, а еще сказала, что у меня теперь есть сестра и ты ее очень любишь…»
«А знаешь, пап, я не отправляла тебе письма, я знала, что ты нас бросил, я просто, как все дети, хотела гордиться тобой и ждать от тебя весточку. Складывать треугольнички и отправлять их на фронт. А ты, находясь совсем рядом со мной, даже ни разочка не пришел, не навестил меня, боялся за свою жизнь, за связь с врагом народа. Ты не пришел, когда слегла бабуля, когда арестовали маму, когда нас выгнали из дома, когда чуть не умер Валька. Ты даже не захотел взять нас в свой детский дом, в котором жили дети-сироты, окруженные теплом и заботой. Это будет мое последнее письмо тебе. Прощай. Я ведь сильная, папочка…»
Прабабушку освободили через три долгих года.

Живет на свете Рио-Рита

Весна 2015 года. Всех ветеранов и детей войны поздравляли с Победой.  Вручали юбилейные медали, дарили цветы. Всем. Бабушку не поздравляли: ведь она не дитя войны – она дитя врага народа. Я целый день бегала по городу, искала хоть какой-нибудь значок, чем-то напоминающий медаль.
Нашла. Бабушка плакала, дрожащими руками  взяла его в руки и поднесла к губам. «Я уж думала, забыли меня…»
Мама тоже плакала.
Не знаю, что сказать… Почему, Господи, я не могу найти слов? Говорят: «Бог дает человеку столько испытаний, сколько он может выдержать». Сколько же может вынести человек, человечек маленький? Ты смогла, бабушка, ты выдержала, ты преодолела все трудности, и я горжусь тобой.

Автор: Маргарита СОЛОМИНА

Комментарии

Другие новости раздела «Великой Победе посвящается»


Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами г. Ярославль.
Подробнее.

Опрос

Вы выписываете бумажные издания?

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта: