15:56 Пятница, 7 Августа 2020
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Плакали от радости и горя…

10 Января 2013
В «Городских новостях» от 12 декабря 2012 года (№100) сообщалось о том, что в Ярославле появилась региональная общественная организация «Дети войны». В редакцию пошли письма от читателей, чье детство пришлось на годы военного лихолетья. Поделился своими воспоминаниями и ярославец Валентин Николаевич Заболотный.

Держались за мамину юбку

До войны семья Заболотных жила на Украине в поселке Щетово Луганской (Ворошиловградской) области, в шахтерском краю, том самом, где разворачивались события, описанные в романе Александра Фадеева «Молодая гвардия». Отец семейства Николай Федорович работал шахтером. 

Когда началась война, его не мобилизовали на фронт, так как на него была наложена бронь. Ее сняли в ноябре 1941 года, когда немцы рвались к Луганщине. Николай поцеловал жену Анну, которая держала четырехмесячного сына Коленьку на руках, и отправился защищать родную землю. К материнской юбке жались пятилетняя Тома, четырехлетний Валя и двухлетний Витя, не понимая, куда уходит их отец. Анна осталась одна с ребятишками мал мала меньше. А бои шли уже совсем близко, было слышно, как рвались снаряды. Как выбраться из поселка, куда вот-вот войдут немцы? На поезде невозможно – через железнодорожную станцию Щетово непрерывным потоком шли на восток эшелоны с эвакуированными заводами и фабриками из западных областей Украины. 

– Я помню взрывы, бомбежку, панику, – рассказывает Валентин Николаевич Заболотный. – Помню, как мама, оставляя нас одних, бегала в поле за кукурузой. Помню, как она пришла с нами на станцию. Там ходили патрули, они не подпускали людей к поездам, забитым техникой и военными. В одном товарном вагоне, заполненном солдатами, офицер, заметив женщину с четырьмя маленькими детьми, сжалился и пустил в вагон. Солдаты спрятали нас в дальнем углу, наказав сидеть тихо и не плакать. Мы ехали в неотапливаемом «телячьем» вагоне. Солдаты надели на нас шинели, а сами бегали по вагону, чтобы согреться. А еще они подкармливали нас. Состав шел до Москвы. Его постоянно бомбили на станциях и по пути. Ехали мы очень долго. Было холодно, голодно, хотелось пить. Солдаты соскабливали с металлических предметов снег и давали нам. 

 

Отдайте мне ребенка!

– Наконец мы добрались до Москвы, – продолжает свой рассказ Валентин Николаевич. – На вокзале к маме подошел офицер и стал просить отдать ему кого-нибудь из детей. Осмотрев нас, он показал на меня, стал рассказывать, что его жена бездетная, она вырастит мальчика. А так он, дескать, все равно погибнет. Отдать родное дитя чужому дяде? Нет, ни за что! 

Мама усадила нас на лавку, а Колю начала раскутывать, пеленать. Проходившие мимо вокзальные дежурные увидели опревшего младенца, стали ругать маму за то, что она запустила ребенка. Проделав такой длительный путь в «товарняке» без всяких условий, наш братик, конечно, был весь грязный, измученный. Когда мама рассказала, что мы приехали издалека, бежали от бомбежек, дежурные проводили ее в комнату, где она привела нас в порядок, и мы крепко уснули. 

 

Нас стало двенадцать

Из Москвы Анна направилась в Ярославскую область, в деревню Крюково, где жили ее родители. Добиралась с трудом: где-то пешком, где-то на пригородных поездах. В голове стучала только одна мысль – довезти детей до родительского дома. 

– Добрались мы до станции Шушково, совсем близко от Крюково, а там уже знали про нас, – продолжает свой рассказ Валентин Николаевич. – За нами приехал дедушка на санях, укрыл нас тулупом и привез домой. Как в нем было жарко от натопленной русской печи! В небольшом доме жили бабушка с дедушкой, их дети и внуки, а еще и мы добавились. Всего стало 12 человек. Питались тем, что росло в огороде. Кроме того, бабушка держала корову, кур. Колхоз давал нам пшеницу. Я помню, как крутил ручную мельницу, ее смастерил дедушка. А бабушка пекла хлеб из муки.

Взрослые трудились в колхозе, и нам, детям, работы хватало. К тому времени мы немного подросли, стали помогать маме – носили воду с речки, поили овец. 

Самым радостным был День Победы. Люди плакали от радости и от горя.

 

А где остальные?

Война закончилась, но Николай Заболотный продолжал служить в Западной Украине, во Львове. Там Советская Армия сражалась с бандеровцами. Отряд, в котором находился Николай, охранял людей, восстанавливавших совхозы, от нападений лесных братьев.

В 1946 году Анна решила ехать с детьми к мужу. Она боялась потерять его. Всякое могло случиться. Война выкосила мужчин. Их не хватало на всех женщин. Вдруг ее Николая какая-нибудь окрутит и дети останутся без отца? Этого больше всего боялась Анна. И вот снова – дальний путь с подросшими ребятишками. Они ехали по разрушенной стране. В полях, где еще недавно шли ожесточенные бои, валялись разбитые танки, пушки, самолеты, а земля была изрыта снарядами и окопами. 

– Мы приехали во Львов и сразу пошли в комендатуру. Выслушав мамин рассказ, комендант распорядился отправить нас на студебекере в то место, где находился отец. Маму с Колей посадили в кабину, а остальных – в кузов. По дороге машина нагнала лошадь с телегой, на которой сидел… папа. Водитель говорит ему: «Забирайте свое семейство». Отец, заглянув в кабину, спросил у мамы: «А где остальные?» «Посмотри в кузов и пересчитай», – ответила она. Мы пересели на телегу, и отец привез нас на место службы – в село неподалеку от Львова. Нам выделили отдельную комнату. 

В Львове случилось несчастье с Колей. Его сбила машина с бандеровцами. Мальчик остался на всю жизнь инвалидом.

 

Наша мама – героиня

Через год в семье появился еще один ребенок – дочь Вера. Между тем старшим детям настала пора идти в школу. А ее нет поблизости, да и по-украински говорить ребята не умеют. И Анна – детей в охапку, теперь уже с мужем, вновь отправилась на свою родину, в деревню Крюково. Оттуда перебрались в Стаище – бывшую зону, где до войны находились заключенные. Там остались полуразрушенные бараки. В одном из них Заболотные привели в порядок комнату и стали жить. 

В соседней деревне, в двух километрах, была школа. И вот наконец-то старшие дети пошли учиться, все разом в первый класс. А было им уже 9, 11 и 12 лет. Прожив три года в бараке, семья переехала в совхоз «Успенская ферма». Там родился еще один ребенок – сын Сергей. 

Дети окончили школу, разъехались в разные места, обзавелись семьями. В Успенске осталась лишь Вера – хранительница родительского дома. Здесь каждый год в День Победы встречаются братья и сестры. Они едут туда, где стояла деревня Крюково, вспоминают бабушкин дом. Теперь там чистое поле. А в Успенске идут на сельское кладбище поклониться могилам своих родителей.

– Для нас мама – настоящая героиня, – говорит Валентин Николаевич. – В тяжелых условиях она родила и воспитала шесть детей и никогда не думала о себе. Мы гордимся ею. И отцом тоже. Он прошел всю войну, был связистом, пулеметчиком, воевал на «Катюше», получил несколько ранений, вернулся с фронта с осколком немецкого снаряда в пояснице. Так и прожил до конца жизни с этим металлическим кусочком. Отец рассказывал, что солдаты, уходя в бой, думали о себе, гадали: ранят или убьют? А вот женщины о себе не думали, главная забота у них была – сохранить детей. 

Судьба Валентина Николаевича сложилась удачно. Он окончил сельхозтехникум, работал зоотехником, дошел до руководящих должностей. После выхода на пенсию и до сих пор работает инженером по ремонту машин в автохозяйстве УМВД. Его жена Валентина Николаевна тоже из поколения «детей войны». 

У супругов Заболотных два сына, три внука и внучка. В декабре прошлого года они отметили золотую свадьбу. 

Всего у братьев и сестер Заболотных 6 детей, 14 внуков, 16 правнуков и 2 праправнука.

Автор: Зинаида Шеметова

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Здесь могла быть ваша реклама

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами г. Ярославль.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Опрос

Пришлось ли вам корректировать планы на отпуск из-за эпидемии коронавируса?

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама