19:30 Воскресенье, 25 Октября 2020
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

В кино интересен лишь талант

30 Сентября 2020
В Ярославской области завершила работу лаборатория DocTrain под руководством ведущих документалистов России и Германии Марины Разбежкиной и Арне Биркенштока. Участники – непрофессиональные режиссеры документального кино со всей России – постигали азы мастерства монтажа, технологии для продвижения фильмов на международном рынке. Об особенностях документального кино беседуем с Мариной Разбежкиной.
– Марина Александровна, жанр документального кино был популярен в советские годы. Сейчас у широкого зрителя он востребован меньше. Но само документальное кино как-то отличается от того, каким оно было раньше, по темам, по стилю?

– Если сравнивать документальное кино с тем, каким оно было в конце XX века, то в первую очередь серьезно изменилась техника. Сегодня мы можем подойти к человеку очень близко. Раньше техника это сделать не позволяла. Благодаря этому мы работаем в совершенно другом фокусе.

– То есть вы можете себе позволить использовать крупные и сверхкрупные планы?

– Необязательно. Раньше аппаратура тоже позволяла делать крупные планы, но издалека. А сейчас мы работаем в очень близком для человека пространстве. Есть такое понятие – «зона змеи». У каждого человека существует своя личная зона, свое личное пространство.

У одного оно может быть полтора метра, у другого – метр. И второй человек не сможет подойти к первому на расстояние ближе полутора метров. А с появлением современной техники у нас есть возможность преодолеть это пространство и «вползти» в личную зону. Теперь мы можем рассмотреть человека с более близкого расстояния. И от того, рассматриваете вы человека издалека или вблизи, совершенно меняется формат фильма.

Последние 15 – 20 лет никак не сохранились в документальном кино. И не только в нашей стране, это проблема всего мира. Связано это с резким технологическим переходом от пленки к цифре. У нас богатый архив фильмов XX века, сейчас формируется архив современного документального кино. А где фильмы конца 90-х и нулевых? Их нет! И не потому, что не снимали, над фильмами работали. Только не был решен вопрос их сохранности. Первые цифровые носители были ненадежные, из-за чего многие работы утрачены. А значит, потеряно важное свидетельство совсем недавней эпохи.

– Насколько это доступно – снимать документальное кино?

– Практически любой человек может снять документальное кино. Современная техника позволяет:
берешь мобильный телефон и снимаешь. Обычный блогер может снять документальный фильм – грань между любителями и профессионалами стирается. Весь вопрос в том, насколько человек, который берет в руки гаджет, талантлив. Сегодня в Голливуде на айфон снимаются большие фильмы. Не имеет значения, что держат в руках, главное – кто держит.

– А играет какую-то роль специальное образование? Наверное, важно владеть техническими моментами…

– Технические моменты не столь важны, в конце концов, их освоить не так уж трудно. Главное – обнаружить в себе способность рассказать о человеке или о другом пространстве. Для этого кому-то нужно получать образование, кому-то – нет. У меня, например, нет кинематографического образования, но это мне не помешало снимать документальное кино.

Вот, например, мы в нашу школу документального кино абитуриентов обязательно тестируем, насколько они обладают способностями к работе в нашем жанре. Парадоксально, но лучшие результаты тестирования показывают те дети, которые прочитали меньше книг. У них взгляд на жизнь чистый, не искривлен грузом прочитанного.

– Сейчас на слуху документальные фильмы, которые делают Юрий Дудь, Ксения Собчак, например, про Колыму, про Чечню. Как вам их подход?

– Их фильмы нельзя в полной мере назвать документальным кино в привычном понимании. Это очень хорошая журналистская работа, но к самому понятию «документальное кино» не имеет никакого отношения. Мы не очень любим, когда такие работы называют документальными фильмами, просто потому, что от этого происходит путаница в определениях. Я очень люблю Дудя, мне кажется, его работы – очень хорошая журналистика.

– А что тогда имеет значение? Что делает снятые фильмы документальным кино?

– Так с ходу сложно объяснить… Все имеет значение. И в первую очередь, кто на кого смотрит. Режиссер должен быть абсолютной личностью, у которой есть собственный взгляд. Мы все видим не одно и то же, все видим не одинаково.

В современном документальном кино на первый план выходит личность человека, героя картины. И уже через него выходим на какие-то обобщения, смотрим на социум в целом.

– И этот взгляд надо как-то донести до людей…

– Надо, и для этого тоже надо как-то напрягаться.

– Существует множество ресурсов, платформ – таких, как ютуб. Вам они облегчают путь к зрителю?

– На самом деле мы практически не пользуемся ютубом. Свое кино мы показываем на фестивалях, в клубах. Зрителей очень много, они все разные, смотрят по-разному. Если же кто-то захочет выложить свой фильм на ютуб – ради Бога, но только если у него есть права на музыку, на видеоряд, иначе ютуб его забанит. Но есть платформы, созданные специально для документалистов. Это, например, платформа фестиваля «Артдокфест». В принципе достаточно много специальных платформ, куда режиссер-документалист может отдать свой фильм для показа.

– А зрители о них знают?

– Те, кто любит жанр документального кино, знают. Какие-то платформы платные, какие-то бесплатные. Много и заграничных платформ, где можно посмотреть документальное кино. И, знаете, все больше людей хотят смотреть документальное кино.

– Почему?

– Потому что реальности сейчас не хватает. Не случайно девиз нашей школы звучит так: «реальность не нае**шь». Этим все сказано.

– Не так давно американская киноакадемия Оскара выдвинула ряд критериев, которому должны соответствовать фильмы, претендующие на премию. Как эти критерии повлияют на документальное кино?

– Вопрос, что называется, точно по адресу. Летом этого года меня пригласили в состав киноакадемии. Думаю, мне бы точно прислали перечень требований, хоть по-английски, хоть в переводе на русский. Но никаких новых требований я не получала. Надеюсь, и не получу. Но если все-таки те критерии, о которых писали СМИ, вступят в силу, это будет означать гибель кинематографа. Ведь в кино интерес вызывает только талант тех, кто его сделал. А все остальное, даже то, что прописано в тех критериях, неважно.
Автор: Ольга Скробина
Городские новости, №83

Комментарии

Другие новости раздела «Культура»


Здесь могла быть ваша реклама

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама