05:02
5 августа,
четверг 2021
°С
Ярославль,
Ярославская обл., Россия
Мы в Telegram
18 Января 2017
Общество

Мариэтта ЧУДАКОВА: Я убежденный противник смертной казни

Вечером в киноклубе «Нефть» десятки ярославцев ждали Мариэтту  Чудакову. Вопросов заготовлено было много, например, о ее работе в Комиссии по вопросам помилования при Президенте РФ.
Вот что рассказала Мариэтта Омаровна Чудакова:

– В конце 2001 года наша комиссия была упразднена. Да, в России сегодня милуют, но очень немногих, не более нескольких десятков человек в год.

В 1994 году, когда мы только начинали свою работу, я даже не представляла, насколько сложной она будет. Попросил меня к ней присоединиться Анатолий Приставкин, председатель комиссии, известный наш писатель. Я сначала отказывалась, говорю, мол, вот посмотрю, что вы там делаете, и приму решение. Ходила я к ним на заседания месяца полтора. А потом вдруг поняла, надо идти и работать по-настоящему. Почему? Да потому что я убежденный противник смертной казни, причем с 19 лет. По-моему, ни один русский человек, прочитавший роман Достоевского «Идиот», не может быть ее сторонником.

В комиссии рассматривали каждую неделю по 15 дел смертников. В 1996 году в России смертную казнь отменили. Сегодня, правда, многие говорят, что ее надо вернуть. Но я сторонникам казни всегда задаю вопрос: «Вы полиции доверяете? Только честно». И большинство признаются – нет. Тогда я им говорю: «В таком случае сведите концы с концами».

Убеждена: нельзя в России вновь вводить смертную казнь. Статистика тоже подтверждает мой вывод. Повторные преступления те, кого помиловали, совершают в 6 – 9 процентах случаев, рецидив отсидевших от звонка до звонка – 40 процентов. Это понятно. Человек вроде и старается, ведет себя нормально, а его не выпускают. Постепенно в голове у него зреет мысль: «Ну я выйду, заразы, я вам покажу».
Помню, как мы рассматривали одно дело. В провинциальном городке убили человека, так вот прежде чем настоящего убийцу арестовали, в совершении преступления сознались двенадцать человек.

Многие думают, что обвиняемый должен сам попросить президента о помиловании. Это не так. Глава государства по нашим законам может помиловать обвиняемого на любом этапе следствия, и до вынесения приговора тоже.

Был у меня случай. Парень 23 лет обвинялся в зверском убийстве нескольких человек. Типичная история. Пил с друзьями, не хватило. Собутыльники говорят: «Пойдем денег у твоей матери попросим». Он пошел в дом, где жила его мать с отчимом, но тот, увидев его на пороге, крикнул: «Или отсюда, козел!». Парень пошел, взял ружье и застрелил отчима, мать и односельчанина, который под руку подвернулся. Потом пошел к сестре в сарай и уснул в сене.

Когда сотрудники милиции приехали его арестовывать, пояснив, что он обвиняется в убийстве трех человек, он не поверил. Но его арестовали, судили и приговорили к смертной казни.

И вот надо было решить, что с ним делать: отправить на пожизненное заключение или все-таки уменьшить срок до 25 лет. Посмотрела я биографию парня. А жизнь-то у него не сахар была. Мать, выйдя второй раз замуж, отправила его жить к бабушке. Когда мальчику исполнилось четыре года, бабушка умерла, и он остался один, никому на этом свете не нужный. Отчим продал дом, в котором они с бабушкой жили, несмотря на то что дом этот завещан был мальчику. И так как заступиться за сироту было некому, обижали его все кому не лень.

…Врать не буду, не ко всем я милосердие проявить могла. Помню просьбу о помиловании одной женщины. Она убила двух своих деток, после того как узнала, что беременна третьим. Ей сожитель сказал: «Решишь вопрос – женюсь». Она решила.
Ей дали возможность родить ребенка, а потом увезли отбывать наказание. Дали ей 13 лет. Но, получив ее прошение о помиловании, многие мои коллеги стали говорить: «Надо помиловать женщину, ее дочка двенадцатилетняя ждет. У нее вообще тогда мог быть психоз беременной»… И тогда я сказала: «Среди нас Достоевского нет. Давайте проголосуем по этому вопросу без обсуждения. Лично я копаться в ее душе не берусь. Ей убиенные дети все равно каждую ночь снятся, так что мне все равно – выпустят ее годом раньше или годом позже»…

Встреча с Мариэттой Омаровной продолжалась почти два часа. Все это время аудитория с интересом внимала оратору, лишь несколько раз прерывая ее воспоминания аплодисментами.
Автор: Людмила Дискова
Фото Юрия Тимошина

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»

Читать