07:56 Среда, 21 Октября 2020
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Двухголовый альбинос

2 Сентября 2009
«Городские новости» уже не раз писали о том, какие хорошие отношения работники Ярославского зоопарка установили с коллегами из зоопарков России и зарубежных стран. Один из таких взаимовыгодных союзов – ярославско-костромской. Друзьям из Костромы ярославские специалисты предоставили помещение. Под ручных рептилий.На родине Варя кур таскаетПрактически всех животных, за исключением, пожалуй, каймана, который, как и прочие крокодилы-аллигаторы, дрессировке не поддается, можно потрогать, погладить, а если сил хватит – то и подержать на руках. Некоторые животные здесь достаточно крупные – не всякий ребенок такую зверюгу в руках удержит. Возьмем, к примеру, питона Алису. Золотистая красавица пусть и обладает достаточно спокойным характером, но весьма упитанная – когда змейку набросили на плечи одному из посетителей, мальчику Диме, тот чуть было под ее весом к полу не прогнулся, но все же, как настоящий мужчина, выстоял. И даже попросил друга сделать фотографию на память.

Варан Варя – девочка, и приехала она совсем не с острова Комодо, то есть не является самой большой ящерицей в мире. Зато размерами Варя с доброго поросенка и пыхтит, как еж, – нервничает, когда ее на руки берут. Но быстро успокаивается, как­никак к человеку привыкла: она одна из первых питомцев Костромского зоопарка. Корни у нее азиатские, но в России уже лет девять проживает, между прочим, занесена в Красную книгу, так как истребляют таких животных нещадно: некоторым любителям мясо нравится, а кто­-то уничтожает как вредителей. Посевы вараны, конечно, не жуют: на родине они промышляют тем же промыслом, что и наши русские лисы, – кур воруют, ну и прочими аналогичными рыжим проказницам пакостями занимаются. Варя пусть даже кажется чрезвычайно крупной ящерицей, но самцы у варанов еще больше – говорят, на целый метр длиннее. Слух у варанов превосходный, не в пример близким сородичам – змеям, которые, как правило, вообще глухи. Ушных раковин у варанов нет, зато имеются своеобразные на манер ноздрей дырочки, перекрытые перепонкой. Для чего нужна перепонка? А нужна она для того, чтобы не пропускать воду – большую часть времени вторая по величине ящерица в мире предпочитает проводить «на глубине». Варя еще совсем, можно сказать, подросток, ей исполнилось только девять лет, а живут вараны в три­четыре раза дольше. Причем не важно, где они обитают – на свободе или в неволе. Хотя у млекопитающих жизненные сроки разнятся: некоторые звери на свободе живут год­два, а в неволе могут все пятнадцать протянуть.

Лепешка и мухи

Очень интересные у костромичей лягушки с жабой. Лягушек две штуки, они нежно-­салатового цвета и необычно крупные – с ладонь, не меньше. Из всех им подобных они самые крупные и, судя по названию, предпочитают не по земле скакать, а с ветки на ветку. Передвигается такой зверь между деревьями со значительной сноровкой. Лапки у него похожи на весла – длинные, грубые, с растопыренными перепончатыми пальцами, на концах которых располагаются присоски.

– Ну давай, покажи, как ты умеешь прыгать! – просит герпетолог Евгений Волошин, направляя мордочку лягушки в сторону родного террариума, а зверь не будь дураком, вместо того чтобы с ладошки в террариум прыгнуть, скакнул кормильцу на плечо и собрался было припустить дальше по лицам удивленных посетителей, как... – Не получится! Поймал! – воскликнул Евгений, хватая в последний момент надумавшее удрать животное. – А может, лучше жабу Агу посмотрим? Она у нас большущая и самая ядовитая из всех жаб!

Жабий дом расположился неподалеку от лягушачьего – буквально через стенку. Внешне его пучеглазый обитатель напоминает коровью лепешку – нечто желеобразное, неровное, круглое, над спиной которого мухи жужжат. Но как это ни странно, не к жабе в гости мухи слетелись.

– У жабы в клетке живут три черепашки, а так как они у нас ужасно нечистоплотные – покушав, оставляют пищу у себя на ногах и на панцирях, вот мухи и летят, – объясняет Евгений, а затем вытаскивает из­под коврика три черепашьих панциря, – они, знаете ли, прятаться любят, причем не только в тот домик, который на себе носят. Стараются приткнуться куда только могут. Ведь их природное место обитания – расщелина в камнях. Чтобы лучше укрываться в скале, у черепашек особенный панцирь – мягкий на животе. Когда зверьки чувствуют опасность, то раздуваются за счет диафрагмы – как мыльный пузырь. Такую «живую затычку» так просто из норы не вытащишь. У мальчиков живот еще более мягкий – он нужен чтобы, гм… не скатываться с панциря подружки.

Напрашивается вопрос: а не опасно ли мягкотелых эластичных черепашек держать в одном вольере с самой ядовитой в мире жабой?

– Да нисколько не опасно, – отмахивается Евгений. – Жаба ведь в отличие от змеи не кусается. Чтобы отравиться с ее помощью, нужно проглотить или укусить ее, чего наши черепашки делать никак не станут. Только какое­то крупное и глупое животное может постараться нашу Агу слопать. Но, как правило, лишь только куснув ее, звери тут же оставляют всякую мысль продолжать насыщение. Основная концентрация ядовитых веществ находится у Аги в ушных буграх. Если животное сжать, сдавить, пойдет белая слизь. Это и есть яд. Впрочем, даже обычную жабу, которую можно встретить в ярославских лесах и болотах, ни кошка, ни собака, ни тем более зверь лесной есть не станут: все знают, что жаба только с виду беззащитный кусок мяса.

Пусть Евгению по роду службы приходится трогать страшную Агу, но так как пальцы в рот он после этого не кладет, а руки перед едой моет, то пищевое отравление ему не грозит.

Бледный, как банан, глаза, как рубины

А вот, можно сказать, звезда коллекции –  двухголовая калифорнийская королевская змея, древесный полоз, представитель одной из самых молодых групп змей, причем достаточно распространенный и легко поддающийся дрессировке. Отчего же тогда он звезда? А потому что эта змея двухголовая, а еще – сиамский близнец. Как полагают зоопарковские специалисты, это скорее даже не мутация, а аномалия. Если хорошо присмотреться к обеим головам, то можно заметить место, где происходит сращение позвонков.

– Два пищевода и один желудок, змейка выжила просто чудом, – рассказывает Евгений. – Не поверите, нам пришлось долго учить ее. И чему? Чтобы кушала только одной головой! Так как поглощает она небольших животных – детенышей мышек и крыс, то слопать сразу двух ей будет многовато, а одного – самое то. Раньше головы из­за еды конфликтовали – спорили над тем, кто, собственно, есть будет, но сегодня вроде бы привыкли друг к другу.

Как рассказывают специалисты, последняя такая двухголовая змея  умерла в 2006 году в Сант­-Луисе. А вот отечественная «гидра» живет уже больше года, хотя звери с подобными аномалиями долго не живут. Тем более в несвободе.

– Мы же со своей стороны, – рассказывает Евгений, – сделали все возможное, чтобы эта змейка освоилась и не имела возможности себя поранить, – убрали из террариума все опасные предметы, за которые она могла бы зацепиться, и теперь внимательно следим за ней. В теории полозы живут лет 15 – 20, и мы будем делать все возможное, чтобы наш питомец прожил столько же.

Знатоки и коллекционеры подобных уродцев ценят. Если простой полоз стоит, скажем, тысячи полторы рублей, то этот – на порядок больше. К тому же он не только сиамский близнец, а еще и альбинос, бледный, как мякоть банана, лишь красные бусинки глаз сверкают, как четыре рубина. Что касается обычного полоза, у него расцветка самая обыкновенная – черно­-белая.

Автор: Владислав КУКРЕШ

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Здесь могла быть ваша реклама

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама