17:32 Понедельник, 30 Ноября 2020
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Вивисекция счастья

13 Июля 2010
Под занавес сезона в Волковском театре состоялась последняя премьера. Это спектакль «Три сестры» в постановке главного режиссера театра Сергея Пускепалиса.


Волковский театр удивлял, поражал, шокировал в уходящем сезоне. Количество «шока» шло по нарастающей, от спектакля к спектаклю. И к концу сезона на последнюю премьеру зритель шел с подспудной мыслью: «Ну а чем сегодня удивят?» И театр удивил… «Три сестры» вопреки ожиданию играли в костюмах, соответствующих эпохе Чехова. Но и здесь нашлось место для новаторства.
Как говорилось в одном фильме советских лет, «жизнь в городе начинается, когда туда приходят военные, а заканчивается, когда они уходят». С прихода военных и начинается спектакль: открывается занавес, и на сцене маршируют гусары. В центре, как и полагается на гусарском параде, – командир, задающий ритм жезлом. Этот жезл венчает чучело чайки, гордо и грозно расправившей свои крылья. Зрителю сразу понятно: вот она, вторая жизнь произведения Чехова с его главным образом­-символом.

– Я шел к постановке этого спектакля лет пять, и вот все совпало. Чехов умер в 44 года, и мне сейчас 44 года. Этот факт наложился на благоприятную ситуацию в театре, – признался Сергей Пускепалис.
Три сестры, Ольга, Маша, Ирина, по мнению режиссера, – это единый женский организм, один человек, который одновременно существует в различных своих ипостасях. Споры сестер – это споры одного человека с самим собой, примирения – это примирения с внутренним «я». Поэтому в финале, когда происходит окончательное крушение всех надежд сестер, они одеты в одинаковые платья.
Ольга (Наталья Асан­кина) с самого начала жестка, реплики произносит «на взводе». Она живет чувством долга – перед семьей, перед своей службой в школе, перед случайными жертвами пожара. Маша (Александра ЧилинГири) – разочаровавшаяся в жизни, но не нашедшая себе место женщина. Ее раздражает муж (Валерий Кириллов), человек хороший, но жалкий. Ирина (Мария Полумогина) проходит длинный путь от наивной, восторженной девочки до лишенной всяческих надежд на что­то светлое в этой жизни женщины.

Новшество спектакля – появление персонажа, которого нет в пьесе Чехова. Это жена Вершинина. О ней постоянно вспоминают, то в связи с несчастной семейной жизнью Александра Игнатьича, то из-за ее попытки покончить жизнь самоубийством. Известно о ней немного – она с длинной косой, худая, немного безумная и вечно пытается покончить с собой. В спектакле этот персонаж появляется на сцене. Имя ей дали говорящее – Клара Наумовна (Ирина Сидорова). Сначала она появляется как фантасмагория, как бред и крест Вершинина (Олег Павлов), как воплощение его мыслей, страхов. Каждый раз выходя на сцену, безумно глядя сквозь пространство, она произносит слова про светлую жизнь лет через двести-триста. В пьесе Чехова эти фразы принадлежат самому Вершинину.
– Этот персонаж – наша находка, насколько я знаю историю постановок «Трех сестер», никогда не появлялась на сцене жена Вершинина. Должны же мы чем­-то отличаться, привнести что­-то новое! – объясняет свой замысел Сергей Пускепалис. – Она – ключ к более четкому пониманию фигуры Вершинина. Становится понятно, что все слова про лучшую жизнь через двести-триста лет он произносит с ее подачи, по сути, это ее мнение, которое Вершинин лишь озвучивает. А с другой стороны, становится понятной его холодность к Маше: Вершинин, имея за плечами неудачный брак (по пьесе – уже второй), очень настороженно относится к средней сестре Прозоровой, боится превратиться во «влюбленного майора», каким был в молодости. И тем не менее влюбляется, но уходит от Маши, покидая губернский город.

По­-новому режиссер посмотрел еще на одного героя – Тузенбаха (Юрий Круглов). Если у Чехова этот персонаж мало чем отличается от череды остальных военных, то в спектакле он становится воплощением счастья. Ведь он иностранец, так объясняет Сергей Пускепалис, а им свойственно смотреть иначе на российскую действительность, и там, где мы находим большое горе, иностранцы видят этакое экзотическое развлечение. Поэтому среди страдающих Прозоровых, чьи жизни рушатся на глазах, Тузенбах продолжает излучать оптимизм.

Его антиподом становится Соленый (Николай Шрайбер). Высокий, вечно угрюмый, недовольный, готовый на все, лишь бы другие не были счастливы.
Иначе в спектакле трактуется и образ Наташи (Евгения Родина). У Чехова это некое нескладное существо, которое тихо вползает в дом Прозоровых, выйдя замуж за Андрея, и, пока все рассуждают о далеком счастье, прибирает дом к своим рукам и устанавливает собственные порядки. В спектакле эта сторона персонажа уходит на второй план, она уже не несет разрушительной силы. Это скорее похотливая беспринципная дамочка, живущая в свое удовольствие. Горе и трагедии ее никак не трогают. Но и она меняется от начала к финалу, меняется и ее одежда. Если в начале спектакля на ней зеленый фрак, зеленые лосины и сбоку она похожа на кузнечика, то к концу – на матрону.

Ее муж Андрей Прозоров (Кирилл Искратов) – вначале этакий романтичный юноша, со своей скрипочкой и в белой рубашке одновременно похожий и на Моцарта, и на Александра Рыбака. Но от сцены к сцене он становится все толще, романтичный блеск исчезает, одежда меняется. В какой­-то момент это домашний тиран, чья тирания происходит изза того, что жена им верховодит. Затем это толстый старичок с рыжей бородкой, напоминающий чем­-то Чехова в Ялте. А под конец он переодевается в ватник, драные штаны и треух.
В спектакле не обошлось без мелких «шалостей». Где-то слегка подкорректировали текст: у Чехова действие происходит в губернском городе, которому лет двести, а в спектакле – это город с тысячелетней историей. У Чехова первый акт заканчивается поцелуем Наташи и Андрея, а в спектакле мы видим наполненную юмором «ниже пояса» аллюзию на эпизод из «Полицейской академии». И таких маленьких фишек множество, зритель веселится, отвлекаясь от трагедии, разворачивающейся на сцене.
– Я вслед за Чеховым на протяжении всего спектакля по кусочку лишаю героев счастья, надежды на будущее. Только, казалось бы, жизнь налаживается, и тут же происходит очередное крушение надежд, – признался Сергей Пускепалис. – Я это делаю намеренно, ведь чтобы понять ценность чего-либо, надо потерять это. Поэтому, лишая счастья героев, я хочу, чтобы зритель в зале в полной мере ощутил счастье в собственной жизни.

ДОСЛОВНО
– Волковский театр, безусловно, играет важную роль в культурной жизни Ярославля. Каждый сезон первый русский дарит горожанам и гостям Ярославля незабываемые впечатления, – говорит заместитель начальника управления культуры мэрии Александр Муравьев. – 261-й театральный сезон откроется 9 сентября. А в дни празднования тысячелетия города в Волковском пройдет вечер «Дорогие земляки мои», в котором примут участие популярные артисты России. Концертная программа будет посвящена самым знаменитым горожанам – людям, прославившим Ярославскую землю.

Автор: Ольга Скробина

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Здесь могла быть ваша реклама

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама