12:55
1 августа,
воскресенье 2021
°С
Ярославль,
Ярославская обл., Россия
Мы в Telegram
8 Июня 2016
Общество

От погоста до Стены Скорби

К сожалению, перед каждым из нас рано или поздно встает вопрос: где и как хоронить умершего. Традиционный способ захоронения для большинства существующих в России религий – придание тела усопшего земле. В свое время это не представляло проблемы: земли в стране много. Однако сегодня мы наблюдаем другую ситуацию.

Земельный вопрос

Ярославль, как и многие другие крупные города России, перенасыщен кладбищами. Границы погостов во всех районах города буквально подпирают жилые дома. При этом четыре муниципальных кладбища – Игнатовское, Чурилковское, Песочное и Норское – являются закрытыми для новых захоронений. Там возможны лишь семейные подзахоронения. Есть несколько кладбищ, принадлежащих храмам Русской православной церкви, на которых захоронения осуществляются по тому же принципу – в семейные могилы при наличии пространства внутри ограды.

Таких кладбищ пять – на Туговой горе (при церкви Параскевы Пятницы), в Яковлевском, на Угличском шоссе, где муниципальное Леонтьевское мемориальное кладбище граничит с церковным, на южном въезде в город в Крестах (при Крестобогородской церкви) и Донское на улице Маланова в Красноперекопском районе – одно из старейших в Ярославле, возникло оно еще в XVII веке.

Вопросы о предоставлении мест на церковных погостах решаются индивидуально – в разговоре с приходским старостой. Визуально наибольшее количество захоронений сегодня происходит на Туговой горе и на Леонтьевском кладбище – если судить по надписям на надгробиях, где встречаются датировки ближайших лет. Объяснить это можно разве что площадью кладбищ. Из всех церковных эти два – самые большие.

Одним словом, в Ярославле для традиционного захоронения в землю остался последний форпост – Осташинское кладбище.

Тот, кто ухаживает за могилами родственников на Осташинском, представляет себе темпы и масштабы заполнения территории этого кладбища. По словам директора МКП «Специализированная служба по вопросам похоронного дела» города Ярославля Алексея Косогорова, несколько оставшихся секторов могут быть заполнены уже до конца 2016 года. Это пять тысяч могил, а по данным статистики, ежегодно в Ярославле умирают около девяти тысяч человек. Что же делать дальше?

Есть один весьма удобный вариант – с первыми секторами Осташинского кладбища граничит высокий бетонный забор, ограждающий территорию приблизительно в один квадратный километр. Раньше за ним располагались склады Министерства обороны. Сейчас первые лица мэрии Ярославля ведут активные переговоры с означенным министерством о передаче городу хотя бы части этой территории. Исход переговоров предсказать затруднительно: как показывает практика общения муниципальных властей того же Переславля или Некрасовского района с Министерством обороны, решения ждать приходится иногда очень долго. А помирать да родить, как гласит народная поговорка, нельзя погодить.

– Конечно, город не оставят без территории для захоронений, – говорит Алексей Косогоров. – Но выделение земли в границах Ярославского муниципального района сразу вызывает ряд проблем. Во-первых, понятно, что качественные земли сельхозназначения мы вряд ли получим, то есть это будут так называемые неудобицы и, возможно, низины. Во-вторых, сама по себе земля – это еще не кладбище. Чтобы обеспечить его нормальное функционирование, придется провести комплекс работ по благоустройству территории, что обходится недешево. В-третьих, возникают вопросы логистики: нужно будет разрабатывать изменения транспортной схемы города, учитывая, что до муниципального кладбища должен ходить именно городской транспорт. Естественно, на все это необходимы деньги, но сегодня доходы нашего предприятия несколько упали. В кризис клиенты все чаще выбирают эконом-варианты похорон. Более того, ФЗ-8 «О погребении и похоронном деле» определяет минимальный размер стоимости захоронения человека, умершего на территории Российской Федерации (я всегда подчеркиваю – не только гражданина РФ, но вообще любого человека). Этот минимальный размер сегодня – 7832 рубля. Даже если у родственников покойного совсем нет средств на его погребение, мы обязаны по их заявлению обеспечить покойного местом на кладбище, копкой могилы, самым простым гробом и аншлагом, то есть табличкой, на которой указаны фамилия и инициалы покойного, даты его рождения и смерти. При этом сегодня предприятие не только обеспечивает себя, но и какие-то деньги приносит в городскую казну. Если же потребуется обустраивать новое кладбище, финансовая ситуация может измениться. Не в лучшую для нас, а значит, и для бюджета города сторону.

Предание огню

Еще пару лет назад дальнейший разговор мы вели бы только в сослагательном наклонении. Ярославские погребальные фирмы предлагали услугу кремации и раньше, но для этого тело усопшего приходилось отправлять в Москву.

Сегодня все изменилось. В Ярославле силами частных инвесторов построен и запущен в эксплуатацию свой крематорий. Его открытие состоялось в начале 2015 года.

– За первый год работы мы видим, что услуга оказалась востребованной, – отметил директор крематория Андрей Осьминин. – Не только коренные ярославцы, но и жители области, других регионов обращаются к нам, чтобы кремировать родственников. В крематории имеется зал для отпевания усопших, где проходят соответствующие обряды.

Считается, что одно из преимуществ кремации – возможность беспроблемно подзахоранивать урну с прахом усопшего в родственные могилы на закрытых общественных кладбищах. Кто-то находит и другие плюсы: государство позволяет хранить урну с прахом дома, захоранивать ее в Стене Скорби (колумбарии) или в самостоятельно оформленном склепе. Можно даже развеять прах, если на то была воля усопшего…

Постепенно возникает иллюзия, что кремация может решить многие накопившиеся проблемы мегаполисов. Места урна занимает мало, землю экономит… Однако здесь мы неожиданно начинаем спотыкаться. Редакция нового Федерального закона о похоронном деле, призванного обозначить статус и особенности эксплуатации частных кладбищ и колумбариев, до сих пор лежит в государственных законодательных структурах практически без движения. А согласно старой редакции закона обустройством мест для общественных захоронений могут заниматься только органы местного самоуправления. Частники же даже при желании облагородить городские кладбища бесправны. Именно поэтому в подвисшем состоянии находится сегодня инициатива Ярославского крематория по обустройству в городе Стен Скорби (колумбариев).

Сколько это стоит?

И, напоследок, о деньгах. Похороны эконом-класса в МУП «Городской ритуальный центр» обозначены ценовыми рамками «от двадцати двух тысяч рублей». У коммерческих структур ценник стартует вообще от тридцати тысяч. Откуда такой разброс?

Суть, как известно, кроется в деталях. К примеру, для получения свидетельства о смерти скоропостижно скончавшегося гражданина необходимо провести судебно-медицинскую экспертизу. Попросту говоря, вскрытие. Сами эксперты могут вернуть тело в более или менее первоначальное состояние, но чтобы усопший выглядел на похоронах эстетично, подготовкой его тела, как и бальзамированием, должны заниматься специально обученные люди. Естественно, не даром. Временный памятник, который часто устанавливается на могиле в момент похорон, также требует расходов. Таких «дополнительных услуг и товаров» набегает порой лист-полтора… И, конечно, коммерсанты умело пользуются тем, что в России не принято торговаться, когда речь идет о достойном погребении.

Что тут скажешь? Каждый выбирает сам, как и на какие деньги хоронить усопшего. Правда, в муниципальных похоронных службах ритуал обойдется все же дешевле.
Автор: Анатолий Кононец
ФОТО Ирины ШТОЛЬБА

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»

Читать