05:34 Вторник, 14 Июля 2020
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Вспоминая военное детство

16 Октября 2019
В Ярославле вышла книга воспоминаний «Важно быть услышанным». Она стала финалом одноименного социального проекта Ярославского городского отделения областной организации ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов. Проект был осуществлен при финансовой поддержке Фонда Президентских грантов и ставил перед собой цель вдохновить ветеранов поделиться воспоминаниями о своей жизни.  Важное место в этих воспоминаниях занимает опаленное войной детство. Слово – детям войны.

Геннадий Петрович АНДРЕЕВ, 1939 г.р.

Перед войной наша семья жила в Ораниенбауме. Отец, Михаил Яковлевич Карпов, служил главным старшиной на тральщике «Буек». Мама, Антонина Васильевна, работала воспитателем в детских яслях. 22 июня 1941 года отец находился в плавании и в последнем письме матери из Таллина сообщал, что, конечно, придет с победой. Он погиб в том рейде и был похоронен в море.

Враг наступал стремительно. Семьи военных моряков решили эвакуировать в Ленинград. 20 августа мы с мамой переехали в северную столицу и поселились в кухне коммунальной квартиры на ул. Чехова. Мама устроилась курьером в суд. А я, двухлетний, под присмотром соседки тети Таси играл под столом в игрушки. По вечерам тетя Тася звала меня пить чай с «таком». Я всегда просил дать мне этот «так», хотя знал, что тетя Тася ничего не даст, потому что с «таком» – это ни с чем, пустой кипяток…

В июле 1943 года мать устроилась на военный завод № 209, а мне дали место в детском саду. К концу блокады у меня начались дистрофия и цинга: на ногах открылись кровоточащие нарывы, я перестал ходить и говорить. Но все же выжил и хорошо запомнил салют на Неве после снятия блокады. Я у мамы на руках. Кругом ликование и слезы… В 1946 году мама второй раз вышла замуж за военного капитана, дошедшего до Берлина, Петра Андреевича Андреева. Он меня усыновил.

Елена Алексеевна БЕЛОУСОВА, 1939 г.р.

Все 900 дней блокады я находилась в Ленинграде. Мои родители – военные врачи. Отец, Алексей Васильевич Любуцкий, умер в ноябре 1941 года. Ему было 54 года. Ленинград уже голодал. Мама, Клавдия Петровна, осталась со мной и моей старшей сестрой Нинель. Она стала единственным кормильцем семьи: работала главным санитарным инспектором Петроградского района. Несколько месяцев ей помогала наша двоюродная бабушка Клавдия Семеновна. В феврале 1942 года, в самый голод и холод, вернувшаяся с работы мама нашла меня спящей в кровати рядом с умершей Клавдией Семеновной. Бабушку зашили в простыню и похоронили. Так хоронили всех умерших в блокаду.

Заботу о нас взяла мамина сестра, инвалид детства. Именно Елена Петровна водила нас под обстрелами в детский сад, с ней мы с саночками ходили на Неву за водой, стояли в молчаливых очередях за хлебом. По маминым словам, ленинградский хлеб был черным и травянисто-горьким на вкус. Лишь на 40 процентов он состоял из ржаной муки. Остальное целлюлоза, жмыхи, вытряски из мешков. Зиму 1941 – 1942-го мы жили только на этом хлебе. Весной наш рацион пополнили лебеда, крапива, щавель, корни одуванчика.

Анатолий Иванович НАГИБИН, 1933 г.р.

Незадолго до войны наша семья перебралась из Алтая в Казахстанский Семипалатинск. Отсюда в 1942 году ушел на фронт отец. Мы остались в Семипалатинске. По карточкам хлеба не хватало. На базаре булка стоила 600 рублей при маминой зарплате учителя 40 рублей в месяц. Мы обменяли на продукты все вещи, что смогли, и в январе 1944 года, когда морозы стояли за 30 градусов, мать забросала сани тряпками, укутала нас с братом одеялами и погнала лошадь за 60 километров от Семипалатинска в село Баженово, до войны считавшееся богатым.

Вспоминаю эпизоды той жизни. Помню, что в колхозе совсем не осталось мужчин и привыкшая к мужицкому мату рабочая скотина – лошади и быки – взбунтовалась. Скотина не желала выполнять женские команды и «саботировала» работу. Ее не могли сдвинуть с места ни слово, ни палка, ни бич в женских руках. Спас посевную единственный оставшийся на селе мужчина, старый-престарый скотник. Он знал крепкие мужские слова и каждое утро отправлял повозки и плуги на работы. Постепенно через слезы, нервы и преодоление своего естества бабы тоже овладели «искусством» управления скотиной…

Ирина Ивановна БУТИКОВА, 1936 г.р.

До войны мои родители работали на ярославском военном заводе п/я 99, впоследствии ЯЗТА. Война началась для меня серьезным разговором про завод. Родители строго предупредили: если посторонние спросят, где работают мама и папа, надо отвечать, что они делают макароны.

По улице Свободы до железнодорожного вокзала были проложены рельсы, по ним день и ночь эвакуировали оборудование завода в Челябинск. Папа уехал с заводом, мама осталась с нами в Ярославле. Здесь нам пришлось испытать бомбежки, голод, холод. По карточкам мы получали кирпичики хлеба с какими-то добавками. Ели лебеду, крапиву. На газоне около дома посадили картошку. Из картофельных очисток мама пекла оладьи, они назывались чибриками. Не было мыла. Люди страдали от вшей. В городе свирепствовал сыпной тиф. Мама и старшая сестра Нина им тоже переболели и выжили.

В 1944 году я пошла учиться в школу № 25. Тетради мы делали из газетных полос и из оберточной бумаги. Было трудно. Но все равно в школе работали кружки, секции, отмечались праздники.

Дмитрий Васильевич ЕФИМОВ, 1933 г.р.

Отец мой, Василий Егорович, до войны заведовал свиноводческой фермой в деревне Кривцово, где выращивали знаменитую брейтовскую породу свиней. На фронт он ушел на второй день войны. Мама, Евдокия Григорьевна, осталась с четырьмя детьми. У нас были три главные проблемы: протопить зимой дом, накормить скотину и выдержать тяжелую крестьянскую работу. Помню, когда закончились запасы дров, которые заготовил еще отец, мы со старшей сестрой Таисьей поехали за ольхой. Надо было ольху срубить, привезти, а затем расколоть. Дело это небезопасное: тут сила нужна и опыт. Когда мы работали, мать стояла рядом. Ведь мне тогда было всего восемь лет, а Таисье чуть больше. Справились со всем. А в сентябре 1945-го вернулся с фронта отец. Его сразу избрали председателем колхоза, и он поднимал послевоенное хозяйство. При его участии в колхозе поставили памятник павшим в Великой Отечественной войне.

Татьяна Петровна БАРМОТИНА, 1937 г.р.

Мой отец работал на Ярославском сажевом заводе. Обитала наша семья в бараках рядом с заводом. В 1940 году на этом месте началось строительство военного завода, и всех жителей выселили, разрешив строиться в поселке им. Фрунзе (ныне Ивняки). До начала войны отец успел построить только тесовый сарай. Затем его призвали в армию, а в 1942 году он погиб в селе Селище Ленинградской области.

Маме с нами, тремя детьми, пришлось зимовать в сарае. Она утеплила его как могла. Затем начала возить на санках и тачке камни и в одиночку строить домик. Он получился теплым и крошечным: комната и кухня с печкой. Кроме нас в домике была еще парализованная мамина мама. Потом добавилась больная женщина с шестилетним сыном из блокадного Ленинграда. Электричества у нас не было. Еду готовили на примусе. Печку топили прутьями, которые рубили в кустарнике вокруг поселка. Водопровода тоже не было. Мы самостоятельно лопатами выкопали себе колодец, который каждую весну заливало вешними водами. Так выживал весь наш поселок. Отцы всех наших соседей, а это 100 – 120 семей, тоже не пришли с войны.
Автор: Елена Солондаева

Комментарии

Другие новости раздела «Великой Победе посвящается»


Великой Победе посвящается  Те дни забыть нельзя никогда 14.04.2010 Публикация в нашей газете, посвященная подвигу летчика Амет-хана Султана в небе над Ярославлем в 1942 году, вызвала резонанс среди читателей «Городских новостей». В редакцию пришло несколько писем с воспоминаниями тех, кому довелось пережить военное лихолетье. «Я этот самолет наблюдала с Красного Перекопа. В то время мне было лет 11 – 12. Я шла в детскую консультацию за кашей и молоком для сестренки, – рассказывает А.И. Столбова. – Я видела в небе два самолета­разведчика. Наши зенитки стреляли по ним и подбили один из них. Второй ушел в сторону. О том, что сбитый немецкий самолет упал на Советскую площадь, узнала из сообщений. Я потом ездила в центр и видела этот самолет». Живая из списка расстрелянных Великой Победе посвящается  Живая из списка расстрелянных 16.07.2015 Ярославская региональная общественная организация «Дети войны» выпустила три сборника воспоминаний, объединенных общей темой «Вспомнить все». Их авторы – те, кто был детьми в годы Великой Отечественной войны. В одном из сборников есть и воспоминания Аси Левит.

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами г. Ярославль.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта: