10:27
24 июля,
суббота 2021
°С
Ярославль,
Ярославская обл., Россия
Мы в Telegram
22 Марта 2017
Общество

Коммунальная война, или Как пенсионер супругу из дома выжил

Когда речь заходит о коммунальной квартире, как­-то сразу представляется большой длинный коридор и комнаты, комнаты, комнаты… Здесь живут люди, волею судьбы оказавшиеся в таких незавидных условиях. Не каждый решается на ипотеку, не каждый может накопить, вот и мыкаются на общей кухне. Но, оказывается, есть и другие коммуналки – в отличных домах в центре города, и их другие обитатели – те, кто согласился жить с совершенно чужими людьми по собственному желанию. Правда, потом об этом пожалел.

Развод, дарственная, соседи

Пенсионер Иван Павлович (здесь и далее имена действующих лиц изменены) в свои семьдесят ведет квартирную войну с соседкой, ровесницей своего сына. Крупный, громогласный мужчина и хрупкая женщина с грудным ребенком – эту удручающую картину каждый раз видят полицейские, которые побывали в квартире уже, наверное, раз десять. Иван Павлович просит защитить его от произвола новых жильцов. Обвинения выдвигает серьезные: его, пожилого человека с гипертонией, буквально выживают из квартиры, в которой он прожил больше двадцати лет и где все оборудовал своими руками. И даже угрожают жизни и здоровью.

Все началось в начале двухтысячных. При приватизации Иван Павлович разделил двухкомнатную квартиру в центре города на доли: ему, жене и сыну досталось по 1/3. Через полгода супруги развелись, но продолжали жить вместе, как утверждает пенсионер, без споров и раздоров. А через десять лет сын, который к этому времени уже давно не жил с родителями, оформил дарственную на свою долю матери. Та, став обладательницей 2/3 жилья, продала свою долю нынешней соседке Ивана Павловича – Светлане. Сделала она это через агентство недвижимости, директором которого является гражданский супруг Светы. Пара сразу ухватилась за выгодное предложение: цена, за которую бывшая супруга Ивана Павловича соглашалась продать свои доли, оказалась гораздо ниже рыночной.

Светлана продала свою однокомнатную квартиру на окраине и въехала в квартиру в центре. В комнате сделали ремонт, поменяли окна и двери, поставили замок. Живут здесь трое – Светлана, ее гражданский муж и двухмесячная дочка. В соседней комнате Иван Павлович. А в стенах квартиры кипит самая настоящая война.

Пока суд да дело

По словам Ивана Павловича, молодежь предложила ему продать его долю. Он отказался, потому что за миллион однокомнатную не приобрести, а другого жилья у пенсионера нет. Ему якобы ответили: мол, кровавыми слезами, старик, заплачешь. Иван Павлович уверен: супруги пытаются уговорить его продать свою долю только с одной целью – нажиться. То есть, став владельцами всей квартиры, они продадут ее втридорога. Тогда как ему предлагают «копейки».

А дальше, по словам Ивана Павловича, на него начались гонения. Лоджию новые соседи отобрали по суду сразу после вселения. Там лежали инструменты, домашняя утварь, обувь, висела полка, стояли шкаф, светильник и стол. Все это было выкинуто в коридор.

Что еще? Плита забита кастрюлями и сковородками Светланы. А еще она, говорит Иван Павлович, неоднократно оставляла включенными на ночь горячую воду и свет. Готовить, жалуется пенсионер, ему негде, поэтому он вынужден питаться в столовой. Все это безобразие мужчина фотографирует и, ставя даты, складывает в распухшую от исков папку. Например, число такое-то – «тумба и навесной шкаф выброшены из кухни». Или «стол кухонный (мой) вынесен из кухни».

Здесь стоит сказать, что кухня, коридор, ванная, туалет, шкаф и кладовая по решению районного суда отданы в общее пользование. Но с поправкой, чтобы «не были ущемлены интересы сторон», то есть все должно быть пропорционально долям. А как на самом деле?

Светлана считает, что Иван Павлович занимает слишком большую площадь – как в коридоре, так и в кладовке. И в свою очередь подает иск в областной суд.

Так и живут, пока суд да дело…

Выгодная инвестиция?

Cветлана утверждает, что Иван Павлович был настроен негативно сразу – как только она впервые появилась на пороге квартиры. Пугал тем, что в кладовке у него ружье, которое впоследствии суд постановил убрать. Он не спешил освобождать комнату супруги, когда та уехала на съемную квартиру, захламил ее своими вещами, а личные вещи жены и сына выкинул. Ходил, орал, пинал пакеты.

«Ну и что, потерплю!» – так думала Светлана поначалу. Цена отличная, прежняя квартира на окраине находилась на пятом этаже, мамочке с коляской было неудобно. А тут центр, выгодная инвестиция, можно сказать. Все эти распри из-за не туда поставленных чашек-плошек казались ерундой. Как выяснилось, это не так… Получилось, что покупка, пусть даже выгодная, – ошибка.

Я никуда не поеду!

Соседи предложили Ивану Павловичу три варианта. Первый – покупка его доли по рыночной цене. Второй – выкуп Иваном Павловичем их доли. И третий, пожалуй, самый выгодный – совместная продажа квартиры и деление денег пропорционально долям. На все три предложения они получили отказ.

Сегодня Светлана уже всерьез рассматривает варианты продажи или обмена своей доли. В сердцах даже бросает фразу: «Нормальных людей здесь больше не будет!» И если Света действительно так поступит, то квартира так и останется коммуналкой. Причем не исключено, что вселятся сюда асоциальные элементы.
Жаль старика. Есть ли у него хоть какой-то выход из ситуации?

За что боролся….

Оказывается, был у Ивана Павловича вполне себе отличный вариант: относиться по-человечески к супруге. Именно из-за постоянных оскорблений и рукоприкладства жена от него просто-напросто сбежала. Сын встал на сторону матери и заявил, что у него больше нет отца. По словам Анны Сергеевны, бывшей супруги, жизнь с мужем была сущим кошмаром – и до развода, когда он и денег не давал, и руки распускал, и после. Иван Павлович до последнего момента, пока его опять же по суду не переместили в меньшую комнату, жил в большой, как король. Комнату запустил хуже Плюшкина. А когда жена, еще будучи прописанной в квартире, пришла за своими вещами, вызвал наряд полиции. Просто так, из вредности.

Она была ему верной женой. Она ради мужа оставила и свою квартиру в столице одной из бывших союзных республик, и престарелых родителей. Иван Павлович потом упрекал супругу за то, что она все отпуска проводит с этими инвалидами. Она переехала в Ярославль в голодные 90-е...

Но в конечном итоге не выдержала, развелась, потому что гиря дошла до полу. И сейчас живет на съемной квартире.

Варианты бывшему мужу Анна Сергеевна предлагала разные: продать квартиру и деньги поделить пополам, хотя у него оставалась всего одна треть в собственности. «У Ивана ведь еще и гараж в центре города, и пенсия дай бог каждому, и накопления. Чего плачется? На однушку в центре, как он мечтает, точно хватит», – рассуждает женщина. А потом добавляет, что ее жалеть ни в коем случае не надо, у нее все образуется. А вот у бывшего, неизвестно. Ну, за что боролся….
Автор: Ксения Петрова
Фото с сайта fishki.net

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»

Читать