06:17 Понедельник, 21 Сентября 2020
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Мы имеем дело с вечностью

6 Апреля 2016
Легендарной битвы на Туговой горе не было; открыта новая иконописная школа «романовских писем»;  у ярославских искусствоведов, одних из немногих в России,  сложилось взаимопонимание с РПЦ – об этом и не только можно узнать на Болотцевских чтениях. Об истории чтений  и их значении для культурной жизни Ярославля и всей России  мы беседуем с заведующей отделом древнерусского искусства Ярославского художественного музея Викторией ГОРШКОВОЙ.

Эта ярославская иконопись!
– Виктория Викторовна, завершились 21-е Болотцевские чтения, посвященные памяти ярославского искусствоведа Ирины Петровны Болотцевой. Может, напомнить читателям о ее заслугах.
– Ирина Петровна  Болотцева —  известный в России музейный работник, исследователь Ярославской иконописной школы. Собственно, она ее и открыла.  Она же возглавляла отдел древнерусского искусства Ярославского художественного музея. Это человек, который сотворил знание того, с чем мы сейчас живем. Мы знаем, что Ярославль пережил расцвет в ХVII веке, что он знаменит своими иконами. Вот это – заслуга Болотцевой. Потому, когда в 1995 году она ушла из жизни, мы, ее ученики, друзья, коллеги, решили ежегодно с 18 по 20 марта проводить в знак памяти научные чтения.
– В большинство учебников по древнерусскому искусству занесены ранние ярославские иконы, такие как  Толгская икона Божией матери начала ХIV  века. Болотцева же говорит о Ярославской иконописной школе ХVII  века. Откуда она взялась?
– Толгская Икона Божией матери представлена в большинстве учебников, потому что  рано была отреставрирована и введена в научный оборот. Ярославские иконы ХVII  века начали реставрировать с 50-х годов прошлого века. К 80-м годам стало понятно, что это выдающийся корпус произведений высокого художественного уровня и единого стиля. Об этих вновь раскрытых иконах Ирина Болотцева  написала диссертацию.
– Какие у Ярославской иконописной школы особенности?
– Любая иконописная школа складывалась не вдруг. То же относится и к ярославской иконописи. С одной стороны, у нас были собственные демократические традиции ХV века. С другой – активно влияла рафинированная Москва. Эти направления замечательно соединились в непохожей на столичную  Ярославской школе.
У нее две основные особенности. Ярославские иконы большого размера.  Посмотрите наши приходские храмы – Ильи Пророка, Иоанна Предтечи, Спаса на Городу, Архангела Михаила! Они соборного типа:  все пятиглавые, огромные, рассчитанные на большое число прихожан! В Москве же  приходские храмы маленькие. Раз храмы большие, значит, иконы тоже большие, а не миниатюрные, которых не разглядишь.
И еще. Ярославские иконы многофигурные, с насыщенным сюжетом. Причем это не  спокойный рассказ, а торжественный, эмоциональный, гимнический, если так можно сказать.  Почему? Средневековые художники работали  только по заказу. Заказчики играли важную роль в создании икон. Они указывали на образец, обычно известный и почитаемый. Они же оговаривали с художниками особенности сюжета и, как мы теперь видим,  хотели, чтобы сюжет был рассказан подробно.

Размах и горячие краски
– Как искусствоведы определяют эмоциональность, гимничность иконы?
– Вот две иконы «Воскресение Христа» – ХVI и ХVII  веков. В XVI веке сюжет решается лаконичным изображением субботы накануне Пасхи: Христос спускается в ад и выводит оттуда Адама и Еву.  Композиция достаточно простая – Христос, Адам и  Ева, с одной стороны пророки, с другой праотцы.
Тот же сюжет на иконе ХVII  века выглядит иначе. Христос встает из гроба в золотых одеждах. Вокруг него сияние славы. Ангелы пошли вместе с Христом в ад. Вот ангел отваливает камень от врат ада. Вот он борется с сатаной. Вот сатану вяжут. Вот Христос в аду держит за руку Адама и Еву. Сзади праведники. Вот все они пошли в рай.
Кроме собственно воскресения и сошествия в ад здесь много других сюжетов:  положение Христа во гроб, приход жен-мироносиц ко гробу, беседа воскресшего Христа  с Марией Магдалиной, уверения Фомы Неверующего,  явление Христа ученикам во время ловли рыбы. Это подробнейший рассказ, который прихожане того времени умели прочесть.
Теперь посмотрим на икону издалека.  Что видим?  Золотые фигуры Христа в центре и внизу и два золотых потока – спускающиеся в ад и поднимающиеся в рай. Вот она – торжественность,  гимничность. Таковы ярославские иконы! Они такие все: насыщенные перетекающими один в другой сюжетами, без свободного места.
– И такого иконописного искусства  больше нет?
– Такого динамичного нет. У всех территорий своя традиция. В Костроме, например, нет нашей энергии, напряженности. Костромские иконы поспокойнее.
Или иконы «романовских писем». В XIX веке в Романово-Борисоглебске был высокого уровня  центр старообрядческого иконописания. Романовские художники работали по заказам на всю Россию не только для старообрядческой, но и для официальной церкви. К сожалению, к началу ХХ века романовское иконописание сошло на нет. Сейчас эти иконы отреставрированы и изучены.
Это не ярославское «раззудись, плечо»! Для них характерны миниатюрно разработанные композиции и мягкий колорит розовых, жемчужно-серых, сине-зеленых, приглушенных красных тонов. А в ярославских иконах много горячих тонов.

Развенчание мифов
– Были на Болотцевских чтениях открытия серьезного научного уровня?
– Конечно. Был доклад по колокольне церкви Рождества Христова. У колокольни необычная архитектура: на углах две полуколонки с «шишками» наверху. В 50-х годах наш реставратор Элла Дмитриевна Добровольская предположила, что их странная архитектура появилась из-за того, что заказчики храма – купцы Гурьевы – бывали на Востоке и, возможно,  впечатлились минаретами.
А сейчас был доклад сотрудницы музея естествознания, которая показала, как эти формы пришли из западной архитектуры. Русь того времени активно сотрудничала с Западом. Западные формы прежде всего отражались в столичной архитектуре. А Ярославль всегда был нацелен на Москву как на образец.
Я очень рада, что вопрос по колокольне наконец разрешился. Ведь восточные мотивы в колокольне уже  проникли в популярную краеведческую литературу. Так же было и с битвой на Туговой горе!
– Что имеется в виду?
– Битвы на Туговой горе не было. Легенда о ней появилась в ХIХ веке благодаря купцу Егору Васильевичу Трехлетову. Он предположил, что, возможно, здесь была битва, и его высказывание подхватила популярная краеведческая литература. Кандидат исторических наук Дмитрий Федорович Полознев проанализировал источники и докопался до истины: в источниках XIII – XIX веков ничего о битве на Туговой горе не говорится.
Есть история реальная и легендарная. Легенды – важная  часть  жизни людей. Они отражают наши представления о желаемом. Возможно, ярославцы мечтали о героизме. У нас ведь не героическая история.
– Где еще проводятся такого уровня конференции, как Болотцевские чтения?
– Специализированные по древнерусскому искусству только в Москве и у нас. В Ярославле есть для этого почва. У нас  храмы, фрески, коллекция икон. Не случайно сюда каждый год приезжают  специалисты из Москвы, Петербурга, центра России. Каждая  конференция – это новые открытия. Здесь было множество интереснейших докладов. Например, об особенностях изображения Страшного суда в ярославских храмах. О Годеновском кресте – деревянном кресте византийской работы XV века из села Годенова Ростовского района.

Искусство и РПЦ
– Между икусствоведами и Православной церковью  складываются порой конфликтные отношения. Каковы взаимоотношения Ярославского художественного музея и Ярославской митрополии, по вопросам древнерусского наследия?
– По закону церкви должно быть возвращено недвижимое имущество. Это земли и здания. О движимом не говорится ничего. Мы были первыми в России, кто совместно с Министерством культуры разработал  партнерские  отношения с нашей епархией по  Толгской иконе Божией матери. Главное в них –  икона не передается в собственность церкви, а находится в государственном музейном фонде. Я остаюсь хранителем иконы. Вместе с представителями монастыря мы регулярно ее осматриваем. Ведь это православная святыня, и монастырь  заинтересован в ее сохранении!
– Разве это и так непонятно?
– Это понимание пришло не сразу. С 1993 года мы каждый август возили икону на праздники. В 2000 году на 1000-летие Христианства на Руси мы отдали монастырю икону на две недели.  Если все нормально, думали продлить договор.  Приехали на  проверку, а на иконе шелушение на ликах! Это такие тоненькие нитевидные вздутия, когда живопись грядочкой поднимается.
– Как же такое могло произойти?
– Открывали окна, сквозняки, влажность. А иконы, как дети, сквозняков боятся.
Икону пришлось увезти. Пригласили специалистов из Москвы. Они посоветовали  не вмешиваться, а положить икону в хранилище, чтобы она потихоньку пришла в себя. Шелушения улеглись. Но теперь икона – «хроник»: шелушения время от времени снова появляются.
– Что дальше происходило с Толгской  иконой?
– В 2003 году мы разработали документы и передали икону монастырю. Сейчас она находится в киоте под сигнализацией.  Он негерметичный, сделан из натурального дуба.  Когда меняются температура или влажность, первый удар берет на себя киот, а икона остается в сохранности.  Икона вынимается из киота лишь дважды в год на реставрационный совет. Условие это неукоснительно соблюдается.  Но, к сожалению,  такие позитивные отношения  –  не норма для всей России.
– Где-то есть отрицательный опыт взаимоотношений?
– В Нижнем Новгороде, например. Там икону передали в мужской монастырь, и музейных работников  не очень-то туда пускают. Я уж не говорю про Боголюбскую икону Божией Матери ХII  века (Владимир), которую  передали в Княгинин монастырь.  Там  икону заключили в герметичный киот с искусственным климатом. Но системы климата сломались. Икона оказалась просто за стеклом. Перед ней стояли букеты живых цветов в воде. На иконе выросла плесень. Когда приехали реставраторы, они чуть в обморок не упали. Это был 2009 год.
– Мне кажется, именно в советскую эпоху во время гонений на церковь много сделано для сохранения древнерусской культуры.  Именно тогда иконы были отреставрированы и сохранены…
– Естественно. Более того, отреставрированы и изучены именно иконы, сохраненные музеями. Теперь мы их показываем людям, на них воспитываются дети. А иконы в храмах остались либо под потемневшими слоями записи, либо просто исчезли. Вы думаете, мы тут только иконы  храним да экскурсии водим? Нет. Мы постоянно делаем экспертизы ворованных икон. За свою жизнь я их сделала 1500.
– Много воровства?
– Ярославская область на первом месте, это известно. Храмы богатые, большие. Некоторые обворованы по 6 – 8 раз. Уже брать нечего. Все равно тащат! К нам попадает лишь малая часть,  найденная  полицией.

Под потемневшей олифой
– Старинные иконы в ярославских храмах сохранились?
– Уже нет. Многое вывезено за границу в 70 – 80-х годах прошлого века. Сейчас воруют поздний ХIХ век. Среди них тоже есть неплохие произведения. Но поток все же уменьшился. А в тех храмах, где есть древние иконы, священники стараются сделать сигнализацию.
– Считается, что каждая пятая икона в Третьяковской галерее ярославского происхождения.
– Больше всего икон северных: новгородских, архангельских, псковских. В Архангельске хранится 5 тысяч икон. А в Ярославле в музее-заповеднике 2 тысячи и в нашем художественном музее 2 тысячи.   Из  икон нашего собрания отреставрировано около 500. Остальные находятся под слоями записи и потемневшей олифой. Представляете, какие открытия здесь еще могут быть!
– А были уже  открытия?
– И не одно! Вот, например, икона Николая Чудотворца XV века. Икона находилась под слоями записей XVII, XVIII и XIX веков. Когда она поступила в музей, видимый слой живописи представлял образ  святителя в рост.  Художник-реставратор  Центра Грабаря в Москве Наталья Васильевна Дунаева сняла верхние слои записей и открыла живопись XV века. И мы увидели, что на иконе XV века изображена лишь голова святого. В XVII веке по потемневшей олифе его написали заново, повторив композицию, но приписали руку. А в XVIII веке и центральную композицию, и клейма полностью изменили.  Это было серьезное открытие.  
Как правило, при реставрации поздние слои живописного слоя удаляются полностью, и только фотографии позволяют видеть, как выглядела древняя икона в последующие века. А здесь Наталья Дунаева применила метод расслоения,   когда части живописи XVII, XVIII и XIX веков были   перенесены на новую основу. Мы сейчас – единственный музей в России, который  показывает в экспозиции  икону с фрагментами  последующих записей.  Это была последняя работа Натальи  Васильевны и замечательный ей памятник.
– А нужны ли современному  человеку иконы? Что нового и интересного он может почерпнуть для себя?
– При общении с посетителями музея мы видим, что русским людям важно понимать, в какой стране они живут, какая у них культура. Культура наша не случайно признана во всем мире.  Она утверждает высокие нравственные ценности – внимание, любовь, уважение к каждому человеку, стойкость и крепость в убеждениях. А это вечно. И когда современные люди  понимают, каков их фундамент, у них появляется чувство гордости за Родину и ощущение сопричастности к истории.

Фото Ирины ШТОЛЬБА

Автор: Елена Солондаева

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Здесь могла быть ваша реклама

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама