15:09
26 января,
среда 2022
°С
Ярославль,
Ярославская обл., Россия
Мы в Telegram
25 Июля 2018
Здоровье

Зависимость – это болезнь?

Алкоголизм – это болезнь. Но лечению она поддается не всегда. И все дело в том, что  медицина умеет избавлять человека лишь от болезненного физиологического пристрастия к алкоголю. С психологической привычкой  все гораздо сложнее… Об этом и многом другом  мы беседуем с заведующим амбулаторным отделением № 1 Ярославской областной клинической  наркологической больницы Михаилом ЧЕРНОМОРСКИМ.
– Михаил Григорьевич, правда ли, что каждый человек может пристраститься к бутылке?

– Неправда. Здесь нет и не может быть предопределенности. Множество людей не склонны к развитию зависимости от алкоголя. Тут многое зависит от ферментативной системы – общеизвестно, что у жителей севера практически не вырабатывается особый фермент алкогольдегидрогеназа, и потому даже прием незначительных доз алкоголя может вызывать у них серьезную зависимость. И, наоборот, есть народы, у которых потребление алкогольных напитков возведено в норму. Но при этом там не больше людей с зависимостью, чем в других странах.

– Получается, что те люди, чаще всего мужчины, которые способны «держать» большие дозы алкоголя, гордятся собой не без оснований?

– А какой здесь повод для гордости? Да, на второй стадии алкоголизма человек приобретает так называемую повышенную толерантность к алкоголю. Инспектора ГИБДД иногда привозят к нам на проверку водителей, у которых в крови до четырех и даже пяти промилле алкоголя. Тогда как по стандартам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) смертельной дозой считаются три промилле! Но эти наши пациенты не только не собираются на тот свет, но и лихо управляют транспортным средством. И спасибо профессионализму инспекторов, которые по характеру движения машины определяют состояние водителя.

– Так о том и речь: ВОЗ человека списала, а он рулит… Орел?

– В глубоком пике… Тут ситуация, которая с каждым днем приводит к исчерпанию резерва барьерных функций организма. В третьей стадии алкоголизма толерантность к алкоголю начнет резко падать, а вот зависимость, наоборот, расти. Кстати, при первом приеме алкоголя более половины людей не испытывают наркотической эйфории. Это касается и многих других наркотиков… И тут возникает вопрос: человек попробовал выпить, ему не понравилось, зачем же пить снова?

– Да, зачем?

– А затем, что алкоголь – это некий психологический протез, который способен дать иллюзию решения многих проблем. К примеру, никто не будет отрицать, что это и мощное седативное средство, и способ снять стресс, и один из «проводников коммуникации». Тот же Михаил Жванецкий рассказывал, что с друзьями когда-то мог разговаривать, только организовав застолье. И это человек, речь которого завораживает миллионы людей! Что же говорить про остальных, скажем так, более косноязычных? Все зависимые от алкоголя люди на ранней стадии принимают алкоголь для чего-то.

– Лечат депрессию, например?

– На Западе к людям, страдающим депрессиями, относятся так же, как к обычным больным. Ну есть такое заболевание, его надо лечить. Делает это доктор определенной специальности. И никакого дискомфорта пациент, обратившийся за помощью, не испытывает. Наш же человек полагает, что идти к психиатру стыдно, да и не услышит он от специалиста чего-то такого, чего бы не знал сам. Лучше выпить, и все пройдет…

– Наверное, каждый знает, были ли у него в родне пьющие люди. А значит, сам может рассчитать, насколько опасен для него алкоголь.

– Зависимость от алкоголя действительно во многом формируется исходя из ситуации в семье. Причем она проявляется и со знаком минус, и со знаком плюс. Поясню. Нет более стойких трезвенников, чем те, которые вышли из семей, где алкоголем злоупотреблял хотя бы один из родителей. Но при этом потомственных алкоголиков в разы больше! Я считаю, что рождение ребенка – это самый мощный стимул для того, чтобы изъять алкоголь из собственной жизни. Человек может поставить на себе крест, но никогда не пожелает того же своему ребенку. Не зря говорят: «Даже не пытайтесь воспитывать своих детей – все равно они будут похожими на вас». У алкоголиков с большой долей вероятности вырастут алкоголики.

– Так можно ли вылечить алкоголизм?

– Ресурсы человеческого организма – в том числе и психологические – огромны. В идеале человек должен решать свои проблемы конструктивно, а не пытаться утопить их в алкоголе. Но так бывает далеко не всегда. Многие в ходе лечения начинают выкарабкиваться, отталкиваясь не просто от необходимости не пить, а от позитивной установки: одни хотят сохранить семью, другие остаться в профессии… Наша задача – создать все возможности для того, чтобы пациент сначала избавился от физиологической зависимости, а затем, если на то есть желание, начал работать и с зависимостью психологической. Но мы не можем за него захотеть жить полноценной жизнью и избавляться от комплексов, лекарством от которых он выбрал алкоголь.
Автор: Анатолий Кононец
Фото Сергея Шубкина

Комментарии

Другие новости раздела «Здоровье»

Читать