00:18 Вторник, 20 Апреля 2021
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Батарейки в комплект входят

29 Октября 2015
Массовое расселение  аварийных домов  стартовало  три года назад. Высокие темпы помогли набрать два решения муниципалитета Ярославля.

 

Одно позволило приобретать квартиры площадью больше, чем в аварийных домах. Другое – оказало поддержку малоимущим собственникам, тем, кто когда­то оформил аварийное жилье в собственность.

Все идет по плану

Приобретать квартиры площадью больше, чем в аварийных домах, оказалось выгодно всем. Жильцам – так как их новые квартиры увеличивались на 1 – 4 метра. Мэрии – так как расселение пошло бодрее, а нагрузка на бюджет не увеличилась. И даже застройщикам. Да,  цена  квадратного метра построенного жилья уменьшалась, но зато в лице мэрии они получали хорошего оптового покупателя и добросовестного плательщика.  
Аварийное жилье, приватизированное раньше,  для собственников, а в основном это пожилые люди,  является единственным, доходы  не позволяют купить новое. Раньше мэрия не обязана была предоставлять им новые квартиры, ограничившись выкупной стоимостью. Или же могли дать  квартиру, но с доплатой, новое-то  жилье дороже старого! В этом году благодаря муниципалитету 28 собственников  аварийного жилья переедут в новые квартиры.
– В противном случае эти граждане будут ущемлены в правах на благоустроенное жилье, – поясняет директор департамента строительства и жилищной политики мэрии Ярославля Анна Набокова.

Погорельцы

Сейчас от дома Натальи Ботиной  осталось лишь пепелище. В 1948 году  это был новенький бревенчатый дом в два этажа на улице Радищева. Комнату в нем получила Наташина мама.  В 1974 году появилась Наталья, затем ее дети – Маша и Игорь.
Все это время дом благоустраивался: туалет с улицы перенесли в квартиры, печное отопление сменилось паровым, провели природный газ и водопровод. Только горячей воды не было.  Были и другие проблемы.  Не могли избавиться от крыс. Набегали тараканы. Ежегодно приходилось делать ремонт,  дом  оседал и  рвал  в клочья новые обои.  И совсем бы врос, да два с лишним года назад сгорел.
– Был апрель, воскресенье. Вдруг в окно стучит мужчина: «У вас там дым валит!» –  с ужасом рассказывает  Наталья. –  Мы выбежали. Горит у соседки, Ирины. Она в магазин выскочила, а у нее двухмесячная дочка.  Муж стал тушить, да не подобраться: дверь железная, на окнах — решетки.
Ира прибежала, я ей: «Где ребенок?» Она: «Со мной!» – «Тогда открой пожарным дверь!» Ирка дверь приоткрыла, а пламя за ней. Я ее за руку и –  к себе, едва успели дверь захлопнуть. Пламя охватило весь дом. Жильцы выбегали на улицу в халатах. Со всех сторон торопились соседи, накидывали на плечи куртки.
– Я была как в тумане, – вспоминает Наталья. – Больше всего боялась за Игоря. Он астматик. А тут пластик плавится, дым ядовитый.
Сквозь пелену  Наталья увидела: от соседнего дома бежит в домашних тапочках директор 9-й школы Сергей Борисович Шевченко, кричит:
– Идите в школу, я спортзал открыл!
В спортзале, пока приходили в себя, узнали: одна женщина погибла.  Выяснилась и причина пожара – возгорание  проводки. Приехал глава администрации Ленинского района, заверил, что поможет. Сутки погорельцы провели в гостинице «Турист». Потом их отвезли в общежитие: коридорная система, общая кухня, один душ на пять этажей. Из-за больного сына  Ботины уехали к знакомым за город. Месяц жили в их баньке. В это время ремонтировали мужнино наследство –  дом в Очапках.
– Вот жила я и думала: что ж вы, люди, какие злые. А теперь думаю, что добрых людей больше, чем злых, – мудро говорит она.
Погорельцам помогли многие. Особенно  школа № 9. Нашли и постельное белье, и посуду, и телевизор, и одежду. Даже достали Наталье швейную машинку. Поддержал и завод «Луч», где Наталья работает. Через несколько месяцев после пожара пришла компенсация  от МЧС России: 200 тысяч рублей – хорошее подспорье для семейного бюджета.
– Но  обиду от потери дома не перебьет никакая помощь, – с горечью признается Наталья.

Жизнь аварийная

В доме № 25 на улице Автозаводской Михаил Попихин поселился в 1996 году. Здание постройки  1945 года,  перекрытия деревянные.  Когда Михаил разъезжался с мамой из двушки на Московском проспекте, он  не знал, что коммуналка – большая семья,  где личной жизни нет. Это новосел почувствовал сразу.
Вещи жильцов все время норовят вывалиться  из 20-метровых комнат в общий коридор. Тогда начинается ругань, кто больше поставил. В крыле Михаила вопрос решился полюбовно: все шесть комнат заняли свой участок коридора. Соседнее крыло не договорилось: коридор пуст. Отгремела война за две плиты на общей кухне. А с туалетом Михаилу повезло. Он «личный», остался в наследство шесть лет назад от ветерана войны  тети Таси, получившей свою квартиру. Остальные пять комнат пользуются двумя общими.
Стычки с соседями  бывают и серьезными. Однажды на втором этаже гудело веселье. Первый этаж вызвал полицию. Протрезвев, обиженная соседка отправилась мстить. Всем жильцам первого этажа   металлическим прутом высадила окна.
– Ночь. На улице минус 25. Пришлось заклеивать окна пленкой, – вспоминает Михаил.
Наконец жильцы приноровились друг к другу. Теперь они врачуют дом. У «старичка» постоянно новые хвори: то стена между ванной и кухней обрушится, то пол провалится, то кусок штукатурки упадет или ржавую трубу прорвет…  
Жильцы лечат дом сообща,  рассуждая, что новые квартиры дадут не сегодня. Их  обещали  еще на тысячелетие города. А жить как-то надо.
– Есть у меня соседка  по прозвищу Наталья-энерджайзер, – смеется Михаил. – Мы с ней где железяку подложим, где деревяшкой подопрем. Однажды притащили с помойки приличный линолеум, коридор застелили.
Коммунальные службы, напротив, не стремятся поддерживать жизнь дома. Все делают тяп-ляп. Сгорела проводка – новые электропровода прикрутили к газовой трубе. Согласились переделать только после «втыка» пожарных. На верхнем этаже начал проваливаться пол под газовыми плитами  — поставили упор с первого.
– В месте упора на первом этаже пол тоже проваливается! – возмущается Михаил. –  Мы ждем, когда плиты сверху упадут к нам...
В общем, Михаила припекло.

Отправная точка

Ботины и Попихины благодаря программе расселения аварийного жилья переезжают на Красный Перекоп. Дом на ул. Большой Донской им нравится. Наталья показала  свою  двушку, она больше старой: было 53 метра, стало 56. От квартиры Наталья в восторге: светлые комнаты, большая лоджия, подвесные потолки.
Михаил своей однушки пока не видел, но знает — она на три метра больше старого жилья. Сам себя Михаил называет скороваркой, так спешит переехать. Они с супругой Светланой уже и вещи упаковали, быстрее всех в доме.
– Это все прошлое, – Михаил обводит  рукой треснувшие стены. – Новая квартира – отправная точка в будущее. А к другому району привыкнем.
–  Однако есть те, кто не хочет переезжать из аварийных домов. Им не нравится район: тяжело ездить на работу, надо менять садик и школу детям. Не нравится этаж: слишком высоко  или слишком низко. Не нравится метраж комнат. Не нравится вид из окна, – говорит Анна Набокова. – Многие с рождения жили на одном месте. Им психологически тяжело переезжать в другой район. Правда, бывает и так: люди не хотят уезжать с насиженного места, но, увидев новый дом, современную инфраструктуру, меняют решение.
Вряд ли кто сомневается, что расселение аварийного жилья, добросовестно исполняемое городскими властями, – дело хорошее. Те же, кто упорно не желает  уезжать из аварийного дома, не только подвергают опасности свою жизнь и жизнь близких, но и растрачивают городской бюджет.
– Бывает, в здании остается всего одна  семья, а мэрия вынуждена содержать весь дом, – поясняет Анна Набокова.
Михаил Попихин приводит в пример американский фильм «Батарейки в комплект не входят». Он об аварийном доме, на месте которого должен вырасти небоскреб. Жители, «маленькие люди», изо всех сил  цепляются за дом, нового жилья им не дают. В итоге застройщик дом поджигает, но его восстанавливают прилетевшие на помощь инопланетяне. Фишка в том, что инопланетяне подзаряжаются из электрической сети. Если рассматривать эту социальную сказку как модель хищнической, тамошней, не побоюсь слова капиталистической, жилищной политики, то у нас все наоборот: батарейки в комплект входят. По крайней мере, когда в отношения вступают государство в лице городских властей и простой ярославец.

ФОТО автора


       КСТАТИ

Три года назад  новые квартиры в рамках программы ежегодно получали не больше 20 семей. Теперь цифры более оптимистичны. За 2013 – 2014 годы переселили 296 семей. До конца 2015 года в новое жилье переедет 331 семья, а еще 44  – с их согласия –  получат выкупную стоимость старых квартир.

Автор: Елена Солондаева

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама