08:20 Вторник, 4 Августа 2020
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Война лишила детства

2 Апреля 2013
«Городские новости» продолжают знакомить читателей с судьбами ярославцев из поколения «детей войны». Сегодня  наш рассказ о Семене Иосифовиче БРОЙДЕ.  26 марта ветерану исполнилось 80 лет. 

Металлолом для снарядов

   В 1941 году семья Бройде наконец-то получила жилье – комнату в коммунальной квартире. Какая же это была радость! В солнечный воскресный день 22 июня родители затеяли ремонт. И вот в самый разгар работы они услышали по радио страшное известие: война! Восьмилетний Сема не мог тогда осознать подлинный смысл этого грозного слова, но по слезам матери и взволнованности отца почувствовал, что произошло что-то страшное. В июле отец ушел на фронт. Мать осталась с детьми: Семой и его трехлетней сестренкой Женей. А в августе родился еще братик Лева, которого отец так и не увидел, потому что погиб в 1942 году.

   В сентябре Сема пошел в первый класс школы №3. После урока учитель объявил, что дети тоже должны помогать фронту – собирать металлолом для изготовления снарядов, которыми их отцы будут бить немцев. И вот каждый день до самого вечера ребята таскали на школьный двор старые кастрюли, кровати, самовары, примусы. 

 

Пили из лужи

   Осенью 1941 года немцы подошли к самой Москве. Война приближалась к Ярославлю. Вместе с родственниками, которых собралось 15 человек, мать решила эвакуироваться. Разумеется, с детьми. Дорога была долгой и трудной. Сначала плыли вниз по Волге в тесном трюме парохода среди ящиков и контейнеров. Высадились в Сызрани. 

   На железнодорожном вокзале люди с криками и руганью грузились в битком набитые товарные вагоны. Многие не могли лечь, так и сидели всю дорогу на корточках. Посреди вагона стояла печка-буржуйка. В пути поезд часто останавливался в поле и стоял часами, а иногда и сутками, пропуская встречные эшелоны. Не было ни еды, ни питья. Банками набирали из лужи воду, процеживали через тряпочку и пили. Когда поезд останавливался, люди выскакивали из вагонов, чтобы сходить в туалет – никто никого не стеснялся. В вагоне зачастую стоял такой запах, что резало глаза. 

   Сема помнит, как тяжело было матери. Трехмесячного Левушку надо было пеленать. Чтобы постирать мокрые пеленки, ждали очередной станции. В обязанность Семы входило найти и принести воду. Мальчуган бежал с чайником через множество путей, затем стоял в огромной очереди за водой. Больше всего он боялся, что эшелон уйдет. Набрав воды, Сема возвращался к своему поезду, пролезая под вагонами других составов. И снова им овладевал страх – заблудиться. И еще одно ужасное воспоминание детства: Сема видел, как по утрам из вагонов выносили завернутых в тряпки умерших людей, оставляя их в поле. 

 

Окоченевшее дитя

   В ноябре поезд прибыл в Курганскую область. На станции Макушино сотни беженцев вышли на привокзальную площадь. Тех, кто повзрослее и покрепче, оставляли для работы на железной дороге. А дедушку и мать с детьми отправили в деревню. Дед усадил всех в сани, укутал тулупом и всю дорогу не давал спать, чтобы не замерзли. Мать держала в руках подушку, в которую был завернут Лева. В деревню приехали затемно. Вошли в одну из изб – в ней было темно, но жарко. Мать развернула подушку и ужаснулась: она была пуста.

   Дед бросился к саням и нашел там Левушку. Младенец не двигался. Мать окаменела, глядя на свое окоченевшее дитя. И только хозяйка избы – старушка – быстро схватила ребенка, унесла за печку и стала что-то там шептать. Утром Сема проснулся от Левушкиного плача. Этот плач продолжался в течение всех 7 месяцев, которые семья провела в деревне. Глядя на братика, плакала и Женя. Малыш весь покрылся фурункулами, к ним прикладывали травы, чем-то смазывали, но ничто не помогало…

 

Кормилец семьи

   Однажды пришла бригадирша и сказала: все эвакуированные беженцы от мала до велика должны работать в сельском хозяйстве, а раз мать не может оставить младенца, пусть идет работать хлопец. Две недели Сема трудился на складе зерна. Затем пришел приказ отправить всех на заготовку дров в лес. Это была невероятно тяжелая работа. Трудовой день составлял 10 часов. Женщины пилили и валили деревья, мальчики постарше распиливали их на чурки, а помладше – грузили в сани и отвозили к конторе. Стоял уже декабрь, ударили жгучие морозы, а люди с утра до вечера трудились в лесу. В марте Сема работал на ферме: возил навоз на колхозные поля. В мае начался сев. Все выстраивались в линейку и разбрасывали зерно. Ежедневно Сема зарабатывал трудодень, на который получал 10 картофелин, хлеб, крупу, горох, иногда брю-

шину, обрат, пол-литра молока для маленького Левы и один раз в неделю полведра крови. Сема был горд тем, что вместо папы кормит семью. 

 

Привязывал малышей к столу

   В середине июня 1942 года приехал дед из Макушина, забрал мать с детьми и увез на станцию. Там к воинскому эшелону прицепили три товарных вагона с беженцами. Состав двигался в сторону Москвы. В пути пришлось дважды пересаживаться. Было жарко и голодно, семья потеряла двух родственников, умерших от эпидемии. Наконец, добрались до Ярославля. Оказалось, что комнату, где жили Бройде, заняла семья военнослужащего. Десять дней в тесноте ютились все вместе, а затем чужие люди выехали. 

   Мать устроилась в сапожную мастерскую «Артель». Продовольственные карточки, которые она получала, не всегда можно было отоварить продуктами. А Сема на помойке госпиталя собирал объедки, картофельные очистки, добавлял мелкие опилки, лебеду, крапиву и варил из всего этого затируху. Почти каждый день он бегал на Которосль с длинной веревкой, собирал прибитые к берегу бревна и волоком тащил до Власьевской аптеки – к своему дому. Бревна парнишка распиливал и затем колол, заготавливая дрова на зиму для печки, ведь отопление в доме отсутствовало. Когда Сема уходил, дома оставались маленькие Женя и Левушка. Он привязывал малышей к ножке стола, чтобы с ними не случилось беды. А когда прибегал, видел мокрых и плачущих сестренку и братишку. Но что делать? Надо было как-то выживать. 

   В июне пришло извещение, в котором сообщалось, что отец погиб на фронте. А в октябре Сема вынужден был пойти работать к матери в сапожную мастерскую. Они трудились попеременно до конца войны – чинили валенки и кирзовые сапоги раненым из военного госпиталя. Сема еще ухитрялся на Московском и Вспольинском вокзалах чистить сапоги военным с проходивших мимо поездов. Бойцы в знак благодарности давали парнишке хлеб, тушенку, одежду. И все это невероятное для тех времен богатство он спешил поскорее принести домой, чтобы накормить брата и сестру, хотя сам был вечно голодным. Конечно, о каких­-либо играх с приятелями и речи быть не могло. Хотелось лишь одного – поесть и выспаться. 

 

Два кусочка хлеба

   День Победы ярославцы встретили с великой радостью и воодушевлением. Народ бежал на Советскую площадь. Там Сема впервые увидел и услышал оркестр. В 1947 году он поступил в ремесленное училище при ЯЭМЗ, одновременно работая токарем. Это был самый голодный период послевоенного времени. На обед – два кусочка хлеба и семь стаканов чая без сахара. Добираться до завода можно было только на трамвае, который ходил от Волковского театра до моторного завода. Это расстояние приходилось преодолевать либо пешком, либо на подножках, либо на крыше трамвая. Опоздание на работу на пять минут грозило штрафом, а на 15 – судом или колонией. 

   В 1952 году Семена призвали в армию. Он попал на Украину, где пришлось гоняться за бандеровцами по лесам. Однажды ночью на посту, охраняя склад с бое-

припасами, Семен вместо бандеровца застрелил… корову, отбившуюся от стада. Для дивизиона это был праздник – целых две недели солдаты ели говядину. А Семен получил в награду 10 дней отпуска. В армии он дослужился до старшины. Он всегда старался помогать матери, отправляя ей все свое денежное довольствие. 

   В армии Семен активно занимался спортом, был чемпионом Одесского военного округа по штанге. Ему даже присвоили звание мастера спорта.

 

За подписью Буденного 

   Вернувшись домой из армии, Семен уже через три дня пришел на ЯЭМЗ. Война отняла возможность учиться в общеобразовательной школе. И вот наконец-то он сел за парту – в вечерней школе рабочей молодежи. Сначала окончил школу, а потом и техникум. Работал на заводе и мастером, и старшим инженером, и начальником литейного цеха. Семен отдал литейному производству 37 лет, был лучшим рационализатором завода, получал многочисленные награды, в том числе правительственные. По просьбе главного архитектора города Семен Иосифович, как литейщик-профессионал, восстановил в здании банка «Югра» лестничные марши и входной козырек XVIII века. 

   На протяжении многих лет Семен Иосифович занимался еще и общественной деятельностью. Руководимая им заводская комсомольская организация была лучшей в области, в эпоху освоения целинных земель он возглавил областной отряд механизаторов для отправки на целину, работал на строительстве НПЗ, был начальником строительства автодрома. Он с нуля создал заводское общество ДОСААФ, 

организовал сбор списанных автомобилей и мотоциклов. Технику восстановили и стали обучать молодежь вождению, проводить соревнования, автопробеги по городам-героям. В обществе также имелись катера, лодки, яхты и стрелковый тир. В 1969 году оно завоевало первое место в области и третье – в России. Семена Иосифовича наградили тогда высшим знаком ЦК ДОСААФ и удостоверением, подписанным легендарным Семеном Михайловичем Буденным – в ту пору членом президиума этого добровольного спортивного общества. 

Автор: Зинаида Шеметова

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Здесь могла быть ваша реклама

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами г. Ярославль.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Опрос

Пришлось ли вам корректировать планы на отпуск из-за эпидемии коронавируса?

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама