22:35 Понедельник, 30 Ноября 2020
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Валерий ПАВЛИЩЕВ: Нам сверху видно все

5 Марта 2014
Недавно Министерство промышленности и торговли обнародовало планы сокращения производства российской гражданской авиатехники на тридцать процентов, а финансирование федеральной целевой программы «Развитие гражданской авиатехники  в России» – на 5,3 процента. В декабре 2013­го правительство приняло решение сократить выпуск самолетов и вертолетов со 100 единиц до 83. Мы быстро (и тем более верно) теряем статус авиационной  державы.

 

О том, почему это происходит, шел разговор с генеральным директором ОАО «Авиация Ярославля» Минтранса России Валерием Павлищевым.
 Выбор собеседника не случаен: если с «витриной» нашей гражданской авиации, связанной с международными рейсами  и дальними перевозками внутри страны, все пока обстоит более или менее пристойно, то на ее «заднем дворе» (то есть в малой авиации) ситуация куда хуже.

– Валерий Федорович, малая авиация еще с советских времен воспринималась властями как «неизбежное зло». Ну что поделать, если страна такая – много мест, куда «только самолетом можно долететь». Может быть, в том, что происходит с отраслью, есть какая-то закономерность?
– Я бы несколько изменил подход к этому вопросу. Многие соотечественники помнят фильм «Мимино», где хорошо показана работа вертолетчиков такого подразделения. Но нельзя забывать и о том, что к малой авиации относились и подразделения ДОСААФ (позднее – РОСТО), которое в своих авиаклубах занималось начальной подготовкой летчиков. Те, кто поступал в летные училища, становились профессионалами. Но были и такие, кто оставался летчиками-любителями. Государство внимательно относилось к малой авиации. Потому что первоначальные навыки пилотирования будущий летчик получал именно в ней.

– После перестройки необходимость в таком количестве военных летчиков отпала, и ДОСААФ
сократился. Но есть еще  и потребности Министерства гражданской авиации.
– Приблизительно в то же  время МГА накрыла волна реформ. Министерство преобразовали в пять подразделений и ведомств. Теперь мы принадлежим федеральному управлению гражданской авиации и называемся «Авиацией общего назначения» (АОН).

– Получается парадокс: малая авиация решала, конечно, и транспортные задачи, но несла и другие нагрузки. К примеру, была санитарная авиация, авиация сельхозназначения…
– На самом деле ситуация еще более непонятна. Дело в том, что в АОН входят те структуры, самолеты и вертолеты которых летают. Причем без поддержки государства – в основном на энтузиазме еще советских кадров и благодаря потребностям отдельных клиентов. Кроме того, эта авиация не может быть коммерческой.

– И как она должна выживать?
– Я интересуюсь этим с 2005 года. Потребность в наших услугах не исчезла. Но в создаваемых федеральных авиационных правилах эта сторона нашей деятельности просто не упоминается. Существует хитрое разделение по классам – на гражданскую и государственную авиацию. Это приводит к любопытным (а порой даже и смешным) последствиям. К примеру, наш АН-2 мы можем заправить только специальным авиационным бензином 100 LL финского производства. А вот сотрудники РОСТО в свой абсолютно такой же АН-2 могут спокойно залить автомобильный АИ-95. Хотя правила использования воздушного пространства  одни для всех.  
 
– А почему в таком случае аэропорту Левцово не перейти под государственное крыло?
– Когда В.В. Путин еще  занимал пост премьер-министра, при президенте Б.Н. Ельцине, была создана служба «РосАэроНавигация». Она состояла из госкорпораций, в том числе и  по управлению воздушным движением. Потом, когда Владимир Владимирович впервые стал Президентом России, «РосАэроНавигацию» вернули в структуру гражданской авиации, но госкорпорация осталась. Она, по сути, и должна управлять воздушным движением на всей территории России. Помимо нее оставили несколько местных диспетчерских пунктов (их около двадцати), одним из которых являемся мы. То есть всю полноту ответственности за происходящее в воздушном пространстве Ярославской области на высоте от 0 до 1200 метров несет аэропорт Левцово.

– Государство должно обеспечивать гражданам безопасность и транспортную доступность. Так почему у нас, например, санавиация не может привезти тяжелобольного из отдаленного района области?
– Вот вы удивляетесь – и мы тоже удивляемся… А ответ довольно странный – вместо санавиации теперь авиация медицины катастроф. Я, конечно, не медик, но у нашей структуры есть опыт работы в санавиации СССР. И я на бытовом уровне понимаю, что срочная помощь, которую реально оказать только в Ярославле, может потребоваться не только жертве катастрофы. Тяжелые роды или обострение хронического заболевания – это же не катастрофа.
Тут есть еще нюанс – главным медицинским центром, на который всегда работала санитарная авиация, была областная больница.Во-первых, потому что именно к ней «приписаны» жители отдаленных районов региона. Во-вторых, наверное, потому что это учреждение  наиболее многопрофильное из всех имеющихся в Ярославле. В-третьих, у клиники чрезвычайно удобное положение именно в части применения санитарной авиации. Вертолет может приземлиться в пятидесяти метрах от приемного покоя; а если пациента транспортируем на самолете, то от аэродрома до больницы – всего несколько километров дороги, на которой практически не бывает пробок. В этом смысле расположение нынешнего центра медицины катастроф – больницы скорой медицинской помощи имени Соловьева – практически непригодно для работы авиации. Приземление в том районе  санитарного вертолета может стать источником опасности.

– Соответствует ли Левцово современным нормам медицины катастроф?
– В части приема самолетов пятого класса – вполне соответствует. У нас имеется полоса с искусственным асфальтобетонным покрытием длиной шестьсот пятьдесят метров и шириной двадцать один. Любой  легкомоторный самолет сюда садится свободно. Что касается вертолетов, то Левцово – единственный гражданский аэропорт региона, который располагает специализированным вертолетным перроном – 400 на 100 метров. От ворот у нас идет нормальная асфальтированная дорога…

– И все это не востребовано?
 – В московском авиаузле в нашем эшелоне могут находиться до сорока летательных аппаратов. Мы до сих пор одновременно ведем три-четыре. Десять – это много, пятнадцать на моей памяти было всего несколько раз. Но прогресс на месте не стоит – мы должны быть готовы и к такому повороту событий.

– У москвичей девяносто процентов этих летательных аппаратов – частные самолеты и вертолеты. Но что делать с теми функциями, которые изначально закреплены за гражданской авиацией? С трудом верится, что богачи на «Сесснах» будут мониторить лесные пожары или следить за состоянием линий электропередачи.

– Почему же? Могут и заняться – любые увлечения должны себя окупать… Мне кажется, что с высоты птичьего полета наша страна выглядит не слишком здорово. Помните начало нынешней зимы, когда из-за сильных снегопадов обесточились многие населенные пункты Ярославского района, в том числе и наш аэропорт? Мы довольно долго пережигали деньги в электроэнергию, потому что прекратить деятельность не можем – обязаны круглосуточно оказывать диспетчерские услуги. Все это время энергетики искали места обрывов. И я не удивлен, что это было так долго. Когда летишь на высоте триста метров, заброшенность линий электропередачи бросается в глаза. Это касается не только электросетей. Пока мы разбирались, представители энергетиков предлагали специальное устройство для вертолета, которое может с воздуха обрезать деревья, упавшие на линии. Мы, естественно, отказались – уж очень это экстремально выглядит…

– Получается, что на государственную помощь рассчитывать особенно не приходится?
– Я думаю, для этого у высшего руководства страны должен измениться взгляд на масштаб проблем. С высоты трехсот метров смотреть на нашу страну довольно тяжело. И конечно, проще закрыть глаза или подняться на десять тысяч метров, откуда земля выглядит не хуже, чем тридцать или сорок лет назад. Но когда-то правде в глаза всем нам взглянуть придется – к тому времени мы надеемся сохранить наш потенциал. Потому что без нашей помощи невозможно будет сделать первый шаг – оценить масштабы задач.   
Беседовал
Анатолий КОНОНЕЦ
Фото Сергея ШУБКИНА

Автор: Ольга Скробина

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Здесь могла быть ваша реклама

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама