20:10 Среда, 23 Сентября 2020
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Сам себе завод, газета, пароход

18 Мая 2010
Семья в представлении большинства людей – это ячейка общества, соединение двух любящих сердец, место воспитания детей. Кандидат экономических наук, сотрудник кафедры мировой экономики и статистики ЯрГУ Екатерина Колдеева в своей диссертации изучала семью как экономическое предприятие.

Хозяйственная единица
В своей диссертации она исследует домашнее хозяйство в переходные периоды. Это перестройка, переход от плановой экономики к рыночной. Да и дефолт­98, кризис­08 оставили зарубки в сердцах людей.
– Термин «домашнее хозяйство» имеет несколько толкований. Первое из них – просто статистическое обозначение семьи. Второе – обобщенное название традиционных домашних работ: уход за детьми, приготовление пищи, уборка, стирка, мелкий ремонт и т.п. В экономической теории термин «домашнее хозяйство» трактуется как хозяйственная единица, состоящая из одного или более лиц, объединяемых общим бюджетом и местом проживания, которая снабжает экономику ресурсами и использует полученные за них деньги на приобретение товаров и услуг, удовлетворяющих потребности человека, – говорит Екатерина Колдеева.
– Кого они волнуют? Это же не крупный завод, домашнее хозяйство не ворочает огромными капиталами. Они решают вопросы, что купить: картошку или рис… – скажет обыватель.
На самом деле семья дает работу тысячам организаций и определяет их политику. Например, построен новый микрорайон, заселились в нем молодые семьи – надо открывать детские магазины. Но почивать на лаврах нельзя, нужно уже думать о том, что дети вырастут, пойдут в школу и им потребуются канцелярские принадлежности, мячи, клюшки, компьютерные игрушки. Домашнее хозяйство – очень мобильная единица. Уменьшили кому­то из его членов зарплату на работе – тут же страдает индустрия развлечений, поскольку в первую очередь сокращаются расходы на нее. Как учитывать поведение этой четверти миллиона предприятий, пока еще мало кто знает. Дело в том, что они стали играть более заметную роль в экономике только последние 10 – 15 лет и за это время успели трижды подвергнуться коренным изменениям.

Домашнее хозяйство эпохи дефицита
В СССР не было не только секса, но и нормального домашнего хозяйства. При рыночной экономике человек продает свои услуги на рынке труда и получает от этого доход. Есть и другие источники заработка – акции, игра на фондовых биржах и недвижимость, сдача в аренду земли, домов. Все просто и ясно. В Советском Союзе ничего этого не было, и основным доходом была зар­плата, которая тоже особой роли не играла. Ведь ее роль размывалась заботой государства – квартиру можно было получить от предприятия, путевки на юг выдавали профсоюзы, поездки детей в пионерский лагерь также оплачивали профсоюзы. То, что при западном домашнем хозяйстве покупалось за реальные деньги, советскому человеку могло достаться бесплатно.
– Можно сказать, что в экономике дефицита домашнее хозяйство чаще всего возникало в результате объединения наиболее специфических ресурсов. Такими ресурсами были не сами дефицитные товары и услуги, а возможность доступа к ним. Ведь для оказания услуг доступа не нужны были никакие собственные средства. Приоритетом в этом плане обладали работники партийно­государственного аппарата, торговли, транспорта и категории, часто совершавшие поездки за рубеж: артисты, спортсмены, дипломаты, просто жители отдельных городов и регионов (на основе прописки). Особое значение имел такой ресурс, как связи. Этот вид ресурса во многом определял структуру домохозяйства, – поясняет Екатерина.
Поэтому роль домашних хозяйств для государства была незаметна. Но с приходом перестройки, с распадом СССР и трансформацией экономики из плановой в рыночную все начало становиться на свои места. Государство перестало быть спонсором семей, и каждое домашнее хозяйство превратилось в экономическое предприятие. Сколько заработаешь – столько сможешь и потратить.
НЭП ДХ
В переходный период меняются правила игры, и кто был всем, тот часто становился никем. Так, неопределенность и нестабильность среды переходной экономики ставит под вопрос само существование значительной части привычных процедур. Раньше мясо привозили из подшефного колхоза и покупалось оно за копейки. А сейчас его надо покупать на рынке за реальные деньги, из­за этого отказываться от других покупок. Люди попадают в незнакомую обстановку, и тут снова возрастает роль не денег, а связей. Государство прекращает людям помогать, и они надеются только на крепость родственных и дружеских связей.
В 1992 году в сеть неформальной взаимопомощи было включено 39,7% российских домохозяйств, а в дефолтовский 1998 год – до 65% обследованных домохозяйств. То ли это менталитет россиянина, что все надо делать через близкого человека, то ли экономических знаний тогда не хватало, но люди возвращались к привычной системе связей.
– Кроме того, происходит поиск дополнительных источников дохода домашних хозяйств. Это связано с тем, что в переходный период любой источник доходов не может рассматриваться в качестве стабильного. Используются все возможные ресурсы, законные и незаконные, рыночные и нерыночные, – говорит Екатерина Колдеева.
Еще люди оказались не готовы к падению дефицитного занавеса. На них обрушились потоки новой информации, обилие товаров, что сбивало с толку неподготовленных людей.
В поисках кормушки экономически малограмотные люди вкладывали средства в акции МММ, относили деньги в банки под высокие проценты, и все это закончилось лопаньем мыльных пузырей финансовых пирамид в 1998 году. В результате домашние хозяйства стали похожи на стол, опирающийся лишь на две ножки: обожглись на акциях МММ, а бумаги собственного завода купить не смогли. Недвижимость только единицам оказалась по карману. И максимум, что люди выудили из этих уроков: надо деньги хранить в валюте. «Зеленые матрасы» стали набиваться под завязку. Они и зарплата были единственной опорой экономики семьи.
Переходный период № 3
Кризис 2008 года показал всю беззащитность домашних хозяйств. Большинство людей держались на двух опорах – зар­плате и накоплениях. Последние не каждый мог создать, живя от зарплаты до зарплаты.
– Люди жили на одну зар­плату, других доходов в домашнем хозяйстве не было. Очень больно кризис ударил по тем семьям, где оба супруга работали на одном заводе. Безработица во многом нарушает сложившиеся социальные связи человека, а следовательно, оказывает влияние на домохозяйство, членом которого он является. Люди, испытывая постоянную неудачу в поиске работы, теряют надежду найти ее и перестают искать, постепенно люмпенизируясь. Многие домохозяйства становятся не способны к достижению своей главной цели, выживанию в переходный период, и распадаются, – поясняет кандидат экономических наук Екатерина Колдеева.
Как же люди могут защитить свое самое родное «экономическое предприятие»?
– Можно посоветовать членам домашнего хозяйства – супругам, детям, родителям – не работать на одном предприятии. Хотя на самом деле это не так просто. Человек выбирает себе работу, в первую очередь если она ему подходит по зарплате, по перспективам. Для человека, особенно рабочей профессии, жизненно необходимо расширять свои возможности. Если ты токарь и десятилетиями, условно говоря, вытачивал две детали, то потеря работы становится крахом. Ты ничего больше делать не умеешь. Надо, не дожидаясь этого момента, осваивать больше специальностей, чтобы можно было найти работу и на другом заводе. Что касается бюджетников, то, с одной стороны, это достаточно защищенный слой населения. Но у них есть свои минусы. Допустим, чиновнику запрещено подрабатывать. Окажись он на улице, работу найти будет очень трудно. Выход – попутное получение второго образования. И очень важно для всех категорий делать накопления и постараться иметь дополнительные источники дохода, – продолжает Екатерина Колдеева.
В конце концов, каждый из нас может подумать: а не организовать ли ему свое дело? Сложно? Тогда можно повышать свою экономическую грамотность, чтобы не просто делать накопления, а сознательно вкладывать деньги для получения прибыли. Тоже непросто. Но экономика меняется, значит, должны меняться и мы.

Досье
На 1 января 2009 года в городе Ярославле зарегистрировано 27 тысяч организаций, из них 89,3% – частной формы собственности. Оборот крупных и средних организаций по городу за 2009 год составил 211,3 млрд. руб.
Домашних хозяйств в городе 240 тысяч. Их денежный ресурс составляет, по оценкам, 77 миллиардов рублей. Сюда входят зарплаты, кредиты, льготы, проценты по вкладам и многое другое.

Автор: Владимир Кобылинский

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Здесь могла быть ваша реклама

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама