11:31
4 августа,
среда 2021
°С
Ярославль,
Ярославская обл., Россия
Мы в Telegram
14 Апреля 2010
Общество

Кузнец эпохи нанотехнологий

Ярославец Александр ШИБАЕВ стал лучшим в России кузнецом. В Москву на XVII всероссийскую выставку­конкурс Союза дизайнеров Александр попал случайно. И совершенно не был к ней готов.Ехать было не с чем, поскольку все его работы уже стояли в домах клиентов. Времени на подготовку не хватало, эскизы требовали долгой и упорной работы, поэтому Александр решил взять с собой в качестве экспонатов вещи, сделанные несколько лет назад в подарок родителям. Кованый столик с тремя табуретками, украшенными синим шелком, железный сундук для книг, пара декоративных светильников и пресс­папье с маленькой золотистой розой – первые работы Александра, не лишенные изящества, но все еще непрофессиональные. Но даже они показали класс ярославского кузнеца и позволили ему взять первое место в номинации «Арт­-дизайн».

Обучение по Интернету

Кузнец? Третье тысячелетие на дворе. Александр Шибаев тоже так думал десять лет назад. И поступил на специальность радиомеханика в ПТУ­-18. Но душа тянулась вслед за руками, которые жаждали строгать, мастерить, пилить. Стал Саша столяром в реставрационных мастерских. Как­то зашел и увидел работу тамошнего кузнеца: как он выковывает из обычной железки лепесток розы, дубовый лист или виноградную лозу. Кузнец высекал тысячу искр, и одна из них попала в сердце юноши, которое загорелось желанием поменять рубанок на молот и так же оживлять металл.
Саша стал проводить все свободное от работы время в кузнице и в Интернете. Он скачивал все что можно про кузнечное дело и учился заочно. Читал, читал, читал. Потом приходил в кузницу реставрационных мастерских и смотрел, смотрел, смотрел.

А потом ушел в небольшую фирмочку работать слесарем, проводил кузнечные работы. Конечно, они были крайне примитивные – то кольцо отковать, то металл расплющить. Но главное, теоретическое изучение кузнечного дела получило практическое применение.

И тут его коллега позвал на предприятие «Красный Перекоп» в литейно-­механический цех, где появилась вакансия кузнеца. Ушел и обрел гораздо больше практики, но душа­-то тянулась к более сложному, чем расплющивание заготовок. Увидел в Интернете фотографию набора кованых каминных принадлежностей. Подошел к начальнику цеха Владимиру Голубеву – так, мол, и так, хочу выковать подобное.

– Куй, но в свободное от выполнения заданий время, – ответил начальник.

Сковал он быстро. Начцеха посмотрел, одобрил и говорит: «Мы этот набор в магазине выставим». Затем стал помогать молодому дарованию. Познакомил с Джоном Мостославским и попросил того найти парню какой-­нибудь заказ для высокохудожественной ковки. Музейщик попросил сделать копию каминных принадлежностей. Саша отковал, и это стало переломным моментом: он почувствовал вкус к хорошей и сложной работе.Друзья и знакомые начали давать ему заказы на художественную ковку. Кому цветок откует, кому виноградной лозой мангал обовьет. Для родного цеха сделал светильники.

Но скоро понял, что и этот этап уже пройден, и хочется расти дальше. Перешел в небольшую фирму «Дом ковки», которая специализировалась на кузнечном деле. Там встретил такого же фаната кузнечного дела Павла Жарова. Они очень быстро сработались, поделились собственными секретами, поняли, что все что можно было, они узнали, и поехали покорять столицу.

– В Москве сходили на две промышленные выставки, насобирали рекламных буклетов, визиток. Вернулись домой и стали изучать, где самые лучшие кузнецы работают. Выяснилось, что в подмосковном Ногинске, – рассказывает Александр.
Ярославцы приехали туда и стали устраиваться на работу. Им дали для проверки задание сковать паутину и паучков на ней. Результатом остались довольны, и ярославцы стали работать вахтовым методом. Две недели там, десять дней отдыха дома, и снова в Подмосковье на работу. Работали с восьми утра до десяти вечера.

Менеджмент для молотобойца

Работа в Ногинске перевернула сознание ярославцев. Они даже себе представить не могли, что можно так работать. Если средней руки кузнец может потратить на изготовление одного лепестка для розы час, то в Подмосковье на это тратили 20 секунд! Для этого использовали специальную насадку. И вообще, у кузнецов была культура работы на высоком уровне. Мастера научили новичков рациональному использованию времени – тайм­менеджменту.

– Вначале делайте самую сложную и мелкую работу, которая требует концентрации. А простую откладывайте на вечер, когда уже сил меньше, – учили мастера.

Казалось, мелочь, но продумано было все вплоть до хорошего угля. У нас уголь погорит 30 минут и начинает угасать,  чтобы его разжечь, надо время потратить, а железо остывает. В Ногинске же и уголь специальный, который может гореть целый день, и горн такой, что дает хорошее пламя. Эти и другие секреты наши кузнецы перенимали в Подмосковье. Например, ту же самую розочку, которой кузнецы любят поражать воображение обычных людей, ярославцы научились делать пятью способами. Но у Павла родилась дочка, и он уже не мог столько времени проводить вне дома. Пришлось ярославским кузнецам возвращаться домой.

Группа 12

Александр ступень за ступенью выковывал свою карьерную лестницу. Вначале был слесарем с функциями кузнеца, затем кузнецом на промышленном производстве, потом кузнецом на кузнечной фирме. Следующая ступень вознесла его на работу в высокопрофессиональную артель кузнецов. И вот пришло время очередного этапа – открытия собственного дела. Они с Павлом решили создать небольшую фирму. Ее название «Группа 12» – это не номер группы, где молодые люди учились, не дань любимой цифре. Это – краткая версия бизнес­плана: кузнецы планируют создать холдинг, куда бы входили двенадцать фирм. Смело, однако. Но нужны ли в наше время кузнецы так остро? Одно дело – работать в Подмосковье. В Ярославле все по­другому. И куда кузнецам в третьем тысячелетии тягаться со станками и нанотехнологиями? Нужны ли такие профессии?

– Даже простейшее изделие, которое часто используется в промышленности, – завиток – кузнец сделает быстрее любого станка. Поэтому его труд экономически выгоднее. А что говорить про декоративные изделия! Никакой станок пока не в силах выковать из металла маленькую птицу. Только сейчас технологии подходят к возможности воссоздания дамасской стали, и это может сделать машина. А кузнецы тысячи лет назад научились делать мечи, где тысячи волокон содержались в одном сантиметре. А сколько еще секретов мастеров прошлого не воссоздано, – говорит Александр.

В Ярославле, по мнению Шибаева, всего два десятка кузнецов, что слишком мало. Например, сделать металлическую решетку в историческом центре города нельзя промышленном способом. Получится примитивно и некрасиво. А перила, которые Александр отковал для одного заказчика, простыми назвать трудно. В них столько деталей, форм, фигур, пресечений линий, что их можно рассматривать целый час. На сегодняшний момент почти все заказы Шибаева частные. Люди стремятся украсить свое жилище коваными решетками, заборами, перилами. Однажды даже пришлось работать над километровым забором. Хозяин не поскупился, чтобы такое большое сооружение сделать красиво. Что уж говорить про владельцев зданий, которые пытаются воссоздать исторический облик своего дома. Так что в восстанавливающем древний облик Ярославле работа кузнецам всегда найдется.

Александр не отличается богатырским ростом и совсем не похож на кузнеца Вакулу. Стройный молодой человек, одетый во все черное, с длинными черными волосами и серьгой в левом ухе обладает типичной внешностью неформала. Когда люди узнают, что Александр кузнец, очень удивляются и восхищаются, засыпают вопросами, а потом говорят: «Буду хвастаться, что у меня есть знакомый кузнец». Родители Саши не пилят его, что, мол, нет высшего образования, что несерьезное это дело – молотом махать. Одобряют выбор, только лишь говорят, что учиться все­таки надо. И Александр думает: то ли в Строгановское училище пойти, то ли на психолога учиться. Очень ему интересно, как, например, СМИ «куют» сознание людей.

Автор: Владимир Кобылинский

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»

Читать