23:57 Понедельник, 30 Ноября 2020
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Все зависит от Бога и генов

16 Апреля 2015
В Ярославле в конце марта побывал Юрий Вяземский – писатель, философ, автор и ведущий популярной телепрограммы «Умники и умницы». Юрий Павлович – профессор, заведует кафедрой мировой литературы и культуры факультета международной журналистики МГИМО.

В наш город Юрий Павлович приехал на финальный этап региональной телевизионной гуманитарной олимпиады школьников «Умники и умницы Ярославии», где он присутствовал в качестве члена жюри. А по завершении игр Вяземский встречался с поклонниками своего писательского творчества. Юрий Вяземский – очень интересная личность, он по-актерски выразительно отвечал на вопросы читателей и за короткое время сумел расположить к себе
всех.
По признанию Юрия Павловича, сейчас значительную часть его времени занимает сочинительство литературных произведений, в основном романов. Хотя раньше он писал повести и рассказы. Кроме того, Вяземский преподает в одном из самых престижных вузов России – МГИМО и ведет свою программу. Вопросов московскому гостю было задано много, и на все он старался ответить максимально честно.
– Как вы стали телеведущим?
– История с телевидением началась неожиданно. Я оказался интересен в качестве автора-ведущего. Сначала меня позвали на телевидение как писателя, программа уже существовала и называлась «Автограф». Позже ее закрыли, а мне предложили придумать свой проект. Так появился «Образ» – программа интересная, интеллектуальная, мы с ней даже ездили в Америку. А в 1992 году я придумал «Умников и умниц», предполагал, что продлится программа год-полтора, а она живет уже 23 года.
– А вы не хотели найти для своей программы другого ведущего?
– У моего дедушки Сергея Михайловича Вяземского, у которого я вырос на второй Советской в Ленинграде, была такая надпись: «Хозяин любит старину, а в старину умно желали – книгу, лошадь и жену своим друзьям не отдавали». Такие вещи почти не отдаются. Даже когда я оказался в институте Склифосовского после травмы, в палате писал сценарий – надо было снимать программу.
– Почему вы решили ехать за своими умниками и умницами в регионы?
– За это говорю спасибо бывшему и нынешнему министрам образования России Андрею Фурсенко и Дмитрию Ливанову. Ко мне приходили письма со всей России, несколько мешков накопилось. В конце передачи я задавал вопрос на размышление и по почте получал ответы от желающих участвовать в программе. Когда ввели ЕГЭ, интерес стал угасать. Тогда я обратился к губернатору Костромской области с идеей регионального проекта, он заинтересовался. Мы устроили региональные отборы по модели «Умников и умниц». По завершении первого регионального финала поняли, что создали крупное интеллектуальное движение «Умников и умниц». Вслед за Костромой откликнулись ярославский губернатор Сергей Николаевич Ястребов, другие руководители регионов, появилось семь отцов-основателей этого движения. На следующий год в движение включилось четырнадцать регионов, потом двадцать.
– Значит ли это, что дети, которых вы встречаете на региональных этапах, имеют больший потенциал?
– В них больше жизни, они заинтересованные, живые, читающие, стремятся выиграть. Ребята понимают, что рассчитывать могут только на себя, на свои силы. Самые сильные регионы, на мой взгляд, Татарстан и Подмосковье. Возможно, потому что здесь удалось сохранить старую школу преподавания. Там было много хорошего.
– Насколько, по вашему мнению, современные дети отличаются от тех, кого вы описывали в своих произведениях?
– Мне сложно судить. У современных подростков свой мир, мышление, иногда они мне кажутся инопланетянами. Что мне нравится в современной молодежи? Она честнее, чем мы. У нас одно было для кухни, другое – для комсомольского собрания, чтобы сделать карьеру. А сейчас по-другому. Было бы хорошо, чтобы над современными ребятами еще не издевались в школе бесконечными реформами. Я не готов нападать на ЕГЭ, столько сил затратили, пусть он будет. Но это лишь часть. Например, экзамен на вождение автомобиля состоит из двух частей: теория – правила дорожного движения и практика – вождение. Компьютерные тесты схожи с ЕГЭ. А потом человека сажают за руль и оценивают практику. Так это вождение автомобиля. А школьные экзамены все- таки определяют дальнейшую жизнь.
– Что вы любите больше всего?
– Ездить на региональные финалы. Я понимаю, что здесь я могу пригодиться.
– Как вы готовитесь к программам?
– Все 23 года я заявляю тему передачи и порой ничего не знаю по ней. Читаю по древнему Ирану, древней Индии, зороастрийцам, по Древнему миру. Дети готовятся месяц, и я столько же. Единственное, что я не делаю, – задания по русскому языку. Моя помощница формировала заготовки, а приманки и ловушечки я придумывал сам. Мне очень просто сказать, сколько всего было тем – они все в моих книжках, одиннадцать томов с вопросами и ответами, все они использовались в «Умниках и умницах». Готовится еще одна книга, посвященная ученым и художникам. Я ее недавно сдал в верстку.
– Что для вас самое сложное, когда идет запись программы?
– Сейчас, наверное, ничего, только выстоять. Мы снимаем четыре программы в первый день, столько же во второй, а двенадцатая программа идет уже на автопилоте. Самое сложное – в автомат не превратиться.
– Что нужно ребенку, чтобы добиться успеха?
– Дети разные, но нас объединяет одно – чувство, которое называется любовь. Прежде всего стоит постараться стать счастливым, а для этого нужно найти себя. Это мужская позиция, с женщинами сложнее. Они – другой мир. У меня две дочки и сын, три внука и шесть внучек, одному внуку вот-вот исполнится 21 год. Для мужчины чрезвычайно важно определиться, зачем он родился на этот свет. Для этого нужно понять, что тебе интереснее всего, и желательно сочетать это с тем, где ты талантливее. А для девочки, по-моему, главное найти человека, для которого она рождена, создать с ним семью и родить детей.
– Ваши дети пошли по вашим стопам?
– На телевидение никто не пошел, например, моя старшая дочь живет в Швейцарии с мужем-швейцарцем, у нее четверо детей и она пишет пьесы.
– Что, по-вашему, влияет на становление личности и что повлияло на вас?
– На мой взгляд, все зависит от Бога, потом – от генов. Чем дольше я живу, тем больше убеждаюсь: если генетика оставляет желать лучшего, Моцарта из тебя не выйдет. От Бога зависит, с кем ты встретишься. Порой эти встречи переворачивают тебя и воспитывают. Но в принципе свет должен быть в тебе, интересы, потребности, талант – в тебе. Люди и среда помогают вооружиться. У меня были удивительная мама, совершенно замечательный папа. Мне везло с учителями. А литературу, особенно Достоевского, я открывал сам. Федор Михайлович произвел на меня впечатление! Какое-то время я даже мир видел его глазами. Кроме того, каждые 5 – 10 лет перечитываю фундаментальные сочинения Толстого и Достоевского – «Бесов», «Братьев Карамазовых», обязательно «Войну и мир», «Преступление и наказание». Я ценю классическую литературу: если ее уметь читать, каждый раз все видишь новыми глазами.
Я ненавидел школьную литературу, когда учительница, которая меня страшно любила, заставляла записывать, что хотел показать Гоголь образом Чичикова. Тогда, записывая, я думал: откуда вы это знаете? Важно не то, что он хотел показать, а что я в этом увидел. Сегодня я вижу так, а через десять лет иначе. Все равно это мои Наташа Ростова, Болконский, братья Карамазовы. Я их так вижу, и я никого туда не пущу, иначе умирает искусство. В этом плане оно удивительно субъективная вещь. Если у меня есть контакт с Достоевским, если его героев я увидел по-своему и они стали жить во мне, а я в них – тогда все заработало.
– А что для себя?
– У меня сложно с современным мейн-стримом (основное течение, преобладающее направление в массовой культуре. – Прим. автора). Это абсолютно не мое. Я долго не мог решить, кто же я такой. Если мейн-стрим сейчас скорее фарватер, значит, я какая-то заводь. Но потом я понял – в третьем веке от рождества Христова было направление, последователи которого называли себя эпигонами. Они понимали, что уже не будут Гомерами, Эсхилами и Софоклами, они пытались сохранить язык, классику. Я, наверное, эпигон. Мне нравится богатый, красивый русский язык и главное – цель, сформулированная Достоевским и Данте, мне нравится. Достоевский считал, что искусство необходимо для того, чтобы попытаться разгадать тайну человека и заглянуть как можно глубже в эту тайну. А по Данте искусство существует, чтобы вести человека через ад и чистилище в рай.

ФОТО Сергея ШУБКИНА

Автор: Наталья ВИНОГРАДОВА

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Здесь могла быть ваша реклама

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама