21:22 Среда, 24 Февраля 2021
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

И жизнью смерть побеждена

11 Сентября 2014
8 сентября в Ярославле отметили День памяти жертв блокады Ленинграда. С этой даты в 1941 году начался отсчет почти 900­дневной осады города на Неве. Помощь Ленинграду приобрела поистине всенародный характер. Огромный вклад внесли Ярославль и его жители. Ярославское эхо блокады – одна из страниц военной летописи нашего города. С нее «Городские новости» начинают серию публикаций к 70­летию Победы под общим названием «Ярославль в годы Великой Отечественной войны».

Город-госпиталь
В тяжелые блокадные дни Ярославская область одной из первых приняла истощенных ленинградцев, вывезенных из осажденного города по Дороге жизни, – 600 тысяч человек. С 1942 по 1943 год в Ярославль
привезли из Ленинграда более 300 тысяч блокадников, среди них 122 тысячи детей. Эшелоны с эвакуированными прибывали на станцию Всполье днем и ночью. Уже в наше время на здании вокзала Ярославль-Главный была установлена мраморная доска с надписью: «На станцию Всполье (Ярославль-Главный) с 27 января по 25 апреля 1942 года прибыло 162 эшелона с эвакуированными жителями блокадного Ленинграда».

Из воспоминаний Вениамина Павловича Виноградова, председателя Ярославского
горисполкома в 1941 – 1945 годах: «В связи с большим притоком больных ленинградцев исполком горсовета был вынужден закрыть несколько школ и разместить там стационары и госпитали. Всего их было организовано 26. Были моменты, когда в городе все стационары, больницы и госпитали были заполнены, но люди продолжали прибывать. Мы обязаны были их принимать, так как тяжелобольные ленинградцы не могли следовать дальше. Подлеченных отправляли в глубь страны, а на их место принимали истощенных, ослабленных людей. Ярославль был городом-больницей, городом-госпиталем».

Зимой и весной 1942 года поток блокадников резко увеличился: ежедневно прибывало по нескольку эшелонов с людьми.
Возросло не только число больных, но и количество трупов, снимавшихся с поездов. Так, в январе 1942 года было снято 7 трупов, в феврале – 109, в марте – 292, а с 1 по 25 апреля – 13514. По воспоминаниям очевидцев, на станции Всполье покойников выгружали из вагонов прямо на платформу, затем складывали на телеги с высокими бортами и везли на кладбища.

Спасенные от голода
Несмотря на сложные материальные и продовольственные трудности, к тому же осенью 1941 года Ярославль стал при-
фронтовым, подвергался бомбежкам, руководство города и области приложило немало усилий для обеспечения прибывавших ленинградцев всем необходимым. Их надо было разместить, накормить, вылечить. В январе 1942 года было получено указание от Микояна выдавать с баз Ярославской области все необходимые для этого продукты, не дожидаясь нарядов из Центра. Для эвакуированных открывались столовые, санатории, госпитали. Жилищные нормы для горожан временно уменьшили до 4 квадратных метров на человека. Это дало возможность разместить тысячи ленинградских семей.

Из воспоминаний Татьяны Константиновны Ждановой, ребенком вывезенной в Ярославль из блокадного Ленинграда: «Мы еще не доехали до вокзала, вдруг в вагоне появились молодые люди в белых халатах с плетеными корзинами, наполненными белыми булочками, которые они начали нам раздавать, приветливо улыбаясь. Это было чудо! Ведь и ярославским детям нужны были эти булочки».

Ленинградские дети были настолько истощены, что не могли самостоятельно передвигаться. Их на руках выносили из эшелонов и доставляли в эвакопункты, затем отправляли в организованные детские дома, наиболее слабых – в госпитали. Для осиротевших ребят было открыто в области 200 детских домов.

По зову сердца
Детей брали и в семьи, хотя самим ярославцам трудно жилось. Наши земляки приютили и усыновили более 400 ленинградских сирот, делились с маленькими блокадниками всем, даже тем, чего порой не хватало собственным детям.
В Музее боевой славы есть стенд, посвященный ленинградской блокаде. На одной из фотографий – маленький мальчик в матроске. Рядом с фото – клочок пожелтевшей бумаги, который был найден в кармане пальто мальчугана. В записке карандашом написано: «Эшелон №241 прибыл в школу №11 13 апреля 1942 г.». Ребенок не знал, кто он и откуда. В 1943 году его усыновила работница комбината «Красный Перекоп» Вера Коршунова. Она назвала мальчика Володей, дала ему свою фамилию. Подобных случаев было немало.

Светлану Михайловну Кукушкину ребенком тоже вывезли из блокадного Ленинграда.
   – Я только помню стук, скрежет, темноту. Это был поезд, очевидно, товарный, – рассказывает Светлана Михайловна. – Вдруг дверь открылась, и в проеме появилось солнышко. Меня повели к выходу. Помню, как я шла по лежащим на полу людям. Они стонали. До сих пор этот стон стоит у меня в ушах. Меня взяла женщина, привела к себе домой. В большой кухне было много народу. Все смотрели на меня и почему-то плакали. Мама Юля работала на комбинате «Красный Перекоп», а жили мы в «красных корпусах». Соседки жалели меня, старались подкормить и каждый раз плакали. Жилось нам очень тяжело, мама мало зарабатывала, денег всегда не хватало. Мне даже приходилось нянчиться с чужими детьми за тарелку супа. Мама выхлопотала направление в круглосуточный детский сад. Она брала меня только на выходной. На Новый год мне давали бесплатный билет на елку во Дворец пионеров от городского отдела образования. Его сотрудница Елена Васильевна прижмет, бывало, меня к себе и скажет: «Это наша ленинградка». Я бесконечно благодарна Ярославлю за то, что он спас меня, страдавшую дистрофией, от смерти. Спасибо маме Юле, которая вырастила меня и, несмотря на постоянную нужду, никогда не жалела, что удочерила сироту. Спасибо женщинам из «красных корпусов», детскому саду №50 – «золотой круглосутке», ремесленному училищу, давшему мне путевку в жизнь, комбинату «Красный Перекоп».

У Светланы Михайловны есть только справка из областного архива, в которой написано, что девочку, назвавшуюся Светланой, в возрасте примерно трех лет привезли 15 апреля 1942 года, и ее взяла на воспитание работница комбината «Красный Перекоп» Траханова Юлия Андреевна, проживающая в «красных корпусах».
Светлана Михайловна делала запрос в Ленинград, чтобы на основании справки больше узнать о себе, но этих данных оказалось слишком мало.

Мы чашу горя выпили до дна
В прошлом году в Ярославле вышла книга «Породнились Нева с Волгою... Ярославское эхо блокады». В ней собраны воспоминания ленинградцев, вывезенных из блокадного города и нашедших приют на Ярославской земле. В книге также рассказывается о ярославцах, взявших на себя заботу об эвакуированных, прежде всего о ленинградских детях, оставшихся без родителей. По словам председателя городской общественной организации блокадников Эллы Котовской, эту книгу нельзя читать без слез, но и оторваться от нее невозможно.
О судьбе Галины Афанасьевны Титовой «Городские новости» рассказывали в 2010 году. Когда началась война, она окончила третий класс. В блокаду Галина Афанасьевна потеряла маму и бабушку. А самой Гале и ее младшим братьям Сереже и Толе повезло.
В начале апреля 1942 года их вместе с другими детьми через Ладожское озеро переправили на «большую землю». Маленьких блокадников на поезде привезли в Ярославскую область, поселок Петровское. Ослабленных детей выносили из поезда на руках.  Со всех концов поселка шли местные жители, и каждый что-то нес: несколько картофелин, вилок капусты. Эвакуированных из Ленинграда детей устроили в детский дом в деревне Долгополово. А через некоторое время Галю и ее братишек разыскал отец.

Память жива
Сегодня в Ярославле живут около 300 бывших блокадников, в области – около 900. Они объединились в общественную организацию, стараются поддерживать друг друга морально. Те, кто в годы войны, преодолев долгий и мучительный путь из осажденного Ленинграда, умер от истощения, нашли последний приют в Ярославской земле. На Леонтьевском кладбище, на том месте, где в братской могиле захоронены жертвы страшной трагедии, установлен памятник. Братская могила есть и на Туговой горе. Здесь покоятся более тысячи человек, эвакуированных из Ленинграда и скончавшихся в пути. А на Тверицком кладбище похоронены маленькие ленинградцы – по приблизительным подсчетам, около тысячи детей.
Блокадники помнят погибших, часто посещают погосты – ухаживают за могилами.
С каждым годом живых свидетелей тех страшных блокадных дней становится все меньше. Но в памятные даты – дни начала и снятия блокады – они находят силы, чтобы собраться вместе и почтить память земляков.
Зинаида ШЕМЕТОВА
Фото из архива школы № 46

Автор: Ольга Скробина

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Здесь могла быть ваша реклама

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама