01:01
3 августа,
вторник 2021
°С
Ярославль,
Ярославская обл., Россия
Мы в Telegram
3 Июня 2009
Общество

Животным тоже больно

Все начиналось с Ольги и Димы Иловайских, у которых пропала их собака Шели. 10 дней ее искали по всему Подмосковью. Вот тогда Дмитрий твердо решил создать службу поиска потерявшихся животных. Сделали базу потерявшихся животных, поместили их описание и снимки в Интернете. А потом начали еще и помогать пристраивать бездомных собак.В Ярославле сразу инициативу поддержали добрые люди – готовые в свое свободное время заниматься поисками пропавших любимцев и расклейками объявлений. Иловайский, сам велосипедист, договорился с местным клубом «Ярый» о том, что на поиски будут выезжать двухколесные патрули. Потом постепенно энтузиазм стал пропадать, людей, готовых заниматься этим делом, становилось все меньше.    

Кто пришел на помощь

Помощь пришла с совершенно неожиданной стороны. От депутатов. Когда стало совсем тяжело, супруги решили предпринять попытку и обратиться к местной власти, вспомнив что в 2007 году был создан фондоднодневка «Джим», который поддержали народные избранники. Но, к сожалению, целью того фонда была вовсе не помощь собакам, а коммерческая выгода.

Организационная группа собачников пошла к Сергею Молодкину, занимавшему тогда пост заместителя мэра Ярославля по социальной политике: как им быть? Он им посоветовал объединиться в фонд, чтобы мэрия имела возможность помогать общественной организации, а не просто частным лицам. Но на этом их контакты с властью не закончились.

Департамент городского хозяйства мэрии после обращения собачников отправил письмо в департамент архитектуры и развития территорий города с просьбой определить места для размещения площадок. Там эту проблему учли и в своих планах определили места для выгула собак.

И стали «шеливцы» выбирать, что же им учредить и как это оформить. В Интернете обсуждали формы организации. Все это увидел собачникадвокат, ранее уже состоявший в активе службы помощи. С энтузиазмом взял все на себя и стал заниматься документами. По закону в благотворительном фонде надо иметь помимо учредителей еще и президента, попечительский совет, контрольноревизионную комиссию. Многие увидели серьезность намерений и решили присоединиться.

Обычно ярославские «эйс вентуры» возвращались с работы и кудато ехали. То животного потерянного искать, то к ветеринару его везти, то еще кудато. Каждый работал за десятерых.

Но в момент создания фонда поняли: пусть каждый делает то, что у него получается лучше. Например, член попечительского совета Денис Половков живет в Твери, но работает над содержанием сайта фонда. Юля Кряжева, имея собаку породы родезийский риджбек, не смогла остаться безучастной к судьбе «рыжиков» и помогает всем собакам этой породы. Оказавшихся в беде животных перевозят Алексей Зеленин и Анна Фирсова на своих машинах. Женя Соснина занимается «кошачьим направлением». И тут же стали возникать другие специализации. Словом, фонд помог привлечь новых людей, которые подняли службу помощи животным на другой уровень.

Собаколюбы, объединяйтесь

Год назад стихийно собрались люди и стали помогать животным. Человек пятьдесят. В основном студентыпервокурсники разных вузов. Они с азартом молодости стали спасать всех подряд – кошек, собак, белых мышей, попугайчиков. Потом в ряде животнолюбов появился раскол. Одна группа считала, что бродячих животных надо стерилизовать, другие были против. Третьи считали, что надо заниматься только дикими, а домашние внимания не заслуживают. Мол, и без того откормлены они.

– Я видела много бродячих животных. Именно уличные собаки – не в первом поколении, а уже рожденные на улице – не голодают, а обходятся без человека, чему способствует обилие ярославских помоек и строек. Домашние собаки больше двух недель обычно на улице не выживают. Маленькая животина даже в мусорный бак не запрыгнет. На рынках ее стаи крупных либо разорвут, либо отгонят. К тому же домашнюю собаку слишком долго приучали не есть с чужих рук и не подбирать еду с земли. Когда мы свою потерянную собаку нашли, то она вместо 30 килограммов весила 13! – рассказывает Ольга Иловайская.

В общем, вновь созданное движение разделилось. Но часть людей поняли, что в этом деле чужого горя не бывает, не бывает и деления на чужих собак и «фондовских». И в ряды «Шели» влились новые люди, с новыми взглядами, силами и энергией.

Другая часть осталась, организовала группу по интересам на сайте «В контакте» и продолжила заниматься прежними делами. Третьи отделились от всех и стали создавать приют для животных: нашли место, стройматериалы и ведут потихоньку строительство.

Добро должно быть с кошельком

Милосердие к братьям меньшим – дорогое удовольствие. Когда волонтер службы находит собаку, то начинается цепь затрат. Например, ошейник. А иногда, когда животное не в состоянии самостоятельно перемещаться, травмировано или истощено, то такси до ветеринарной клиники, осмотр. Даже этот минимум затрат исчисляется не одной тысячей рублей.

А дальше начинаются еще большие траты. Редкое животное здорово. За беспризорные дни они приобретают блох, ушных клещей, лишай, стертые подушечки лап, раны. Лечение в стационаре – 300 – 500 рублей в сутки, не считая лекарств и еды.

Собаку мало подобрать, ее надо пристроить во временный дом. В платные гостиницы берут за 200 – 250 рублей в сутки, но за здоровое, средних размеров, адекватное животное. А если оно больное или агрессивное, то цена вырастает. Все это делается пока за счет личных средств добровольцев.

Стерилизация же собаки обходится примерно в три с половиной тысячи рублей. Добавим сюда десятидневный стационар, выхаживание, щадящие диеты – и вот уже сумма возрастает до десяти тысяч. Когда поисками занимались семьвосемь человек, то такие расходы ложились тяжким бременем на их бюджет.

Что год грядущий нам готовит?

Нынешнее время очень тяжелое для людей. Кто будет помогать собакам, если самим денег не хватает?

– Мы не ходим по людям с просьбой дать денег. Их всем не хватает. Просим помочь вещами, услугами, просто поухаживать за больной собакой. Некоторые люди находят собаку, потом отвозят ее к ветеринару, большего сделать не могут. Потом навещают ее, а потом незаметно и берут насовсем, – рассказывает Ольга.

Но благотворительный фонд собирается развиваться. Он уже провел акции в детском саду, очищал Тверицкий бор от мусора. Невозможно просто просить – надо что­то отдавать взамен, и тогда люди поймут, что собаколюбы не бездельники, а по мере сил стараются помогать окружающей природе и всегда рады контакту с людьми. Горожане на это смотрят и потом сами начинают помогать.

К тому же пока собакофилы были вне фонда – это просто была группа лиц, которой деньги давать при всем желании предприятиям трудно и хлопотно.

Отрадно, что есть все признаки того, что «Шели» станет центром притяжения остальных любителей животных. Собачники к ним уже стягиваются, и, похоже, кошатники и птичники могут образовать два полноценных крыла.

Кстати, эмблема фонда – ангел, который распростер свои крылья над кошкой и собакой. 

СПРАВКА

Согласно Правилам содержания и выгула животных № 100 в городе выделено 35 площадок для выгула домашних животных. Некогда это были пустыри, но теперь – стройки, стоянки и гаражные кооперативы. Все чаще и чаще собачники сталкиваются с проблемой, что гулять по правилам просто нет возможности, а выгуливать собаку во дворе собственного же дома, как правило, занятого под детский городок, не позволят совесть и общепринятые нормы морали.

Автор: Владимир Кобылинский

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»

Читать