02:37
16 октября,
суббота 2021
°С
Ярославль,
Ярославская обл., Россия
Мы в Telegram
30 Апреля 2015
Великой Победе посвящается

Штурм и капитуляция Берлина

16 апреля 1945 года началась Берлинская наступательная операция. В ней участвовали 2,5 миллиона советских солдат и офицеров, было задействовано 41600 орудий и минометов, 6250 танков и САУ, 7500 самолетов. Одним из участников тех решающих сражений был и наш земляк Владимир Жилкин. Вот его рассказ от битве за Берлин.

Мне, лейтенанту-артиллеристу, посчастливилось в составе 771-го артиллерийского полка 248-й стрелковой дивизии быть участником этого грандиозного события. В ту пору я, командир взвода управления батареи, временно исполнял обязанности начальника разведки дивизиона вместо убывшего по ранению офицера. С наблюдательных пунктов я вел разведку противника, обнаруживая его цели и определяя их точные координаты, чтобы артиллеристы могли их поразить.
Первую полосу обороны противника мы успешно преодолели, но когда к исходу дня подошли к Зееловским высотам, встретили упорное сопротивление немцев. Враг контр­атаковал нас, используя резервные силы. Двое суток шли упорные бои.
   Мой наблюдательный пункт разместился в железнодорожной будке, я следил, откуда бьют замаскированные вражеские орудия и самоходки «Фердинанды»,  и указывал их координаты. Нашей дивизии была поставлена задача овладеть  высотами, городами Зеелов и Гузов и развивать наступление на Берлин. Наш дивизион вел огонь по войскам противника.
18 апреля сопротивление врага было сломлено, и наши войска устремились к Берлину. 21 апреля наша дивизия в составе 5-й ударной армии завязала бои на восточной окраине Берлина. Как нам, артиллеристам, хотелось первыми открыть огонь по логову врага! Наши пушкари под руководством лейтенанта Киселева на снарядах писали: «Привет Гитлеру», «Гитлер капут», «По Рейхстагу».
23 апреля перед нами открылась река Шпрее. Передовые подразделения форсировали ее на лодках. Батареи нашего дивизиона с восточного берега прямой наводкой вели огонь по выявленным целям, мешавшим форсированию. Когда наша пехота захватила плацдарм на западном берегу и ворвалась в Трептов-парк, моряки подвезли  на автомашинах полуглиссеры и паромы. В течение нескольких часов мы обеспечивали их развертывание и переправу техники, в первую очередь танков. После успешного форсирования реки войска устремились к центру города, который был сильно укреплен и подготовлен к обороне: улицы перегораживали мощные баррикады, в домах окна первых этажей и подвалов были заложены кирпичом, оставлены для стрельбы лишь бойницы, на перекрестках врыты в землю орудия и танки.
Овладев Трептов-парком, наша дивизия в составе 5-й ударной армии наступала к центру Берлина. Перед началом генерального штурма  авиация 16-й и 18-й воздушных армий днем 25 и в ночь на 26  апреля нанесла мощные массированные удары по основным опорным пунктам противника. После чего наши войска, пробираясь по дворам, через проломы в стенах, по подвалам, устремились вперед. Бои шли днем и ночью. Дым горящих зданий, смешанный с пылью разрушенных домов, разъедал глаза, мешая вести наблюдение. 27 апреля начались бои в сердце Берлина.
28 и 29 апреля в наших вой­сках произошла перегруппировка. Моему дивизиону была поставлена задача огнем  поддержать  стрелковые полки, чтобы они смогли захватить здания Главпочтамта и штаба военно-воздушных сил,  а затем вести огонь по имперской канцелярии, на моей карте закодированной под номером 153.
Холодным и хмурым днем 30 апреля батальоны 150-й и 171-й дивизий 3-й ударной армии начали сражение за Рейхстаг. А штурмовые группы в составе усиленных стрелковых батальонов 301-й и 248-й дивизий под командованием полковника В.С. Антонова и генерала Н.З. Галая, овладев зданиями Берлинской ратуши, кварталом гестапо и почтамтом, пробились к Вильгельм-плац и Фоссштрассе, где находилась имперская канцелярия. Нас отделяли от нее сотни метров. Для прямой наводки были выдвинуты подразделения тяжелой артиллерии, которые своим огнем разбивали баррикады и другие защитные сооружения.
В ночь на 1 мая наши войска под прикрытием огня артиллерии и танков ворвались в Рейхстаг. Бой шел за каждый этаж, за каждую комнату, за каждый подвал. Сержанты Загитов, Лесименко, Минин и рядовой Бобров прорвались на крышу Рейхстага и в 22 часа укрепили свой флаг. Спустя некоторое время разведчики 756-го полка сержант Михаил Егоров и младший сержант Мелитон Кантария во главе с лейтенантом Берестом водрузили на фронтоне здания флаг, который вошел в историю как Знамя Победы.
Наступило 1 мая.  Настроение было приподнятое, хотелось в честь праздника Первомая завершить разгром врага. Но фашисты упорно сопротивлялись. И все попытки захватить здание рейхсканцелярии успеха не имели. Мы возо­бновили атаку ставки Гитлера. В 18 часов 30 минут вся артиллерия, участвующая в штурме, наш 771-й артполк  предприняли мощный огневой налет на позиции немцев. Я в цепи атакующих корректировал огонь нашего дивизиона.
Все понимали, что это последний бой. В своих воспоминаниях маршал Г.К. Жуков писал: «Вечером 1 мая 301-я и 248-я­ стрелковые дивизии 5-й ударной армии вели последний бой за имперскую канцелярию. Схватка  на подступах  и внутри этого здания носила особенно ожесточенный характер. В составе одной из штурмовых групп предельно смело действовала инструктор полит­отдела 9-го стрелкового корпуса майор Анна Владимировна Никулина».
2 мая к 15 часам сопротивление Берлинского гарнизона прекратилось. Наступила тишина. Солдаты и офицеры поспешно складывали оружие и под конвоем советских воинов следовали на сборные пункты военнопленных.
Берлин пал, вслед за этим последовала капитуляция всей Германии. Весь мир восхищался героическими подвигами Советской Армии, стойкостью и бесстрашием советских воинов.

Владимир ЖИЛКИН, заместитель председателя Городского совета ветеранов
ФОТО из архива автора

Автор: city-news

Комментарии

Другие новости раздела «Великой Победе посвящается»

Читать