00:17 Вторник, 4 Августа 2020
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Сто деталей к тысячелетию

18 Февраля 2009
Секретов-то сколько таит в себе наш древний город! Спрятанные в его маленьких улочках или на поросших бурьяном заброшенных окраинах, а часто и в самом центре, у всех на виду, – секреты эти откроются не каждому. Только тому, кто умеет видеть. Автору фотопроекта «Ярославские детали» Яну Левину дано видеть и рассказывать о них. Выпускник исторического факультета ярославского педуниверситета, ныне преуспевающий бизнесмен и заядлый путешественник, он прежде всего – житель своего города. Любимого города. Его художественные описания, опубликованные на ярославском интернет-форуме, вызвали огромный интерес публики. В течение полутора лет люди наблюдали за пополнением необыкновенной коллекции. И вот – деталей ровно сто. Через пару месяцев проект пере-кочует на страницы книги с одноименным названием. И нет никаких сомнений в том, что книга Яна Левина станет одним из самых ценных подарков Ярославлю в преддверии его тысячелетия.– Ян, так что же это такое – городские «детали»?

– У Ярославля богатая история. Очень много про нее написано: и о персоналиях, и об исторических событиях, и о шедеврах зодчества, и о многом другом. А для меня лично город – это в первую очередь люди, которые столетиями ходили по его улицам, жили в своих домах, обустраивали свой городской быт. Они освещали его улицы, сидели на лавочках, выкидывали куда-то мусор, клеймили свою собственность, украшали окружающее их городское пространство. Наполняли его жизненной энергией – одной фразой.

Деталь для меня – это небольшой нюанс городской материальной культуры, ее небольшой штрих. Деталь – штучка маленькая, ее почти не видно, и сама по себе она, может, и мало что значит, но вкупе детали дают незабываемую атмосферу, прекрасный культурный срез той или иной эпохи, они – кусочек прошлого и настоящего, который можно по-трогать, посмотреть. Это фонари, барельефы, страховые таблички, старые вывески, даже фрагменты булыжных мостовых и многое другое. Детали – крохотные кусочки большого пазла под названием «Город».

– Ты умудряешься находить что-то необычное даже в самых глухих местечках города. Открой нам секрет, по какому принципу ты отбирал детали для своей коллекции?

– Я собирал лишь то, что интересно мне. Это исключительно субъективный подход. Никакой классификации и унификации. Мне что-то нравится – я заношу себе в «коллекцию». Если мне есть что рассказать про ту или иную деталь окружающим – я рассказываю.

Ведь современный горожанин спешит по делам по улице мимо таких деталей, он занят, у него нет времени рассмотреть, да что там рассмотреть – просто заметить их. Стоит лишь поднять голову или посмотреть под ноги, чтобы увидеть необыкновенное, но все мы настолько заняты, что не получается. Это не хорошо и не плохо – это просто факт. Порой человек может и заметить детальку, но смотреть и видеть – разные вещи. Я такой же житель, как и другие, но я стараюсь именно видеть, а не просто смотреть. Надеюсь, что мне удалось выхватить из общего контекста материальной культуры нашего города такие нюансы, которые незаметны простому обывателю. Я хочу показать ярославцам город, который вижу я. Несколько с другой стороны, так сказать.

Мне очень запомнилось одно из твоих описаний – жители частного дома проявили недюжинную фантазию в украшательстве. На фасад повесили советский постер молодого барда, гирлянду из лопнувших шариков, битых елочных игрушек и фантиков от конфет и еще много всего. В общем, какое-то совершенное безумие! Это, конечно, очень ярко и забавно, но каким образом относится к концепции твоего проекта? Ведь здесь нет исторического подтекста.

– Деталей старины в городе осталось не так и много. Они могут относиться и к временам империи, и к советскому периоду, и к нашей современности. А в проекте все, что я считаю любопытным.

– Ты говорил о том, что детали создают атмосферу города. Как бы ты описал атмосферу Ярославля?

