03:34
16 октября,
суббота 2021
°С
Ярославль,
Ярославская обл., Россия
Мы в Telegram
13 Августа 2015
Великой Победе посвящается

От судьбы не уйдешь

Ветерану Великой Отечественной войны Федору Евстафьевичу Ковальчуку 18 июля исполнилось 97 лет. Несмотря на преклонный возраст, память у него отменная. О событиях более чем 70­летней давности рассказывает так, словно все произошло вчера. Кроме советских  боевых наград у Федора Евстафьевича есть и польский Крест Храбрых.

Мечтал стать военным

Родился Федор Евстафьевич в 1918 году на Украине, в большом селе Женишковцы Хмельницкой области. Детей в семье Евстафия и Анны Ковальчук было пятеро – дочь и четверо сыновей.  Старший Ковальчук считался, как тогда говорили, активистом. С 1922 по 1925 год он  был заместителем, а потом председателем сельсовета. Однако затем не поддержал идею создания в Женишковцах коммуны, за что и поплатился своей должностью.
До 15 лет Федор жил и учился в родном селе, а вот 8-й и 9-й классы оканчивал уже  в райцентре, за 17 километров от родного села. После школы парень мечтал стать военным: трижды пытался  поступать в военные училища, но безуспешно. Сначала Федор вместе с двумя земляками искал счастья в  Киеве, потом в Одессе – но и там, и там ребята опоздали с подачей документов, набор курсантов уже завершился.  Третья попытка была связана с Севастополем, и снова неудача. Корабль, на котором парней отправили из Одессы в Севастополь,  попал на Черном море в сильный шторм и вынужден был вернуться в Одессу. Тогда Федор с друзьями решили, не судьба, мол,  и вернулись домой. В районе как раз набирали на краткосрочные курсы учителей. «Я любил с детьми заниматься, мне еще в старших классах это нравилось»,  – рассказывает Ковальчук. Так вместо военной карьеры он  постигал азы сугубо мирной профессии.

Сельский учитель

После курсов молодого учителя  направили в небольшое село. В местной школе педагогов было всего двое – директор и Федор Евстафьевич. Каждый из них вел уроки в двух классах. «У меня в одном классе было 12 человек,  в другом – 16. Все размещались в одной комнате. Пока одним объяснял материал, другие, вместо того чтобы делать задания, постоянно отвлекались»,  – вспоминает ветеран.
Проработал он здесь недолго. Директора арестовали по доносу собственной жены. Вскоре за Федором приехал отец и забрал его домой. Потом Ковальчук  окончил учительский институт, и его назначили преподавать украинский язык и литературу в 5 -7-х классах, а через год он стал завучем.
Но не зря говорят, от судьбы не уйдешь. В 1938 году, когда Федору исполнилось 20 лет, его призвали в ряды Вооруженных сил. С тех пор его жизнь надолго оказалась связана с армией.

Начальник мобилизационной части

В 1939 году войска РККА, а в их составе и часть, где служил Ковальчук, вошли на территорию Западной Украины.  Рядовые украинцы относились к ним дружелюбно, но находились и такие, кто стрелял в красных командиров.  
– Были организованы специальные курсы, которые готовили офицеров запаса.  После их окончания мне выдали военную форму с двумя кубиками. Из 28 человек – выпускников курсов – сформировали группу во главе со старшим батальонным комиссаром. Мы помогали военкоматам организовывать призыв.  Сделать это было непросто. Вместо сотни удавалось набрать человек  8 – 10. Затем меня перебросили в Хмельницкую область,  – продолжает рассказ ветеран. –  Меня вызвал к себе батальонный комиссар. И сказал, что меня назначают начальником мобилизационной части. На этой должности меня и застала война. В воскресенье я собирался навестить родных, из военкомата поехал на велосипеде в село. Но пришлось срочно вернуться.  Началась мобилизация. Когда немцы захватили Западную Украину, работники военкомата получили приказ забрать весь архив, все документы и отправляться в Киев.

Немец наступал и днем, и ночью

Офицеров военкомата собрали в запасную бригаду, они должны были сопровождать маршевые подразделения к месту назначения. Во время боев за Киев Ковальчуку пришлось взять на себя командование взводом пулеметчиков.  12 дней 149-я дивизия держала оборону. «Тяжело было, немец наступал и днем, и ночью, – вспоминает Федор Евстафьевич. – Конечно, сдержать танки мы не могли, наша задача состояла в том, чтобы отсекать пехоту, мотоциклистов».
В одном из сражений Федора Ковальчука тяжело контузило, как он признался, не помнил, кто и как вытащил его с поля боя, как  в полевой госпиталь попал.  Пришел в себя  только в госпитале в Бузулуке. Там Ковальчук  встретил командира своего батальона,  тот и  посоветовал написать рапорт и попроситься в 200-ю стрелковую дивизию, где он был начальником штаба. Так Федор Евстафьевич попал на Северо-Западный фронт, где в начале 1942 года советские войска перешли в наступление и взяли в кольцо  – в так называемый Демянский котел – большую группировку противника. Когда началась распутица, было особенно тяжело: чтобы протащить даже сорокапятки (небольшие противотанковые пушки), приходилось делать настилы. А что уж говорить о более тяжелой технике. Наступления наших войск сменялись обороной, не успевали взять высоту и закрепиться на ней – враг прорывал кольцо.

За боевые заслуги

Затем дивизию, в которой служил Ковальчук, отправили в Тулу на новое формирование, Федора Евстафьевича  назначили в штаб армии в отдел комплектования. Воевал он в составе Брянского фронта, который затем переименовали в Западный, а еще позже в 1-й Белорусский. В 1943 году Ковальчук был награжден двумя медалями – «За отвагу» и «За боевые заслуги». А позже он был удостоен Креста Храбрых.
В марте 1944 года формировалась 1-я польская армия на базе 1-го польского корпуса, который был развернут в августе 1943 года на основе 1-й польской пехотной дивизии имени Тадеуша Костюшко. В ряды армии зачислялись не только граждане Польши, но и советские граждане преимущественно польского происхождения. Советский Союз обеспечил вооружение, боевую технику и снаряжение для формирования армии.
По рассказам Федора Евстафьевича, он был включен в группу из шести человек. Ему выдали специальное удостоверение, подписанное командующим армией. В поисках поляков не раз приходилось отправляться на передовую. Дело это было непростое, к тому же какой командир отдаст хорошего бойца, и  так каждый на счету. Потом пришла директива – привлекать по принципу «лишь бы фамилия была шляхетская», например,  Иваницкий, Ковальский. «Меня тогда представили к ордену Отечественной войны, уже и документы были готовы, но поляки опередили с наградой», – говорит ветеран. А в 1944 году его наградили орденом Красной Звезды.

Извиняться после войны будете

Так в составе уже 1-го Белорусского Ковальчук дошел до Берлина. До ноября 1944 года этим фронтом командовал маршал Константин Константинович Рокоссовский. Прославленный военачальник запомнился Федору Евстафьевичу как человек воспитанный и интеллигентный.
– Однажды мне надо было передать ему донесение. Зашел в небольшую комнату – там никого. Рокоссовский отдыхал во второй. «Извините, товарищ командующий», – обратился я к нему. – «Извиняться после войны будете», – ответил маршал. Такой же был и начальник  штаба фронта  Михаил Сергеевич Малинин.  У меня каллиграфический почерк, поэтому не раз  приходилось оформлять  карты. Когда к нам заходил Рокоссовский,  всегда за руку здоровался, – делится воспоминаниями Федор Евстафьевич.
В ноябре 1944-го командующим  1-м Белорусским был назначен Георгий Константинович  Жуков. Этот военачальник был известен своим жестким, крутым нравом.  «К нему я уже не был вхож, докладывать Жукову  имели право только начальник штаба или его заместитель. Когда мы дежурили, маршал проходил мимо, мы руку к козырьку, приветствуем его. Но он и головы не повернет», – рассказывает Ковальчук.

По стопам деда

На войне Федору Евстафьевичу не раз доводилось встречать интересных людей. Однажды за пополнением прибыл Василий Иванович Чуйков, который во главе 8-й гвардейской армии на 1-м Белорусском фронте воевал до конца войны. А одна встреча поразила Ковальчука до глубины души. Как-то его вызвал к себе начальник штаба генерал Малинин. «Зашел к нему, смотрю: на краю стола расположился какой-то военный в кожаной куртке с полковничьими погонами на плечах. Я удивился: полковник, а так уверенно ведет себя в присутствии генерала. Уже потом мне сказали, что это был сын Сталина Василий», – до сих пор не скрывает своего удивления Федор Евстафьевич.
Войну Ковальчук закончил в звании майора, до 1949 года служил в Германии. Потом  были Центральные курсы в Москве. Но в столице пришлось ему не по душе. Просился Федор Евстафьевич в Тулу, откуда родом была его жена. Но судьба привела в Ярославль, где он служил с 1955 по 1974 год заместителем облвоенкома – начальником мобилизационного отдела. В 1956 году присвоили ему звание полковника. Во время одной высокой проверки Ярославский областной военкомат  получил  высокую оценку – 4+. Федора Ковальчука наградили орденом «Знак Почета». В 1972 году, когда вокруг Ярославля сильно горели торфяники, довелось Федору Евстафьевичу вместе с Юрием Дмитриевичем Кирилловым, председателем горсовета,  участвовать в организации тушения пожаров. Летали тогда на «кукурузнике»  У-2.
Закончив военную службу, Федор Ковальчук 12 лет руководил  ярославским Домом книги, участвовал в общественной жизни города, дважды избирался депутатом горсовета. С супругой  Валентиной Сергеевной они вместе с 1949 года. Познакомились  в Туле во время отпуска. Вырастили двоих детей – дочь и сына. У них двое взрослых внуков, один из которых пошел по стопам деда, окончил Суворовское училище, служит в Подмосковье.

Автор: Мария ПАВЛОВА

Комментарии

Другие новости раздела «Великой Победе посвящается»

Читать