07:37
2 декабря,
четверг 2021
°С
Ярославль,
Ярославская обл., Россия
Мы в Telegram
13 Июля 2016
Образование

И это была победа

Без малого четверть века назад, в 1992 году, в Ярославле открыло двери  необычное учебное заведение – Провинциальный колледж. Сегодня быть учащимся колледжа престижно. Однако  25 лет назад группа молодых преподавателей и ученых под руководством Михаила Груздева, нынешнего ректора ЯГПУ имени Ушинского, только делала первые шаги к признанию. О том, как это было, вспоминает преподаватель колледжа,  учитель года России-1994, заслуженный учитель РФ Михаил НЯНКОВСКИЙ.

Как все начиналось

– Михаил Александрович, у каждой идеи есть авторы. Сложно поверить в то, что Михаил Вадимович, занимавший ответственные посты в областном правительстве, нынешний ректор педуниверситета, стоял у истоков столь необычного дела?

– Так ведь Михаил Вадимович Груздев не сразу стал чиновником. В 1982 году, когда мы с ним только познакомились, он работал в областном лагере комсомольского актива «Корчагинец». Я тогда был там старшим вожатым, но после окончания вуза в лагерь ездить уже не мог, и меня сменил Михаил Вадимович, а тогда просто Миша Груздев, студент ЯГПИ.

Лагерь просуществовал до начала 90-х годов. К тому времени у нас сложилась отличная
команда. Многие ребята, которые туда ездили еще школьниками, выросли и приезжали работать уже в качестве вожатых.

Когда же комсомол ушел с политической арены, у Михаила Груздева родилась идея – реализовать на базе этого лагеря принципиально новый образовательный проект.

– К тому времени он уже был заведующим кафедрой ЯГПУ?

– Да. И кандидатом наук. Но главное, он имел связи в научном мире, к тому же обладал еще одним даром – притягивать интересных людей. Вскоре ему удалось собрать вокруг себя чудесных детей и педагогов.
В лагерь приезжали ученые, имена которых были известны не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами, среди них Игорь Васильевич Бестужев-Лада и Игорь Семенович Кон. Сказать, что дети были в полном восторге от встреч с ними, фактически не сказать ничего. Это был настоящий триумф! Я тогда работал в школе № 36, и мои ученики, которым посчастливилось попасть в лагерь, с горящими глазами делились со мной впечатлениями. Стало понятно, что проект удался. Кстати, к тому времени лагерь и получил новое имя – Провинциальный колледж.

Воскресный колледж

– Не могу себе представить, что ребята во время летних каникул вместо того, чтобы загорать, плавать, путешествовать, с увлечением учились. Что побуждало их к этому?

– Думаю, предоставленная возможность сократить существующую пропасть между теорией и практикой. Ведь в чем проблема школьного образования? У нас существует огромный разрыв между этим самым образованием и реальной наукой. Знаете, как наука приходит в школу? Сначала делается открытие, потом над ним десять лет думают, потом двадцать лет внедряют, потом еще тридцать адаптируют к школе, после этого за десять лет превращают в методику и наконец выдают в виде учебных пособий.

В том проекте, который начал реализовывать Провинциальный колледж, этот разрыв был сокращен до минимума – наука сама пришла к школьникам. С ребятами встретились, минуя различные институты и ведомства, активно работающие ученые-практики. К ним приехали философы, историки, психологи, искусствоведы…

– Но вот закончилось лето…

– И стало понятно, что ни детям, ни родителям, ни педагогам расставаться не хочется. И тогда родители начали говорить, что занятия с ребятами надо продолжать в течение всего учебного года. Михаил Груздев их услышал и открыл… воскресный колледж. В нем занимались не только ярославцы, но и дети из всех районов области. Буквально через полгода стало ясно – это тот путь, по которому надо идти дальше.

Несусветная авантюра

– Михаил Александрович, а что за ребята у вас учились?

– Те, которым в школе было скучновато и тесновато. Этим ребятам хотелось чего-то большего. Их потом назвали детьми с особыми образовательными потребностями. Так незаметно родилась идея создания постоянно действующего учебного заведения. И знаете, я вам честно скажу, это была несусветная авантюра.

– Это вы с позиций сегодняшнего дня так считаете?

– Да с позиций сегодняшнего дня реализация этой идеи вообще невозможна! А с позиций моего нынешнего возраста это авантюра. И хотя идея давно витала в воздухе, все время казалось, что ничего не получится. Но ведь вышло!

– А как Провинциальный колледж оказался в планетарии?

– Да в общем-то случайно. Чтобы воплотить задуманное в жизнь, нужно было помещение. Его у нас не было. И в этот самый момент в городе объявляют конкурс на замещение вакантной должности директора Ярославского планетария. Причем соискателям было предложено написать новую концепцию развития этого учреждения. И Груздев выдвинулся на конкурс. Он предложил концепцию создания в планетарии научно-педагогического центра, в состав которого войдет и школа для старшеклассников. Он выиграл конкурс и стал директором планетария. Я помню, он позвонил мне и сказал: «Вот не поверишь, но я работу сменил, теперь я директор планетария».

Дальше начались безумно тяжелые дни. Чтобы создать новое учебное заведение, потребовалось сломать все существующие стереотипы. А тут еще в атаку против нового директора пошли сотрудники планетария, которые категорически не приняли новую идею. Ведь у них был свой сложившийся
мир, обустроенный и комфортный…

– В который вы влезли…

– Так оно и есть. Я ни в коей мере не осуждаю этих людей, тем более что потом мы прекрасно поладили, но тогда нас обвинили в том, что мы организуем школу для богатых, а Груздева называли не иначе как дельцом от науки. Все действительно думали, что мы создаем частную школу, но Михаил Вадимович сказал сразу: здесь ее не будет.

– Как вы смогли уместиться в старом здании планетария, там и места-то не было?

– Были три комнатушки, две из которых смежные, в них мы проводили уроки. Как таковых лабораторий у нас не было, а химию и физику ребята изучали по желанию. Но зато мы жили одной большой семьей.

Доверить собственных детей

– Куда же вы пришли со своей идеей новой школы?

– В департамент образования мэрии Ярославля. Представьте себе картину. Заходит в кабинет директора департамента молодой человек и говорит: «Мы создадим новую школу для старшеклассников, в ней будут работать преподаватели вузов…» Откровенно говоря, сегодня я бы такого мечтателя на порог не пустил, но Груздева пустили, выслушали. Конечно, не сразу, но в него поверили. Поверили Александр Федорович Прямицин с Валентиной Николаевной Малютиной, тогдашние руководители департамента образования мэрии, поверила и Вера Ивановна Рыбакова, директор департамента образования области, поверили руководство города и депутаты, к которым тоже обратились за советом. Причем в нас поверили настолько, что привели учиться своих детей. И кто привел! Среди родителей наших первых учеников были председатель городского Совета народных депутатов, заместитель губернатора области, заместитель директора департамента образования… Понимаете, что это значит? Ведь одно дело просто поверить человеку и совсем другое – доверить ему самое дорогое, собственных детей.

– Преподаватели у вас работали школьные?

– Педсостав был очень сильный. Я был единственный, кто пришел из школы, остальные из вузов. В начале совместной работы я учил своих коллег заполнять школьный журнал, выставлять оценки, причем не красной пастой, а синей…

– А кто мог поступить в колледж? Только отличники?

– Нет, главным критерием отбора было желание у ребенка учиться. Мы принимали выпускников девятых классов, которым предстояло проучиться у нас два года. Основной упор делали на преподавание гуманитарных дисциплин, изучали психологию и философию. Классы были разбиты на подгруппы, это позволяло педагогу вести индивидуальную работу практически с каждым ребенком. Ежегодные исследовательские работы были обязательными. Причем у некоторых учеников эти самые работы потом вырастали в диссертации.

Скажите, что не так?

– Как удавалось сохранить атмосферу доверия между педагогами и детьми?

– Раз в полгода мы собирались вместе и спрашивали ребят: «Скажите, что у нас не так?» Они откровенно говорили обо всем. И это было нормально. Порой нам приходилось принимать кадровые решения – просить того или иного педагога уйти. Это было непросто. Но в итоге нам удалось выучить и воспитать потрясающе талантливых и заметных детей.

Думаю, во многом это получилось еще и потому, что время было такое: запретов мало, а инициатив много. Кстати, именно в Ярославле провели первую российскую олимпиаду школьников по астрономии, географии и литературе. В 1995 году, по версии журнала «Огонек», мы вошли в список ста лучших школ России. И это была победа.
Автор: Людмила Дискова
ФОТО из архива М.А. НЯНКОВСКОГО

Комментарии

Другие новости раздела «Образование»

Читать