19:23 Суббота, 15 Августа 2020
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

На дежурстве в опорном пункте

8 Ноября 2012
Спальный район Ярославля. Стандартная пятиэтажка-«брежневка». На цокольном этаже – железная дверь и вывеска, обозначающая, что здесь располагается опорный пункт охраны правопорядка, где вот уже почти пятнадцать лет служит майор милиции, участковый уполномоченный Сергей Смирнов.


От развода до обеда
Рабочий день участкового начинается, впрочем, не здесь, а в отделе полиции. По граждански это называется планеркой. Силовикам привычнее слово «развод» – здесь оно еще не приобрело своего «новорусского» значения, или «инструктаж». Именно на планерке сотрудники службы участковых инспекторов узнают, что случилось за минувшие сутки на их «земле», и отправляются к месту несения службы с готовым планом работ. В отличие от представителей других отделов участковые практически постоянно бывают на работе по вечерам, которые плавно перетекают в ночь.
– Граждане утром, как правило, на работе, а «контингент», наоборот, отдыхает от «трудов праведных», – поясняет Сергей Константинович. – Поэтому в первой половине дня участковый бывает на опорном пункте только во время своих дежурств. Основная работа начинается после полудня, а пик ее приходится на время с шести до восьми часов вечера, когда проводится прием граждан. В итоге набегает гораздо больше стандартных восьми часов в сутки.
Участковый в смысле законности и правопорядка и швец, и жнец, и на дуде игрец. Поэтому обставлен опорный пункт с обстоятельностью хорошего блокпоста. При этом мебель времен развитого социализма умудряется соседствовать с вполне современным лазерным многофункциональным устройством. Участковый на опорном пункте проводит большую часть своего рабочего времени – соответственно, и быт налажен здесь должным образом. А с тех пор как в другой отдел полиции подался один из инспекторов участка, Сергею Константиновичу и его коллеге Анне Александровне Губайдуллиной приходится работать за пятерых. Правда, в ближайшее время их коллектив обещают усилить еще одним инспектором.
– Вообще, норма участкового – три тысячи пятьсот человек, – поясняет майор. – На старшего инспектора должно приходиться полторы тысячи. У нас же подведомственного народа больше двадцати тысяч на двоих.
Компенсировать недостаток личного состава удается только опытом – все-таки пятнадцать лет на «земле», и тактом в отношениях с «контингентом».

«Ароматный» посетитель
Первый звонок в опорном пункте раздается задолго до начала приема. Гражданин с невнятной дикцией пытается разобраться с автомобилем, который некогда принадлежал ему, а теперь обнаружилось, что у машины перебиты номера. Анна Александровна советует ему прийти в отдел, но желательно в цивилизованном виде – судя по голосу человек несколько не в форме. Гражданин парирует, что он просто обедает. Стороны сходятся на том, что когда он прожует, тогда и придет.
Через некоторое время встреча в опорном пункте все-таки происходит. Но судя по тем ароматам, которые посетитель испускает, он внятно излагать мысли может с трудом.
– Да вы не смотрите, что я слегка «позволивши», – с жаром доказывает собеседник. – Я ж с работы только что.
Что тут поделаешь? Человеку вручают форму для заполнения заявления, и служба начинается…
– Вообще, сколько я ни вспоминаю борьбу государства с алкоголем, она всегда заканчивалась вничью, – рассуждает Сергей Константинович. – В последнее время пить на участке меньше не стали, это точно. Но если раньше была система ЛТП и вытрезвителей, то сегодня остался исключительно административный арест. Причем оформить протокол для передачи в суд мы можем только на того гражданина, которого дважды в течение календарного года задерживали в состоянии сильного алкогольного опьянения. Максимум, что ему грозит в этом случае, – 15 суток административного ареста.

Наркоманы искуснее пьяниц
Правда, в прежние времена алкоголь был единственной подобной проблемой. Сегодня пару ему составляет наркомания. Но «шифруются» наркоманы не в пример искуснее. Только кропотливым наблюдением и хорошим знанием реалий на участке можно определить, где концентрируются любители зелья.
Но их мало вычислить – нужно еще и задержать при изготовлении наркотика или найти его в квартире в значительных количествах. Естественно, что здесь инспектора сотрудничают не только со смежниками из системы МВД, но и со структурами Госнаркоконтроля. Нет в этом деле человека ценнее участкового, исходившего за полтора десятка лет свой район вдоль и поперек.

Мой дом – моя крепость
С половины седьмого вечера народ начинает идти в опорный пункт не то что бы рекой, но довольно живенько. Дабы не смущать посетителей, мне приходится переместиться в смежную комнату. Но и оттуда слышно, что конфликты отцов и детей, сыновей и дедов, а также верхних и нижних соседей по-прежнему составляют ту массу, из которой инспектора непрерывно намывают крупицы оперативной информации. Кстати, вопреки бытовым представлениям зятья и тещи конфликтуют гораздо реже, чем зятья и тести. Причины, впрочем, все те же – горячительные напитки и квартирный вопрос.
В восемь часов вечера прием граждан заканчивается, и мы с Сергеем Константиновичем выходим в осенний сумрак – на обход участка. На улицах сыро, но местами светло. Под сенью уличных фонарей к участковому довольно часто обращаются личности, для лаконичного определения сущности которых более всего подходит слово «контингент».
– Еще недавно картина была абсолютно противоположная, – комментирует майор Смирнов эту ситуацию. – При появлении участкового «контингент» стремился как можно меньше себя афишировать. Сегодня, когда статья «тунеядство» из кодексов исчезла, какие у них могут быть опасения? Наоборот, такой народ считает своим долгом показать, что ему полиции бояться нечего. Мне, впрочем, даже на руку, что потенциальные правонарушители у меня под присмотром.
Следить участковый должен и за соблюдением паспортного контроля. Это тоже задача не из простых. Сегодня, когда более девяноста процентов жилого фонда приватизировано и население существует по принципу «Мой дом – моя крепость», попробуй проникни в квартиру и определи, сколько человек там живет и на каких основаниях. Разве что в паре общежитий, недавно сменивших статус (теперь это многоквартирные дома), проведена подобная работа – и то благодаря экс-комендантам. Только профилактикой работа участковых не ограничивается – участие в расследованиях правонарушений тоже их прямая обязанность.

Не переключившись «на гражданку»
Поздно вечером мы покидаем опорный пункт, я – надолго, а майор Смирнов, возможно, на несколько минут. Если, не дай Бог, случится какое-то происшествие, участковый будет вызван незамедлительно. Потому что никто лучше, чем он, не знает, кого именно из свидетелей целесообразнее опрашивать в первую очередь, где искать вещественные доказательства и на кого из «контингента» в первую очередь следует обратить внимание.
– Есть две ситуации, когда внезапный вызов оставляет особенно яркое впечатление, – рассказывает по дороге Сергей Константинович. – Это когда добрался до дома, еще не успел переодеться, а уже необходимо снова отправляться на происшествие. Или второй вариант: когда переодеться все-таки успел, только-только начал переключаться на «гражданскую жизнь»… И добро пожаловать на службу. Но тут уж ничего не поделаешь – такая работа…

Автор: Анатолий КОНОНЕЦ

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Здесь могла быть ваша реклама

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Пришлось ли вам корректировать планы на отпуск из-за эпидемии коронавируса?

От отпуска отказался из-за невозможности поехать за границу
4 (30.77%)

Провожу отпуск так и там, как и планировал
4 (30.77%)

Летом в отпуск не хожу
4 (30.77%)

Отдыхать летом - это святое. Но пришлось срочно искать вариант отдыха в России
1 (7.69%)

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама