22:26 Суббота, 6 Июня 2020
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Антон Турчанович и его полевая кухня

29 Апреля 2020
Главные битвы в Великой Отечественной войне происходили на полях сражений. И оружие играло в них не последнюю роль. Но главными героями были, конечно, люди. А человек – не машина. Чтобы он одержал победу,  его нужно одеть­-обуть, обогреть и накормить. Сегодня мы вспомним о полевой кухне, которую изобрел наш соотечественник еще в XIX веке.

Солдатская смекалка полковника

Антон Федорович Турчанович родился в 1854 году в дворянской семье. В 1875-м добровольно пошел в армию. Он начал службу рядовым в русско-турецкой войне и за проявленный героизм был произведен в унтер-офицеры. После окончания войны поступил в училище, получил звание подпоручика, а впоследствии дослужился до подполковника.

По данным историков, во время участия в боях русско-турецкой войны Антон Турчанович вставал на полтора часа раньше, чем все остальные бойцы – он готовил суп и кашу для своего подразделения. Накормить всю роту было задачей непосильной, еда готовилась на костре. Но Турчанович мечтал именно об этом, поскольку понимал: голодный солдат – не боец. И в конце концов пришел к простой идее: чтобы бойцам не зависеть от внешних обстоятельств, кухня должна следовать за подразделением. Значит, ее необходимо поставить на колеса.

А чтобы готовить на такой кухне можно было полноценно, необходимы несколько котлов: под первое, второе и третье. Казалось бы, нехитрое дело – поставить три котла на телегу, но и здесь Антон Федорович сумел внедрить, как сказали бы сегодня, ноу-хау: второй котел был снабжен так называемой масляной рубашкой. Потому в нем никогда не подгорала каша. Топочная система полевой кухни не давала открытого огня, что решало непростой вопрос с маскировкой, а также позволяла готовить еду из трех блюд для целой роты практически на передовой. Причем не только в стационарном положении, но и на ходу, решительным образом увеличивая оперативную мобильность войск.

Естественно, что военные бюрократы смотрели на эти фантазии как на что-то совершенно лишнее, но у изобретателя нашелся покровитель в лице главного интенданта российской армии генерал-лейтенанта Феликса Ростковского. И в итоге в конце XIX века полевую кухню приняли на испытания, а в русско-японской войне ее использование стало чуть ли не единственным позитивным моментом в деле снабжения войск.

Слухи о том, что русские получили полевую кухню, облетели все страны мира, и в Первой мировой войне уже не было армии, которая не занималась бы приготовлением еды на колесах. Антон Турчанович сумел вовремя запатентовать свое изобретение и в 1915 году ушел в отставку в чине полковника. Жил он в семье дочери в Винницкой области. Зимой 1943 года умер. По воспоминаниям очевидцев – от голода.

Колеса колесам рознь

До Второй мировой войны полевая кухня Турчановича дошла практически без изменений. Но опыт боевых конфликтов середины двадцатого века показал, что от окопной тактики армии все чаще стали переходить к мобильным действиям. А кухня образца начала века была ориентирована все-таки на перемещения в пешем порядке. Потому «обеды на колесах» стали модернизировать.

Тележные колеса заменили на автомобильные – появилась возможность буксировать кухню со скоростью до 35 километров в час. Затем отказались от третьего котла, поскольку в военной ситуации чаи распивать особенно некогда – были бы щи да каша. Самой распространенной кухней стала КП-42 в разных модификациях. Впрочем, имелись на вооружении и КП-41 с одним-единственным котлом, и КП-3-37, в которой наряду с тремя котлами были еще и два жарочных шкафа. В среднем вода закипала в котлах за 40 минут, то есть за полтора часа опытный повар мог приготовить обед для целой роты – а это от 120 до 150 человек. К питанию войск в СССР относились очень ответственно.

А вот противники наши так и остались в начале века. На первый взгляд конструкция немецкой кухни мало чем отличалась от нашей: разве что котлы располагались чуть по-другому и колеса оставались тележными. Но это сильно осложнило немецким поварам задачу сопровождения своих войск. До самого конца войны немецкие кухни так остались на конной тяге: низкое расположение поддувал не позволяло провести модернизацию.

В итоге солдаты вермахта имели более разнообразный рацион, но в целом питались хуже советских: горячая пища доставалась им всего один раз в сутки. Наши же солдаты успевали полноценно позавтракать до рассвета и поужинать после заката. Впрочем, закон, о котором писал еще Александр Твардовский в поэме «Василий Теркин»: «Есть войны закон не новый: В отступленье – ешь ты вдоволь, В обороне – так ли сяк, В наступленье — натощак», срабатывал и здесь. За танкистами, например, полевые кухни решительно не успевали, поэтому те получали сухой паек перед любым наступлением – на три, а то и на пять дней.

Подвиги человека с черпаком

О том, как питались солдаты разных стран, можно писать отдельную статью. Мы же воздадим должное тем, кто кухней руководил, – военным поварам. Поваром (и его помощником – артельщиком) становился, как правило, самый ответственный и самый опытный солдат из состава роты. Хороший повар был на вес золота – и это не преувеличение. Ему нужно было суметь в условиях передовой приготовить два блюда на 250 человек из тех продуктов, что выделили службы тыла, и обеспечить доставку горячей пищи по позициям, которые могли быть растянуты на три-пять километров по линии фронта и метров на пятьсот вглубь обороны. Кроме всего прочего повар должен был уметь воевать не хуже тех, кто сражался на передовой. Он защищал стратегический запас – продукты питания.

Среди военных поваров наиболее известен украинец Иван Середа, который в августе 1941-го под Даугавпилсом обнаружил, что к его кухне приближается немецкий танк – а ужин из двух блюд уж практически готов. Воевать против танка повару было нечем, потому Иван укрылся в окопе. Подъехавший танк не стал давить кухню, а его экипаж допустил большую промашку: вышел наружу. Возможно, немцы хотели снять пробу, потому вместо пистолетов прихватили ложки. С винтовкой в одной руке и топором в другой советский повар бросился на врага, но немцы успели запрыгнуть в танк и даже принялись крутить башней, дабы взять на прицел нашего героя. Но из танка плохо видно. Особенно когда «потенциальная цель» уже забралась на броню и ударом топора сгибает ствол пулемета в бараний рог. Мало того, Иван накрыл смотровые щели танка брезентом и принялся колотить по броне обухом и орать на разные голоса, изображая мини-роту человек из десяти. Затем он подорвал несколько гранат, чтобы немцы не рискнули отъехать с места происшествия. Они и не рискнули – потянулись наружу, справедливо рассудив, что лучше плен, чем такая «музыка». В итоге нашим достались исправный немецкий танк и четверо пленных.

Примечательно, но, уже будучи Героем Советского Союза и пережив тяжелое ранение, Иван Середа продолжал службу в войсках тыла, за что получил еще один орден – Отечественной войны II степени: восьмой гвардейский кавалерийский полк второй гвардейской кавалерийской дивизии всегда был обут, одет, экипирован, подкован и, естественно, накормлен.

В наградном листе Середы, представленном на сайте «Подвиг народа», говорится: «Товарищ Середа лично сам выезжал в боевые порядки подразделений, на месте проверяя качество приготовленной пищи и своевременность доставки ее, практически оказывал помощь командирам подразделений в организации питания».

…Со времен Великой Отечественной войны прошло 75 лет. Но полевая кухня в своем практически неизменном виде продолжает оставаться главной духовной скрепой не только нашей армии, но и нашего общества. Без солдатской каши не обходится ни одно по-настоящему массовое мероприятие, где нужно качественно и быстро накормить людей.
Автор: Анатолий Кононец

Комментарии

Другие новости раздела «Великой Победе посвящается»


Великой Победе посвящается  Первый тост - за дядюшку 05.05.2010 Алексей БУДАРИН готовил самолеты к бою. Во время Великой Отечественной войны совершали подвиги в воздушных боях летчики, штурманы, стрелки-радисты. Но и на земле самоотверженно трудились специалисты инженерно-технической службы, подготавливая боевые машины к полетам. Среди них был Алексей Алексеевич Бударин – кавалер ордена Красной Звезды, двух орденов Отечественной, двух медалей «За боевые заслуги», медали «За взятие Праги». Он прошел войну от рядового солдата до гвардии старшины. Меткий выстрел Алексей Бударин родом из старинного городка Торжок Калининской области, ныне Тверской. Когда началась война, Алексею было 16 лет. Он работал слесарем на обувной фабрике, куда пришел после окончания семилетки. Его старший брат ушел на фронт и погиб в первый же год войны. Великой Победе посвящается  Семен БРОЙДЕ: В 9 лет я стал взрослым 14.06.2011 Когда 70 лет назад Германия напала на нашу страну, многие из нас были еще совсем маленькими детьми. В нашу жизнь безжалостно и жутко ворвалась война с грохочущими бомбами, полыхающими городами и гибелью близких людей.

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами г. Ярославль.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Опрос

Вы выписываете бумажные издания?

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта: