07:49 Среда, 21 Октября 2020
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Рецепт счастья доктора Романенковой

14 Июня 2011
Наше досьеРоманенкова Тамара Васильевна, заслуженный врач Российской Федерации. Выпускница Ярославского медицинского института. Работает врачом с 1968 года. С 1971 по 1973 год проходила обучение на кафедре глазных болезней в клинической ординатуре Ярославского медицинского института. Работала врачом-окулистом в Гаврилов-Ямской ЦРБ, клинической больнице №1 города Ярославля. С 1982 года и по настоящее время является заведующей офтальмологическим отделением – сначала больницы МСЧ «Автотранс», а затем МСЧ ОАО «Ярославский шинный завод».

Имеет высшую квалификационную категорию по специальности офтальмология. Неоднократно награждалась почетными грамотами мэрии Ярославля, а также департамента здравоохранения. Носит почетное звание «Отличник здравоохранения». Награждена медалью ордена «За заслуги перед Отечеством II степени».
В воскресенье свой профессиональный праздник отметят медики, люди, призвание которых спасать чужие жизни, не щадя собственную. О том, как не ошибиться в выборе пути, как остаться профессионалом, но при этом уметь чувствовать чужую боль, мы говорим с главным офтальмологом департамента здравоохранения мэрии Ярославля Тамарой РОМАНЕНКОВОЙ.
В кабинете Тамары Васильевны Романенковой, заведующей офтальмологическим отделением медсанчасти ЯШЗ, на самом видном месте висит портрет знаменитого российского хирурга Святослава Федорова, легендарного врача, благодаря которому десятки людей вновь обрели возможность видеть. Тамара Васильевна считает Федорова одним из своих главных наставников.

Учитель, перед именем твоим…
– Наверное, в России нет офтальмолога, который не был бы знаком с трудами Святослава Федорова, – говорит Тамара Васильевна.– Он был настоящим подвижником, новатором и гениальным хирургом. И еще он как никто другой умел научить коллег всему новому. Мне посчастливилось не раз встретиться с этим интереснейшим человеком, и всегда я поражалась его энергии, какой-то особой открытости и щедрости. Именно за это его любили и уважали и врачи, и пациенты.
Знаете, я считаю себя очень счастливым человеком. Мне повезло, что у меня есть такая интересная работа, но я никогда не забывала тех, кто привел меня в профессию. Это в первую очередь моя мама, она работала медсестрой в больнице, и с раннего детства, глядя на нее, я училась самому главному – умению сострадать людям. Позже, когда я стала студенткой Ярославского мединститута, у меня появился еще один учитель – Мир Сергеевич Ремизов, заведующий кафедрой офтальмологии, прекрасный человек и талантливый специалист.
У нас и сегодня тесный контакт с профильной кафедрой ЯГМА. Профессор Владимир Витальевич Страхов, который ею руководит, сам прекрасный хирург, талантливый педагог и ученый. Во многом благодаря ему уровень ярославской офтальмологии поднялся до европейских и мировых стандартов. Наши доктора выполняют сложнейшие операции по самым современным методикам, и если сравнить то, что можем предложить мы, с тем, что делают сегодня наши европейские коллеги, поверьте, нам краснеть за свою работу не придется.
Правда, я не могу сказать то же самое о поликлиниках. Ежегодно мы выпускаем по 25 ординаторов, зарплата у начинающего доктора – четыре тысячи. Как на нее прожить? Поэтому специалисты в поликлиниках и не задерживаются, большинство из них уходят в частные клиники или оптики, где им предлагают зарплату в три раза выше. Наверное, государству уже пора задуматься над тем, как живут учителя и врачи.

Оперировать стали больше
– В начале 80-х, когда я только начала заведовать отделением, мы делали по 900 операций в год, нынче по 4 – 4,5 тысячи. Порой в день мы оперируем по тридцать человек!
Лечатся у нас люди, страдающие самыми разными заболеваниями. Много больных с катарактой, в отделении их до 60 процентов от общего числа всех пациентов. Кто-то боится оперироваться и лечится консервативно, но как заметил один наш известный офтальмолог, консервативное лечение катаракты – это лишь способ скоротать время до операции. Так что мой совет: не надо тянуть, как только стали видеть хуже – оперируйтесь.
Тревожит нас распространение глаукомы, ведь в отличие от катаракты здесь прогнозы не столь оптимистичны, поэтому лечить это заболевание надо обязательно и только у хорошего специалиста.
Конечно, сосудистые патологии тоже влияют на остроту зрения. Гипертония, гипотония, атеросклероз, сахарный диабет провоцируют поражение сосудов и тканей сетчатки.
В последние годы мы столкнулись еще с одним заболеванием – синдромом сухого глаза. Им зачастую страдают офисные работники, причем еще совсем молодые, которым по много часов в день приходится проводить у компьютера. Впрочем, и плохая экология тоже может спровоцировать появление этого недуга.
Отрадно, что производственных травм стало меньше, но те, с которыми мы сталкиваемся, свидетельствуют о том, что охраной труда на наших предприятиях занимаются абы как, особенно на тех, которые именуются малыми. Там вообще зачастую работники трудятся в опасных условиях. В день к нам в травмпункт привозят до семидесяти человек. Так что докторам расслабляться некогда.
Хорошее зрение – это стимул к жизни. Я заметила, что как только человек начинает хуже видеть, у него пропадает интерес к жизни, он моментально стареет.

Им в пояс надо кланяться!
– Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что в последние годы наши журналисты во многом неоправданно критикуют медиков, и это очень больно. Конечно, есть и у нас нерадивые доктора, но почему не написать о тех, кто сутками дежурит у постели больного? Посмотрите, в каких условиях работают наши сельские врачи, да им всем надо в пояс поклониться!
Моя специальность благодарная, люди из нашей клиники уходят прозревшими, они вновь могут видеть мир. Это такое счастье! Вот недавно я иду по отделению, а навстречу мне дедок, которого мы недавно прооперировали. Он не видел ничего, а мы ему вернули зрение. Его лицо, улыбку от уха до уха просто надо было видеть! Вы не представляете, какие эмоции переполняют меня при виде счастливых людей, которые от души благодарят всех нас за возможность вновь увидеть зеленые листья, картины в холле, собственного внука…

Реформа – это не только модернизация
– Когда я 29 лет назад начинала работать, у меня из оборудования был только микроскоп. Сегодня благодаря модернизации отрасли мы имеем самые современные аппараты. Но тем не менее мне кажется, что любые преобразования надо все же начинать с улучшения материального положения людей, которые трудятся в той сфере, которую вы пытаетесь реформировать. Здравоохранение не исключение. Поэтому доктора ждут от власти ответов на многие вопросы, и в первую очередь их интересует, насколько повысится их собственный уровень жизни.
Недавно один из наших врачей побывал в Астраханской области – не самый, заметим, богатый российский регион. Но там решили к модернизации здравоохранения отнестись со всей серьезностью. Буквально за несколько лет компьютеризировали городские ЛПУ, врачи на приеме не от руки карты заполняют, а на компьютере, это сразу позволило улучшить качество лечения, ведь бумажная писанина, на которую тратится уйма времени, ушла, зато появилась возможность более внимательно и тщательно осмотреть пациента.
Врач должен дорожить своим рабочим местом. В нашем отделении все доктора работают на совесть, потому что им интересно. Но сколько на этом интересе они продержатся? Ведь за последние годы мы потеряли немало квалифицированных медсестер, которые не смогли прожить на зарплату в четыре тысячи рублей, а санитарочки вообще исчезли как класс…
Расслоение нашего общества таково, что большинство людей вынуждены экономить и считать деньги. К сожалению, врачи, особенно начинающие, многого не могут себе позволить. Конечно, что тут лукавить, это раздражает, но ведь в государственной медицине сладко не было никогда. Зато возможностей научиться чему-то в муниципальной или областной клинике во много раз больше, чем в частной.

Главное, чтобы у человека был выбор
Очень многие сетуют, что в медицину идет частный бизнес, но ведь это неплохо. Фактически вся стоматология ушла в частные клиники. Офтальмология тоже пошла по этому пути. Но здесь главное не забывать об интересах самых разных слоев населения, у всех должно быть право выбора, куда пойти лечиться, вот тогда это будет честная конкуренция.
Мы сегодня делаем у себя в отделении операции по замене хрусталика, они бесплатны для горожан, но любой наш пациент может выбрать, какой хрусталик ему лучше поставить – импортный или отечественный. И это замечательно, потому что после такой операции многие семидесятилетние не просто начинают нормально видеть, они отказываются от очков. Конечно, импортный хрусталик недешев, но и не настолько дорог, чтобы можно было говорить о его недоступности для большинства наших пациентов, ведь, повторюсь, за проведение самой операции они не платят ни копейки.
Сегодня ярославские офтальмологи фактически поставили на ноги и костромскую офтальмологию, привезя туда свои наработки и технологии. Они открыли в Костроме частные клиники, и там работают высококвалифицированные специалисты, знающие свое дело.

Не люблю лжецов
Жизнь меня не баловала, я только с третьей попытки поступила в наш мединститут, но зато училась на совесть, была Ленинским стипендиатом. Может быть, поэтому я не приемлю в людях небрежности и необязательности. Очень не люблю лжецов. И еще я никогда не буду иметь дело с докторами, которые стараются вытрясти из пациента все что возможно. Моя мама никогда не брала денег за лечение, поэтому больные ее боготворили и всегда ей звонили. Она и меня в том же духе воспитала.
В середине семидесятых я работала врачом в Гаврилов-Ямском районе, прошло столько лет, но мои пациенты до сих пор приезжают ко мне на консультацию и детей своих приводят. И я счастлива, что могу им помочь.
Нередко я слышу, как молодые доктора говорят студентам-медикам: «Куда же ты идешь? Тут нищета, денег не заработаешь!»
Я такие слова никогда не произношу. Да, многим из нас на долгие годы уготован сухой паек, и мы не знаем, появится ли у нас возможность когда-нибудь купить красивый дом или шикарную машину, но зато мы можем получить совсем другое богатство – радость от работы. Разве не это называют счастьем?!

Кстати
Сеть муниципальных учреждений здравоохранения (МУЗ) объединяет 26 учреждений, включающих 14 стационаров, 33 поликлиники, 19 стоматологических поликлиник и отделений, хоспис, санаторий «Ясные зори», станцию скорой медицинской помощи. На начало 2011 года в МУЗах работали 2452 врача и 3652 средних медицинских работника.

Автор: Людмила Дискова

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Здесь могла быть ваша реклама

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама