22:37 Суббота, 15 Августа 2020
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Пока дом не рухнет?

26 Сентября 2012
В прошлом году Ленинский район дважды «прогремел» не только на весь город, но и на всю страну. Сначала обрушился целый подъезд жилого дома на проспекте Ленина, а через некоторое время обвалилась крыша дома на ул. Радищева. В связи с тем что обрушение на проспекте Ленина связано с перепланировкой квартиры и ремонтными работами в ней, затея сделать магазин в бывшей квартире дома №23 по улице Жукова вызвала серьезные опасения у жителей. О ситуации знают в органах прокуратуры, администрации района, жилищной инспекции, городском департаменте архитектуры… Однако воз и ныне там.


Нехорошая квартира
Предприниматель Эльман Халыгов приобрел квартиру №8 в доме на улице Жукова в декабре 2011 года, а в январе уже начал ремонт. Причем, судя по всему, была проведена перепланировка квартиры. У соседей сверху, в 11­й квартире, по стенам пошли трещины. Они тут же написали письмо в администрацию Ленинского района. Надо отдать должное, уже в конце января комиссия специалистов из департамента городского хозяйства мэрии, администрации района, государственной жилищной инспекции и управляющей компании пришла и проверила «нехорошую» квартиру. Выяснила, что ремонт идет, стены между комнатами прорубаются. Комиссия дала предписание, чтобы в месячный срок все восстановить и без разрешения перепланировку не производить. 26 апреля предприниматель обратился в департамент архитектуры и развития территории города, чтобы ему разрешили перевести помещение из жилого фонда в нежилое. То есть, проще говоря, разрешили из квартиры сделать продуктовый магазин. С пора­зительной скоростью – за 2 дня – он такое разрешение получил, и ремонтные работы закипели с пугающей соседей силой.

Трещины раздора
Жильцы дома возмутились и направили уже коллективное письмо в Ленинскую администрацию. Эльман Халыгов собрание жильцов не проводил, согласия на открытие магазина не спрашивал, писали они.
На что глава района ответил, что согласия жителей и не требуется.
Квартиры подъезда тем временем стали страдать от ремонта. По стенам пошли трещины, дверные и оконные проемы перекосились. Ольга Васильева, жительница 11-й квартиры, пять месяцев пыталась достучаться до администрации и прокуратуры, что ее дом разрушается. Право на ремонтные работы предприниматель имеет – таков был ответ. Но Ольга Васильева понимала: если ремонт в помещении делают по всем правилам, то у соседей трещины по стенам не бегут. Она продолжала бить во все колокола и обратилась в середине июня в строительную фирму для проведения независимой экспертизы.
То, что нашли специалисты и указали в акте, скорее похоже на отчет об обследовании здания аварийного состояния, а не жилого дома: имеются многочисленные трещины на стенах и потолке, штукатурный слой потолка отделился от основания, щели между листами ДВП, оконные створки деформированы и с трудом закрываются, дверной блок перекошен и дверное полотно не закрывается. И в конце акта вывод: дефекты, обнаруженные в квартире №11, образовались вследствие динамического воздействия на несущие конструкции в результате произведенных работ по реконструкции помещения на первом этаже.

Заколдованный круг
Эксперты зафиксировали все это в середине июня, а спустя месяц в дом пришли проверяющие из прокуратуры области, администрации Ленинского района, управляющей организации, департамента архитектуры и развития территории города. Они сделали заключение, что ремонт в 8­й квартире, где запланирован магазин, проводится по плану и никаких отступлений не выявлено. А специалисты жилищной инспекции Ярославской области отметили, что в доме есть волосяные трещины шириной до 0,4 миллиметра. Казалось бы, ничего страшного, однако образование волосяных трещин указывает на предельное состояние несущей конструкции. При увеличении нагрузки возможно разрушение. А трещины в квартире у Васильевой были отнюдь не волосяные, а в 5 – 7 раз шире!
– Мы проводили осмотр квартиры и наружных стен дома. Наш специалист указал на наличие трещин различной ширины раскрытия, в том числе и волосяных. Но мы это делали по запросу прокуратуры и им направили свой акт осмотра. По сути, мы зафиксировали техническое состояние жилья. Инспекция не имеет права делать какие­либо выводы о причинах происхождения трещин, – считает начальник жилищной инспекции области Денис Мещеряков.
В свою очередь прокуратура не имеет права выдавать направление на строительную экспертизу, это платная процедура, которой должна заниматься организация, имеющая разрешение на такой вид деятельности. В итоге Ленинская прокуратура отправила информацию о состоянии квартиры Ольги Васильевой обратно в… жилищную инспекцию, чтобы она, как контролирующий орган, приняла меры. Заколдованный круг какой­то получается…

Кто же примет меры?
– Инспекция вправе привлечь к административной ответственности, если работы проводятся самовольно, без разрешительной документации, но не может контролировать ход работ, – говорит Денис Мещеряков. – На момент нашей проверки разрешение на перевод помещения у собственника имелось, а значит, принятие каких­либо мер реагирования в пределах полномочий инспекции было исключено. Департамент архитектуры и развитии территории города, после того как дал разрешение на проведение работ по переводу помещения из жилого в нежилое, имеет право проверить соответствие выполняемых работ проекту. Обычно это происходит, когда ремонт уже закончен. И когда уже трудно понять, что было со стенами, укрепили ли их где положено или нет. Лучше, конечно, когда инспектируются ремонтные работы на всех этапах, но закон этого не предписывает.
– Согласно статье 23 Жилищного кодекса РФ, пока не закончены ремонтные работы и не подписан акт об их приемке, перевод из жилого помещения в нежилое считается незавершенным, а значит, жилищная инспекция имеет право проверять квартиру, – считает главный специалист отдела градостроительного мониторинга и разрешений управления разрешений и информационных систем обеспечения градостроительной деятельности департамента архитектуры и развития территории города мэрии Ярославля Наталья Головкина.
Странная получается картина. Контролирующих органов – море, а ситуация, словно трещина, расширяется.
– Я увидела, что Эльман Халыгов сделал подвал: 6 машин земли и кирпича вывезли. Получается, что фундамент дома разрыли. Это тоже разрешено? – спрашивает Ольга Васильева.
Меж тем глубокие трещины уже пошли по фасаду дома. На пластиковых окнах квартиры, где идет ремонт, тоже видны трещины.
Справедливости ради надо сказать, что жилищная инспекция все же вмешалась и направила предписание управляющей компании, чтобы она поставила на трещины «маячки». В этом случае листы бумаги приклеиваются на края трещины. И если они расходятся, то бумага рвется – значит, разрушение дома продолжается, есть угроза аварийной ситуации. Если же «маячки» останутся целыми, то управляющая компания будет обязана провести ремонт здания за свой счет.
А жильцам что делать дальше? Ждать,что скажут «маячки»? Гадать, когда этот ответ дойдет до органов прокуратуры или властных структур? Или заново писать письма во все инстанции?

Автор: Владимир Кобылинский

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Здесь могла быть ваша реклама

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Пришлось ли вам корректировать планы на отпуск из-за эпидемии коронавируса?

От отпуска отказался из-за невозможности поехать за границу
4 (30.77%)

Провожу отпуск так и там, как и планировал
4 (30.77%)

Летом в отпуск не хожу
4 (30.77%)

Отдыхать летом - это святое. Но пришлось срочно искать вариант отдыха в России
1 (7.69%)

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама