18:10
5 августа,
четверг 2021
°С
Ярославль,
Ярославская обл., Россия
Мы в Telegram
10 Февраля 2016
Общество

Ромео и Джульетта

В прошлую субботу на встрече одноклассников собравшийся народ обалдел. Юлька Петрякова и Ромка Садовский пришли на сбор нашего 10а, держась за руки, как прыщавые пятнадцатилетние юнцы. Мама дорогая, нам же всем на следующий год стукнет по пятьдесят… А у них роман!

Оглобля

Вообще-то  Юльку зовут Юлианна. Когда мы учились в школе, это имя сразу же было признано дурацким. Юлька, да и все. Впрочем, Петрякову даже такое переименование не спасло от вечных насмешек и ехидства «добрых» одноклассников. Какая-то она была вся нелепая в своей серьезности и домовитости. Ну и не красавица совсем. Нос картохой, уши торчат... А длиннющая! Мальчишки звали ее Оглоблей.
Ромка, наоборот, был парень хоть куда. Казалось, что в него влюблены все девицы нашей средней общеобразовательной школы от первоклашек до десятиклассниц. И даже ведь не скажешь, что в нем было такого. Ну да, приятный на мордаху, спортсмен. Но дело было не в этом. Пожалуй, что в море обаяния и харизме. Правда, об этой самой харизме мы тогда и не слыхивали. Просто всем-всем хотелось быть с НИМ.
В девятом классе школу добрых месяцев семь-восемь сотрясал культурный шок. Ромка всем записным красоткам предпочел нелепую Юлианну! Они уселись за одну парту, шагали после школы вместе домой, ходили в кино и в клуб на танцы. Нелепая Юлианна не танцевала, сидела на банкетке, поджав ноги. А Ромка отжигал! Зачем она с ним таскалась, Оглобля? Что он вообще в ней нашел?

В Москву, в Москву

Через год, правда, все встало на свои места. Роман Садовский стал встречаться с первой школьной красавицей, а Юлька совсем сникла. И так сутулая, она вжала голову в плечи, стала ходить как-то бочком, опустив глаза долу. И даже перестала получать свои вечные пятерки, на четверки-то еле скреблась.
После школы она уехала. То ли в Питер, то ли в Москву – перестройка еще не грянула, а Юлианин папа где-то там в столицах получил «место». Уехал и Ромка. Самое смешное, что тоже или в Питер, или в Москву. Он поступил в институт и жил где-то в этих столицах в общаге.
На этом связь оборвалась. Но когда мы встретились классом через десять лет после окончания школы, сплетни полились рекой. Оказалось, Оглобля недавно вышла замуж… «И родила сына», – рассказывали наши всезнайки. Ромка тоже  женился – на какой-то красотке, у него росла дочь.
Больше мы не собирались. Как-то неинтересно стало по ресторанам с бывшими одноклассниками ходить и  обсуждать чужую жизнь. Со своей бы разобраться.
И вот на тебе! У Ромео и Джульетты любовь!

Вот и встретились

Юлька выглядела шикарно. Высокая, стройная, стильная. Ромка, наоборот, растерял весь свой шик – отрастил пузцо, правда, в пределах разумного, потерял густые когда-то волосы, но остался таким же обаяшкой.
– Интересно тебе, да? – спросила Юлька, подсаживаясь ко мне на диванчик с бокалом вина. – Я, кстати, так и думала, что ты журналистом станешь. Хочешь, расскажу. Можешь даже поведать нашу «санта барбару» своим читателям, имена только измени, мне слава не нужна.
Юлька вышла замуж, потому что надо было выходить. Пора.  Родила и погрузилась в быт. Сына любит безумно. Бывшего мужа? Его – нет, даже в первые годы брака. Наверное, поэтому  она почти не ощутила болезненный укол: когда сын вырос, отец семейства собрал вещи и ушел к молодой симпампушке. Ну а что Ромка? Он женился на «мисс чего-то там», испытывал к ней, по его словам, чувства, был благодарен за рождение ребенка… Ромкина жена умерла от рака, когда их дочери исполнилось пятнадцать, сгорела быстро. Тосковал. Потом сумел взять себя в руки, но жил бобылем, претенденток на роль мачехи для Насти не искал.
– Представляешь, его Настасья моего сына взяла в оборот, – улыбается Юлька. – Я сначала растерялась даже, когда ее увидела. Подумалось, экая девица отвязная. Мой-то «ботан». А уж когда она  у нас ночевать повадилась! Нет, ты представь только! Ей 17, моему 18, куда родители-то смотрят? В общем, взяла я грех на душу и выведала ее домашний телефон. Звоню. А на том конце провода… Ромка! Вот как так? В Москве, в мегаполисе, встретились и влюбились друг в друга именно наши дети…  

Я такая счастливая…

Юлька назначила «разговор» Роману на нейтральной территории. А через месяц он переехал к Петряковой на постоянное местожительство.
– Настя хорошей девочкой оказалась, ты не подумай. Без матери тяжело ей было, конечно. Ромка не справлялся, вот и понесло девочку немножко. Так и живем теперь все вместе три года уже. Поженились птенцы наши, а из дома их выгнать не можем, – смеется Юлька. – Квартира пустая стоит, а они все с родителями. Институты окончат, съедут.
Тебе, наверное, интересно, как это мы так скоротечно стали жить вместе? Все просто на самом деле. Я всю жизнь только Ромку и любила, хочешь – верь, хочешь – нет. Похоже, и он меня. Мы ведь тогда, в девятом классе, по глупости расстались. Очень много у меня «заскоков» было. Комплексовала жутко, не верила, что такая вот вся несуразная ему нужна.  И представь, не нашла ничего лучше, как сказать, что у меня есть другой. Надо же было такой дурой быть! Ну и все. А Ромка… Я не знаю, конечно… Дочку он хотел Юлей назвать. Говорит, вспоминал обо мне часто. Не думаю, что обманывает. Хотя кто их знает, этих мужиков! Ой, да неважно. Я такая счастливая!
Слушай, а правда, напиши  о нас.  И в конце обязательно  что-то типа  «в пятьдесят лет жизнь только начинается!». Помнишь, как в кино «Москва слезам не верит»?
В этот момент Роман Садовский в микрофон объявил: «Моей любимой посвящается», и из динамиков полилось что-то сентиментальное, посвященное Дню святого Валентина.

Автор: Марина ИЛЬИНА

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»

Читать