– Ярославль – один из красивейших городов страны. Я побывал более чем в восьмидесяти городах России и могу сравнивать. Это здорово, что у нас прекрасно сохранился исторический центр, и следовательно, обширный пласт материальной культуры. Во многих регионах этого просто нет. Мы привыкли, конечно. Но я считаю, что нам всем повезло, что мы живем в регионе с богатейшим культурным наследием, в сердце русской государственности. Многие соотечественники этого лишены. Другое дело, что атмосферу города создают люди, если быть точным, прежде всего, – именно они. Мне вот в ярославском обществе не очень уютно.

– Почему же?

– Многие из других городов, и я к ним присоединюсь, отмечают нерадушность ярославцев, более того – хамство, заносчивость.

– Правда? А вот я, если честно, это не особенно замечала…

– А потому, что для нас эта модель поведения – в порядке вещей, мы этого просто не замечаем, зато очень хорошо замечают приезжие. Сюда я добавлю и общую проблему русского народа – это полное неосознание себя как личности во времени и пространстве. Русские не понимают, кто они и зачем они. Мы не видим себя в историческом контексте, живем как временщики.   «Главное – я, а после меня хоть потоп» – никогда не замечала таких рассуждений? Это проявляется и в отношении к историческому прошлому.

– С какой-то стороны их можно понять. Время движется вперед, город развивается. На место старому приходит новое. А история… ее можно запечатлеть на фото, видео – чтобы как бы память осталась для потомков. И – снести. Логично же?

– А большинство людей так и считают! Есть, конечно, и те, кто мыслит другими категориями. Но их меньшинство – и общий тон задают, к сожалению, не они.

А зачем, с твоей точки зрения, хранить старое?

– Чтобы понимать свое место в жизни. Проблему современного общества можно описать поговоркой: «Иваны, не помнящие родства». Именно из-за этого и получается полный хаос и компот в башках. Люди не понимают: кто они, зачем живут? И почему они здесь живут? Они ищут отдушину в сиюминутных удовольствиях, но очевидно же, что это бесполезно. А вот осознание истории – очень хорошо ставит на место. Когда ты понимаешь, что предки все это строили на протяжении тысячи лет и потомки будут жить здесь после тебя, ты уже по-другому относишься к этому месту. Это очень важная составляющая, которую мало кто понимает.

Собственно, все эти детали из прошлого, которые я описываю, – в большинстве своем сохранились случайно. Новые владельцы зданий и территорий обустраивают свою собственность на свой вкус, закрашивают старые таблички, сбивают лепные даты постройки того или иного здания, уходят в прошлое старые идеалы, обновляют водосточные трубы, меняют крылечки, водопроводные люки, демонтируют столбы уличного освещения. Это естественный процесс.

– Ты очень много путешествуешь. Более восьмидесяти городов – это только по России, а общее количество посещенных тобой, насколько мне известно, перевалило за две сотни. Есть ли такие прекрасные места на свете, где городские детали не прячут, а наоборот, делают на них акцент?

– Конечно. Но это не в России. У нас столь убийственное отношение к культурному наследию, вытекающее из менталитета, а в западноевропейской традиции, например, ему – очень большой почет. 

А потому и весь мой проект – это своего рода мое личное «приобщение» людей к истории. Я лишний раз хотел бы дать понять, что история – это не пыльный, изрисованный учебник за седьмой класс, это не музейные экспонаты, не то, к чему апеллируют политики. Это даже не те неизвестные нам мужики, которые лепили барельефы, чеканили и вешали страховые доски, строили фонтаны или устанавливали крышки люков. В первую очередь история – это мы сами. Мы сами ее создаем. Мы украшаем свои дома, свой быт, свой любимый русский город Ярославль, мы наполняем его, мы делаем его лучше. От того, чем мы наполним окружающее нас пространство, мы и запомнимся будущим поколениям.

– В своей книге, как я понимаю, ты не претендуешь на научный историзм?

– Нет, и хочу подчеркнуть это особо. Мне профессиональный подход чужд. Все описания – это исключительно мое видение того или иного объекта. Основная информация о нем берется у меня из головы – я читал с детства много соответствующей литературы и могу делать какие-то выводы на основе моих знаний. А если хочется углубиться в историю какой-то детали – то краеведческие книжки в помощь и Интернет.

– Почему деталей именно сто?

– А что? Хорошее число. На самом деле их, конечно, гораздо больше, но я решил остановиться на таком количестве, а то уже будет перебор, да и к тому же у меня в планах еще много других проектов, за которые не терпится приняться.

Деталь № 18

Адрес: ул. Первомайская, д. 13а

Что: маленькая чердачная дверца

Комментарии Я. Левина:

– Оноэтажный дом 13а, что по улице Первомайской, искусно скрывается от глаз прохожего одной из самых оживленных улиц города вот уже третье столетие. В ходе веков постройку регулярно перестраивали, надстраивали, пристраивали, и как итог одной из таких переделок – появление загадочной маленькой дверцы, ведущей в никуда. Под ней остались следы существования некой конструкции, но о ее происхождении и предназначении можно только догадываться – это мог быть крохотный балкончик для цветов, со временем осыпавшийся, а мог быть кронштейн для приема грузов на оборудованный под склад чердак.

Факт остается фактом – дверца на одном из последних одноэтажных домов в исторической части города (до сих пор обитаемом) смотрится крайне колоритно. Как, собственно, и сам домик – несмотря на несколько переделок, глаз может уловить ряд деталей, по которым станет ясно, что перед вами – XVIII век.

Деталь № 13

Адрес: ул. Карла Либкнехта, д. 45

Что: лепной барельеф, стилизованный в виде бычьей головы

Комментарий А. Левина:

– На Пятерке существует несколько типовых продуктовых магазинов, которые были построены вместе со всеми окружающими кварталами – в самом конце сороковых годов. Немцы же строили, а у этих ребят все просто­казарменно. Три дома – управа – магазин – два дома – почта. Три дома – управа – магазин – два дома – тюрьма. И поехали таким макаром целый город возводить.

Вот и украшают несколько типовых магазинов «немецкие» кварталы Пятерки, в районе улиц с символическими названиями Карла Либкнехта и Розы Люксембург. Но получил всенародную известность лишь один из них. И стал он первым среди равных лишь благодаря своей одной маленькой детали. Этот магазин – единственный среди прочих имеет великолепный образчик т.н. «продуктового» сталинского барельефа. Таковые украшали многие продовольственные магазины, расположенные в домах постройки конца 40­х – начала 50­х годов. В данном случае, помимо традиционной роскошной гирлянды из овощей и фруктов, строители пошли еще дальше и увенчали композицию огромной бычьей (коровьей) головой, призванной служить бессловесным доказательством богатства мясного ассортимента данного магазина в частности и советской страны в целом.

Грустный коровий лик моментально закрепил за магазином народное название «Быки», которое активно употребляется и поныне, и более того – он стал неофициальным символом всей этой части Пятерки. Еще некоторое время назад бык выглядел сильно помятым, он даже потерял в неравной схватке со временем один рог, но в ходе реставрации домов по ул. Либкнехта летом 2007 г. восстановил потерю и ныне вновь радует глаз малочисленных посетителей скромного районного магазинчика.

Деталь № 2

Адрес: ул. Андропова, 25

Что: керамическая плитка-визитка с надписью «Декоративно-строительная контора. АРТУРЪ ПЕРКСЪ. г. Москва. Телефонъ № 2589»

Комментарий Я. Левина:

– На модерновой волне в начале XX века фасады домов стало модно отделывать кафельной или керамической плиткой, особенно в столицах, но и провинциальный Ярославль не стал исключением. Одной из крупнейших строительных организаций, которая занималась производством такой плитки, была московская контора господина Артура Перкса, но только она единственная осталась в веках благодаря ноу­хау владельца. После облицовочных работ того или иного здания строительная бригада крепила плитку­визитку с телефоном. Ее монтировали у входа в здание, дабы быть видной каждому входящему.

Перкс попал в точку. Человек смотрит на плитку, видит качество работы, думает – так же хочу, и звонит по телефону. Работа оказалась сверхкачественной – плитка держится больше века и сдаваться не собирается. И конторы­то уж давно нет, и телефоны в Москве давным­давно семизначные, и прошло сто с лишним годков, а люди все равно могут узнать не только тот факт, что вообще был когда­то в мохнатые времена такой московский мистер – Артур Перкс, но и номер его телефона! Вечная реклама!

Вечная, но не совсем. Большинство плиток по всей стране таки утрачено, в основном тривиально замазано штукатуркой или краской. Плитка в Ярославле – одна из немногих уцелевших. Аналоги пока еще живы в Москве на Покровке, Каланчовке, Никитской и, возможно, еще в нескольких местах. Раритетную плитку какая­то добрая душа догадалась сохранить при ремонте перехода Курского вокзала – ведь изначально его тоже облицовывал строительный безобразник­выдумщик Перкс!

Ну, а у нас благодаря этой перксовской плитке все отделанное им здание вошло в городскую историю как «Кирпичи» («Кирпичики») – из­за характерного вида фасада. Аналогично назывался и молочный магазин, что был в здании еще каких­то десять лет назад. От него же получил молодежное сленговое название и соседний продуктовый (на данный момент закрывшийся) на углу Андропова и Максимова и сам перекресток этих улиц. «Ичи» – это молодежь ленится слово «Кирпичи» выговаривать.

Уникальная плитка, давшая жизнь городским топонимам разных эпох, год от года все хуже выглядит – время и люди стараются.

Деталь № 97

Адрес: ул. Свободы, д. 71

Что: стрельчатая арка на фасаде здания

Комментарий Я. Левина:

– Дом № 71 кажется на улице Свободы своеобразным пришельцем из другой галактики – его нельзя отнести ни к сталинкам, доминирующим по улице в сторону вокзала, ни к зданиям последующих эпох, ни тем более к историческим постройкам. Оно и верно, перед нами – здание­перестройка, наверное, самая оригинальная перестройка во всем городе и, пожалуй, одна из самых удивительных перестроек в стране.

Вся соль в том, что крупный пятиэтажный жилой дом перестроен из бывшего пожарного депо и его каланчи. Незаштукатуренная стрельчатая арка позволяет нам угадать, где находилась эта каланча – в левом выступающем торце здания. Оформление окон первого этажа также выдает постройку дореволюционных времен.

Нам неизвестно, что руководило архитекторами 1960­х годов, когда они решили таким образом «сохранить» здание старинного пожарного депо, а не снести его и с помощью новых технологий возвести новую постройку с нуля. Возможно, у автора или авторов проекта гуляла в душе оригинальность. Действительно, создать жилые комнаты в пожарной каланче – удивительное решение. А возможно, в них жило УВАЖЕНИЕ.

Немного истории

На пожарное депо Ярославского вольного пожарного общества копили всем миром, и наконец, в 1907 году оно было построено. Напомним, что главное отличие вольных пожарных обществ – это их добровольность, его участники получали номинальную заработную плату или не получали ее вовсе, руководствуясь принципами гуманизма, «полагая душу свою за други своя» и отдавая благому делу все свое свободное время.

В Ярославле такая добровольная дружина, существующая за счет взносов и пожертвований, появилась в 1887 году, а спустя уже 15 лет возникла потребность и в своем собственном пожарном депо – в противовес казенной «официальной» службе на Красной площади. И в итоге каланча вместе с депо была построена в самом сердце района – на Сенной - Труда площади. Исключительно важный объект, он был одним из первых восстановлен после восстания 1918 года (старая история: белые поставили на каланче пулемет, благодаря которому та подверглась прицельному огню орудий красных).

Автор: Екатерина АБРАМОВА

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Здесь могла быть ваша реклама

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами г. Ярославль.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Опрос

Пришлось ли вам корректировать планы на отпуск из-за эпидемии коронавируса?

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама