10:59
19 сентября,
воскресенье 2021
°С
Ярославль,
Ярославская обл., Россия
Мы в Telegram
29 Февраля 2012
Общество

Александр РУСАКОВ: Государство должно играть главную роль

Мы рады представить в нашей традиционной рубрике «За чашкой чая» ректора Ярославского государственного университета имени П.Г. Демидова, доктора химических наук, профессора Александра Русакова. Александр Русаков является доверенным лицом Владимира Путина, поэтому разговор наш был не только о науке, но и о политике.

– Александр Ильич, в нашей области всего два доверенных лица Путина. Это, наверное, не только почетно, но и ответственно?
– Скажу, во-первых, что политикой я никогда не занимался, разве что интересовался тем, что у нас в стране происходит в образовательной отрасли.
Второе. В последнее время наше общество пытаются разделить на сторонников действующего премьера Владимира Путина и тех, кто не разделяет его взгляды и, по сути, оппонирует ему. У меня порой складывается впечатление, что это делается сознательно, так вот, на мой взгляд, подобное неприемлемо. Мы все живем в одной стране, мы – ее граждане, и это главное.
И третье. На встрече со своими доверенными лицами Владимир Владимирович на просьбу некоторых участников дать им что­то вроде цитатника, сказал, что никакие заготовленные заранее ответы на встречах с избирателями не помогут. «Будьте просто самими собой», – посоветовал он. Я это пожелание учел и готов ответить на ваши вопросы.

– Александр Ильич, а что вы думаете о самом молодом кандидате в президенты РФ Михаиле Прохорове?
– На уже упомянутой мной встрече с Владимиром Владимировичем подобные вопросы тоже не раз звучали. В частности, кто­то из присутствующих спросил его о том, что он думает об эпатажном поведении Жириновского. Знаете, что он ответил? Он сказал буквально следующее: «За каждым из кандидатов в президенты стоят наши российские граждане, и их немало, именно поэтому я ко всем своим соперникам отношусь с уважением».
Что касается Михаила Прохорова, то он, безусловно, одаренный и смелый человек. Согласитесь, создать такой бизнес, как у него, может далеко не каждый. Другое дело, что Михаил Дмитриевич ничем, кроме своей «бизнесимперии», никогда не управлял. Он весьма экстравагантен в своих поступках и решениях – это известно. Пока, на мой взгляд, ему не хватает политической и даже человеческой мудрости, а потому ему еще рановато участвовать в президентской гонке.

– У нас в стране политические кампании по выборам депутатов Госдумы РФ, да и президента, проходят в ускоренном темпе. Наверное, правильнее было бы, чтобы граждане за несколько месяцев до их начала знали тех, кто претендует на высокие государственные посты. Вы согласны?
– Согласен. Я сейчас стараюсь внимательно следить за тем, как идет кампания по выборам президента в США. Она стартует задолго до дня голосования и начинается с внутрипартийных праймериз и кокусов, где каждый из кандидатов презентует себя и свою программу. Все это широко освещается прессой, причем зачастую под прицелом телекамер в течение года каждый из участников гонки имеет все шансы вольно или невольно показать свое истинное лицо, порой не соответствующее официальному портрету. Внимательные избиратели все это видят и делают свои выводы.
У нас в России президентская кампания, да и выборы других уровней, весьма сконцентрированы во времени, поэтому избиратели о ряде кандидатов знают ровно столько, сколько политтехнологи позволяют узнать.

– По последним данным, чистый отток капиталов из России за январь составил более 17 миллиардов долларов, а по итогам прошлого года эта цифра составила более 84 миллиардов. Что вы скажете по этому поводу?
– Выскажу только свое понимание. Помните, как великий Карамзин охарактеризовал тогдашнюю Россию одним словом – «воруют». Это первое. Второе – боятся предвыборной нестабильности. Наконец, третье – многих все-­таки напугали даже разговоры о борьбе с коррупцией, поэтому на всякий случай они решили вывезти деньги и переждать какое-­то время. А тут еще начались дискуссии о несправедливой приватизации, проведенной в начале 90х…
По моему мнению, Владимир Путин – этот тот человек, который будет системно усиливать роль государства в развитии российского общества – государства социально ответственного и правового.…

– Это хорошо?
– Все зависит от того, какие шаги будут предприняты. Помните, десять лет назад в Америке все разговоры о социальной ответственности бизнеса вызывали недоумение, потому что деловые люди считали, что их ответственность перед обществом заключается в одном – своевременной уплате налогов. Но экономический кризис 2008 – 2009 годов пошатнул уверенность в том, что исключительно рыночные механизмы могут регулировать все. Возник явный разрыв между финансовой верхушкой и средним классом, и пока он не преодолен, надо, согласитесь, что-­то делать, чтобы не тормозить сам процесс дальнейшего развития экономики.
Кстати, нынешний президент США Барак Обама считает, что именно государство должно активно участвовать в регулировании отношений между обществом и бизнесом. Он услышал свой электорат – электорат демократов, к которому принадлежат американский средний класс, малый и средний бизнес.
Я уверен, что Владимир Путин прекрасно понимает, что роль государства в России, в том числе и в сфере развития экономики, должна быть весомой.

– Мы отстали не только в сфере производства, но и науки. Как здесь можно поправить положение?
– Фундаментальную науку всегда должно поддерживать государство. Это аксиома. С прикладной не все так однозначно, здесь и отечественная промышленность должна свою лепту внести.
К сожалению, в этом направлении мы пока далеко не продвинулись. Лишь в последние годы вузам стали выделять средства на закупку серьезных приборов, причем речь идет о солидных капиталовложениях. Это позволит в скором времени в Ярославле обновить парк приборов и довести его до европейского уровня.
Сегодня ЯГТУ получил 300 миллионов рублей на развитие своей стратегической программы. Педагогический университет реализует мегагрант Правительства РФ совместно с фармацевтической компанией РФарм и строит первоклассный исследовательский и инновационный центр в рамках федеральной программы развития фармации, инициированной Владимиром Путиным как премьер­министром.
Два мегагранта Правительства РФ в области математики и развития инновационной инфраструктуры получил наш Демидовский университет. Эти средства ушли на создание совместно с Физико-­технологическим институтом РАН первоклассного центра изучения наноструктур.
Впервые в провинциальную науку государство делает серьезные финансовые вливания. В свою очередь оно ждет от нас, что мы начнем выпускать качественно новых специалистов.

– Вам не кажется, что пришла пора вообще провести ревизию программ, по которым в наших вузах готовят специалистов, при этом надо непременно учесть и уровень их востребованности на рынке труда?
– Абсолютно с этим согласен! Хотя ситуация сложная. Вы знаете, что ни в одной развитой стране не существует системы педагогических университетов. Но не все зарубежное нужно бездумно копировать и немедленно внедрять.
Однако, с другой стороны, нигде в цивилизованном мире вы не встретите и таксиста с дипломом врача. А у нас в России такое возможно. Значит, все дело в общей разбалансированности самого процесса подготовки и трудоустройства специалистов, получается – он оторван от общественного заказа…
Да и бизнес не хочет принимать участие в решении многих государственных вопросов. Он ждет, что к нему придут готовые специалисты и начнут перевооружение производства. Но ведь их надо подготовить на основе реального заказа.
Известно, чем выше уровень востребованности произведенного товара, тем выше прибыли и суммы налогов, перечисляемых в бюджет, именно из этих средств мы платим заработную плату и учителям, и врачам.

– Какие изменения, по вашему мнению, в ближайшие годы ждут высшую школу?
– Та политика, которая в настоящее время проводится, это однозначно политика конкурсного отбора вузов. Слабые либо сами сдадутся, либо будут слиты с сильными, либо сокращены. Это совершенно неминуемо! Чтобы понять, почему так должно случиться, достаточно посмотреть на те процессы, которые сегодня происходят в большинстве коммерческих вузов. Даже хорошие преподаватели иногда, попадая туда, начинают вскоре понимать: у них происходит профессиональная деградация. Порой в коммерческих вузах обучаются те, кто и в таблице умножения не тверд.

– У ЕГЭ есть будущее?
– Вне всяких сомнений. Я вам так скажу: если бы не было ЕГЭ, ЯрГУ мог бы потерять до пятидесяти процентов абитуриентов. Сегодня многие хорошо подготовленные ребята из Ярославля уезжают учиться в Москву и Питер, это нормально, но зато молодежь из других российских регионов едет с удовольствием к нам.
Опасность ЕГЭ-образования в другом: нельзя результаты тестирования считать единственным мерилом работы учителя и всей школы.

– Александр Ильич, объясните, пожалуйста, почему Владимир Путин не увольняет министра Сердюкова, ведь от его деятельности – один негатив…
– На встрече с доверенными лицами такой вопрос Владимиру Владимировичу моими коллегами задавался, только помимо г-­на Сердюкова в «черный список» вошли также, если мне память не изменяет, министры образования, транспорта и руководитель Минсоцздравразвития. Так вот премьер сказал, что сегодня он принципиально не будет проводить политику кадровой чехарды. Нельзя только в погоне за голосами избирателей на потребу общественному мнению тасовать состав правительства и уходить от личной ответственности. Требуются продуманные и понятные обществу системные изменения, в том числе и в высших органах управления страной.

– А вы сами как относитесь к тому, что делает сегодня Министерство образования и его руководитель Андрей Фурсенко?
– Не стану повторять уже сказанное про ЕГЭ и обсуждать тяготы жизни в рамках Болонского соглашения. Однако все это новации не Андрея Александровича. Тем не менее именно при министре Фурсенко стали создаваться национальные исследовательские и федеральные университеты, развиваться инновационная инфраструктура вузов, по-настоящему модернизироваться среднее образование. Посмотрите, и школы нашего региона получили доступ в Интернет. Конечно, многое в работе министерства может не нравиться, ряд шагов вызывает недоумение, но ведь и сделано за прошедшие восемь лет немало.

– На ваш взгляд, наш премьер хорошо информирован о том, что происходит в стране?
– Вне всякого сомнения. Информацию он получает из разных источников, поэтому составить действительную картину происходящего имеет все возможности. Путин вообще не производит впечатления оторванного от реальности человека, это очевидно. Другое дело, что давняя наша проблема – налаживание диалога общества и власти – пока не решена.

– На кого сегодня опирается премьер? Какая политическая сила его поддерживает?
– Думаю, не только та партия, которая выдвинула Владимира Владимировича кандидатом в президенты. У него хорошая поддержка среди сторонников Общероссийского народного фронта и в самых широких слоях всего российского общества, так что победа нашего кандидата уже в первом туре, на мой взгляд, крайне желательна и объективно очень
вероятна.

Автор: Людмила Дискова

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»

Читать