12:03 Суббота, 8 Августа 2020
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Сказание о долгах и шелках

19 Сентября 2012
Оказывается, долги тоже бывают «плохие» и «хорошие». Как показало наше расследование, в сфере ЖКХ эта арифметика превращается в высшую математику, в исчислении которой долги могут и вовсе оказаться мнимыми.


Они никогда не платят…
Эту фразу из популярной некогда рекламы вполне можно применить к той части населения, что формирует так называемые плохие долги. Оплата коммунальных услуг сегодня опустошает кошелек среднестатистической семьи, живущей в многоквартирном доме, приблизительно на четверть. Что дает возможность прогнозировать: когда жильцы отдельной квартиры сталкиваются с финансовыми трудностями, не позволяющими им выплачивать коммунальные платежи три­-четыре месяца, этот долг из «хорошего», то есть такого, на погашение которого можно рассчитывать в относительно близкой перспективе, стремительно превращается в «плохой». Его выплатить практически невозможно, даже если жильцы возвращаются к своим обычным доходам. Отдать две-­три зарплаты за месяц – а жить тогда на что?
Именно поэтому задолженность хронических должников достигает порой астрономических сумм. В одной из управляющих компаний города имеется квартира-рекордсмен, долг которой оценивается в сумму более двухсот тысяч рублей – одни только пени по нему перевалили за двадцать пять тысяч.
– Буквально на днях мы подсчитали количество дел, которые вышли в стадию исполнения судебных решений, их оказалось чуть менее тысячи, – поделился оценкой ситуации Виктор Макеев-­Гурьянов, исполняющий обязанности генерального директора УК №1, которая обслуживает дома Фрунзенского района. Если принять во внимание, что часть дел еще рассматривается в судах, что некоторые документы мы только готовимся подавать и кто­-то попадет в число должников в ближайшей перспективе, количество квартир, на которых висят долги по квартплате, можно приблизительно оценить в две-­две с половиной тысячи.
Эти цифры, мягко говоря, пугают. За ними – ожидание холодных батарей, нерасчищенных улиц и разбитых окон в подъездах. Однако если обратиться все к той же арифметике, получится, что собака зарыта где­то не здесь. Возьмем, для примера, УК №1, под управлением которой сегодня находится около семисот домов. Принимая среднее количество квартир в каждом за сто, получаем семьдесят тысяч квартир. Выходит, что две тысячи должников составляют совсем мизерный процент. А значит, они причиной апокалипсиса в коммунальном хозяйстве быть никак не могут.

Тайна, крытая рубероидом
Вообще-­то жильцам городских многоэтажек все чаще приходится сталкиваться с другими долгами, о существовании которых они даже не догадываются. Как правило, это происходит следующим образом. Допустим, потекла над квартирой крыша. Обитатель сей юдоли, естественно, направляется в управляющую компанию. И вот тут­-то он узнает, что жить ему под капелью и дождиками до морковкиных заговен, ибо долг дома перед управляющей компанией составляет несколько десятков, а чаще сотен тысяч рублей.
– Как же так! – кричит жилец, потрясая корешками квитанций. – Я же исправный плательщик! Вы же мне обязаны! У нас же договор!
На что получает ответ, что в структуре платежа «текущий ремонт и обслуживание жилья» только один рубль из тринадцати (возможны варианты в зависимости от района, но соотношение везде приблизительно одинаковое) выделяется именно на ремонт. А сделано этих ремонтов столько, что образовался долг, который означенным сбором закрыть что лопушком футбольное поле замаскировать. То есть если в доме лет пять ничего не делать, но деньги с него собирать, то, может быть, он «в ноль» и выйдет. Вот тогда и отремонтируетесь.
Но жилец­-то у нас сегодня пошел не промах. Он требует годовой отчет. А там черным по белому написано: ремонт, допустим, подъезда в 2008м году – 80 тысяч рублей, покраска, к примеру, цоколя в 2009м – 100 тысяч рублей, ремонт мягкой кровли в 2009м же – 130 тысяч рублей. Пораскинув мозгами и поняв, что таких цен на рубероид и побелку нет даже в Монте-Карло, собственник квартиры свое расследование не оставляет и требует представить ему смету на ремонт.
Вот тут-то и начинается самое интересное. Нет, смета секретным документом не является. Но на руки ее не дают. Можно прийти в линейный участок и там с ней ознакомиться. Правда, мастер, у которой ключи, ушла на объект. Или болеет… Или как раз сегодня она эти ключи забыла дома… В общем, хочешь вчерашних щей, приходи завтра.
Меж тем именно смета на текущий ремонт приоткрывает завесу тайны над ценой рубероида (и далее по списку). В распоряжении редакции имеется несколько смет на текущие ремонты, произведенных Управляющей компанией №1 в одном из домов Фрунзенского района. К слову, для того чтобы эти документы получить, жильцам пришлось поучаствовать в многомесячной судебной тяжбе с коммунальщиками. Игра, впрочем, стоила свеч, поскольку оказалось, что сам по себе ремонт вылился во вполне разумные деньги: подъезд – в семнадцать тысяч рублей, цоколь – в двадцать, а кровля – в двадцать пять. Но после суммирования стоимости работ и материалов бухгалтеры… умножили получившиеся числа на 4,23 и в результате получили астрономический порядок цифр. Называется это арифметическое действие применением «индекса рынка».

Мой индекс – не дом и не улица?
Вот как объясняет применение «индекса рынка» представитель Управляющей компании №1. Оказывается, с 2001 года, когда были разработаны основные нормативы строительных и ремонтных работ, инфляция разогнала цены так, что без индексов не обойтись. Интересно, при чем тут рынок? Судя по сметам рубероид, побелка и прочие расходные материалы приобретались по ценам, которые вполне закрывались сборами по статье «содержание и ремонт жилья». Что же касается работы…
– Над моей квартирой несколько раз ремонтировали кровлю, – поделилась своими воспоминаниями Татьяна Егерева, живущая на пятом этаже дома №3 по проезду Подвойского. – Результаты оказались совсем не «рыночными» – крыша опять начала течь, а лист линокрома сдуло с нее буквально на следующий день, когда поднялся сильный ветер. По-­моему, к такой работе нужно применять не повышающие, а понижающие коэффициенты.
Что тут скажешь? Пожалуй, только то, что к рыночным отношениям можно подойти и с другой стороны: часть домов в районе управляется не УК №1, а ТСЖ. К примеру, на въезде в Ярославль стоят два идентичных дома: одним из них, на улице Калинина, 1, управляет УК №1, а второй, на улице Калинина, 3, создал ТСЖ. Обе структуры находятся исключительно в рыночном пространстве. При этом ремонт стояков водоснабжения в первом доме обходится жильцам дороже, чем их полная замена – в третьем. Причем дороже существенно! Получается, что ТСЖ и без индексов живет не тужит, а управляющая компания, собирающая деньги отнюдь не с одного дома, все глубже и глубже загоняет жильцов в депрессию.

Прежде чем делить
Меж тем, по имеющейся в редакции информации, намечается реструктуризация ОАО «Управляющая компания №1». В итоге профицитные дома (попросту говоря, те, где нет долгов или они минимальны) останутся за управляющей компанией. А вот судьба тех, что обременены огромными долгами, будет решаться на федеральном уровне. Исполняющий обязанности генерального директора УК №1 информацию о готовящейся реструктуризации подтвердил, но в чем она будет заключаться, уточнять не стал.
Но, может быть, прежде чем делить дома на «чистые» и «нечистые», стоит провести по-настоящему независимый аудит и разобраться, где долги реальные, а где они выражаются «мнимыми числами»?

Автор: Анатолий КОНОНЕЦ

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Здесь могла быть ваша реклама

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами г. Ярославль.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Опрос

Пришлось ли вам корректировать планы на отпуск из-за эпидемии коронавируса?

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама