00:55 Вторник, 20 Апреля 2021
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Там, на неведомых речушках…

17 Апреля 2014
Сколько рек в Ярославле? Волга, Которосль… Дальше с перечислением у многих начинаются проблемы.

Спросите любого прохожего: «Что за ручей струится там, рядом с дорогой? Как его название?». И редко услышите внятный ответ. Куда чаще либо пожмут плечами, либо усмехнутся: «Речка Вонючка». Самое печальное, что эти прохожие по-своему правы.
Лет десять назад, снимая экологическую телепрограмму, мы с краеведом Натальей Обнорской путешествовали по настоящим и бывшим берегам ярославских рек и ручьев. Впечатление было тяжелым. Впоследствии сложилась картина эволюции, которую проходит практически каждая городская река.
Ручей или канава?
За Октябрьским мостом натыкаемся на Урочь. Это название знакомо заволжанам. Жители других районов знают речку «в лицо». Она протекает рядом с остановкой «Школа №50». И пассажиры видят, как река бурлит в трубе под дорогой, петляя по живописной пойме, течет к Волге. Красота поймы уходит в прошлое вслед за достоинством реки – чистотой воды. А ведь в XIX – начале XX века Урочь была поилицей Тверицкой слободы. Воду брали и для кухонных нужд, и для скотины, и для полива огородов. Какому-то купцу даже запретили строить фабрику на берегу, чтобы зловонные стоки не испортили реку.
   Весной из Волги сюда на нерест поднимались щуки. Говорят, «консервативные» рыбы и сейчас заходят в Урочь метать икру. Не видел. А вот диких уток кормится предостаточно. Даже зимой. Не хочется думать, что они едят. Ведь вода в Урочи уже не та. Река получает стоки с автотрасс. Смытые с дорог нефтепродукты и грязь сделали свое дело. Плюс бытовые отходы. Урочь захламлена настолько, что мусор забивает трубу под проспектом Авиаторов.

Соседка Урочи  – Шевелюха – пока выглядит пристойно, поскольку течет по дачным пригородам. Название ее на слуху. Правда, скорее всего из-за того, что так же названы поселок и автобусная остановка. Но положение реки может резко измениться…
По окраине Заволжья протекает Ить. В загородных верховьях это благополучная река. Специалисты отмечают, что ее долина обладает высокими рекреационными качествами. Потому-то здесь и строились пионерские лагеря, а сейчас растут дачные поселки. А вот в низовьях, в черте города и ближних пригородах дела намного хуже – вода грязная. Предельно допустимые концентрации загрязняющих веществ превышены по пяти показателям – от 2 до 7 раз.

С правой стороны в Волгу впадает Нора. Ее древнее, дославянское название будет звучать долго – от него пошло название Норского посада, нынешнего поселка Норское. Зимой, когда долина реки покрыта снегом и льдом, она очень живописна. Но при внимательном рассмотрении в полыньях и прибрежных кустах можно заметить пищевые отходы, хозяйственный мусор, негодную технику. Летом удивлял старый «Запорожец», спущенный с берега, но не доехавший до воды. Вода в реке чистотой не отличается. Но не местные виноваты. Истоки Норы находятся на территории полигона твердых бытовых и промышленных отходов. Сами понимаете, что оттуда течет. Правда, появилась хорошая новость: имеется проект строительства сооружений для очистки этих мусорных стоков.

Речки ждут волонтеров
Ближе к центру есть еще несколько правосторонних волжских притоков. Упомянем Бурчихинский ручей, или просто Бурчиху. О его существовании знают, наверное, только жители ближайших домов, так как вряд ли кто-то из проезжающих по Тутаевскому шоссе обращает внимание на сточную канаву под дорогой, между новым торговым центром «Рио» и заводом «Парижская коммуна». Присвоение ручью скорбного титула «канава» не преувеличение. Хилое русло Бурчихи забито бытовым мусором. Было время, когда в нее вливалось и содержимое прохудившейся канализации.  
Река Дунайка, что впадает в Волгу у судостроительного завода, сточной канавой признана в начале 2000-х.

Такое заключение дали в областной водной службе. И это обидно. Ведь река с красивой долиной могла бы стать украшением микрорайона – если бы не мусор на каждом метре берегов. В новое время у Дунайки появилось много рукотворных «притоков»: выпуски ливневой канализации, подозрительные трубы и просто мутные ручейки с коттеджных строек. Их суммарный сток превышает естественное питание реки, поэтому Дунайка и считается одной из самых грязных в Ярославле. Эту сомнительную славу делит с ней и Пятовский ручей. Его истоки расположены под гаражным кооперативом. Затем ручей пересекает несколько железнодорожных веток и впадает в Которосль в частном секторе, где с ним не церемонятся…
Ежегодно волонтеры-экологи убирают мусор. Они работают и на Дунайке, и на Норе, и на Урочи. Но что может сделать сотня добровольцев, если уже на следующий день тысячи горожан захламляют и речные берега, и сами водоемы…
Перекопские ручьи перечислим через запятую: Сороковский, Твороговский, Зеленцовский (он же Кавардаковский или Купальничный). И еще речка Титовка, которая, конечно же, ручей. Все  едва живы из-за грязи и мусора… Названия некоторых водотоков мы не смогли найти даже на крупномасштабных городских планах. Местные жители их не помнят. В свое время краевед Наталья Обнорская высказалась четко: «Когда мы забываем название реки, мы начинаем ее терять. Безымянная река, ставшая «речкой Вонючкой», превращается в сточную канаву…».

Реки-призраки
Растущий город поглотил от 20 до 30 мелких рек и ручьев. Но это не означает, что их жизнь прекратилась. Похороненные заживо эти реки влияют на город. И требуют к себе пристального внимания.
   Самой известной стала Нетеча. Когда-то она протекала по центру Ярославля: начиналась у стен Казанского монастыря и впадала в Которосль за Богоявленской площадью. При вырубке растительности на берегах Нетеча обмелела. В овраг, где было русло, стали сбрасывать мусор. А затем и засыпали. Но Нетеча, став призраком, начала мстить.
   Первые здания знаменитого Волковского театра, построенные на погребенном русле, приходили в негодность. Нынешнее, возведенное в начале ХХ века, потребовало реконструкции вскоре после окончания строительства. И за прошедшее с того времени столетие его капитально лечили несколько раз. Но едва завершались ремонтно-реставрационные работы, на стенах театра появлялись трещины. Известное кафе «Европа» обвалилось: подземные воды Нетечи разрушили фундамент. А возведение новодела на месте архитектурного памятника заняло полтора десятилетия. Похожая ситуация и с домами на Богоявленской площади, где проходит нижняя часть русла Нетечи. Трещат и рушатся стены. У церкви Богоявления, в честь которой названа площадь, по «прихоти» погребенной реки накренилась колокольня.
   Собрат Нетечи – Ершов ручей – стал «автором» двух таких памятников. Из-за него покосились звонницы церквей Николы Мокрого и Никиты Мученика. Неугомонный поток исподволь разрушает учебные корпуса и общежития педагогического университета. Еще одна «Пизанская башня» – колокольня Николы Рубленого – стоит на краю Медведицкого оврага. Там зарыта вошедшая в ярославскую историю речка Медведица. По легенде, именно на ее берегу князь Ярослав Мудрый победил «лютого зверя» и заложил город. Долгое время она была естественной защитой северных и западных стен Рубленого города (Ярославского кремля). Но уже в XVIII веке ее упоминают как сухой ров. Финал Медведицы обычен: засыпали. Но река продолжает жить в подземной ипостаси, о чем свидетельствуют характерные косые трещины на стенах и сырость в подвалах соседних домов. В том числе и Митрополичьих палат, а ныне филиала Ярославского художественного музея.
   Самое удивительное в этом – человеческое упрямство. Пожалуй, только железнодорожники всерьез относятся к любому водотоку. Видно, помнят пословицы: «Вода везде дырочку найдет» и «Капля камень точит». А стало быть, невзрачный ручеек рано или поздно размоет самую надежную насыпь. Вот Пятовский ручей и стал поводом для возведения железнодорожных мостов и тоннелей.
   Так что если после постройки нового жилья в центральной части города в подвалах соседних домов стала скапливаться вода, значит, снова наступили на грабли – зацепили похороненную реку…

Искусственные русла
Реки – это естественные каналы, по которым отводится выпадающая влага. Эту роль они исполняли миллиарды лет, с тех пор когда первая капля дождя упала на землю. Но вот речку зарыли, берега закатали асфальтом и бетоном, практически непроницаемым для воды. А осадки по-прежнему льются. Только теперь не на грунт, не на почву, а на дорожные покрытия. И дабы города не стали жертвами нового потопа, человеку пришлось изобретать и строить искусственную речную сеть – ливневую канализацию.
   У «речки Ливневки» практически стопроцентное сходство с натуральной рекой. Есть водосборная площадь, истоки и русло – та труба, по которой влага течет под землей. Есть устье, именуемое выпуском, где воды «квазиреки» впадают в естественный водный поток. И что примечательно – значительная часть таких выпусков в Ярославле совпадает с устьями похороненных рек: Нетечи, Медведицы, Ершова ручья. То есть система ливневой канализации не только взяла на себя функции речной сети, но и повторила ее исконный рисунок. Печальная эволюция городской реки завершилась.
А может быть, и нет… Сходите на ближайшую к дому речушку – посмотрите, сколько мусора плывет в ее вешних водах. И постарайтесь вспомнить, как называется эта река…

Юрий МАСЛОВ

руководитель регионального отделения Гильдии экологической журналистики Медиасоюза России
Фото автора

Автор: Юрий МАСЛОВ,

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама