23:22 Суббота, 16 Января 2021
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

Глава Временного правительства, потомок ярославских князей

28 Июня 2017
Продолжая тему столетия революционных событий 1917 года, нельзя не обратить внимание на главу Временного правительства князя Львова. Для ярославцев это человек не посторонний, ведь князья Львовы – Рюриковичи, ветвь ярославских князей. Фамилия Львовых закрепилась за представителями этого рода со второй половины XVI века – проще говоря, со времен Ивана Грозного. И пошла она от имени князя Льва Даниловича, далекого потомка ярославского святого князя Федора Ростиславовича Черного, жившего в Ярославле в период монгольского нашествия на Русь XIII столетия.

Сомнительный кадет

Ко времени рождения будущего премьера его семья по дворянским меркам заметно обеднела и связей по земельным владениям с Ярославской губернией уже не имела. Отец будущего главы правительства владел имением Поповка в Тульской губернии. Братья Львова выбрали далекую от политики карьеру: старший, Алексей, стал директором Московского училища живописи, а младший, Владимир, возглавил Московский главный архив Министерства иностранных дел.

А вот наш герой Георгий Евгеньевич окончил юридический факультет Императорского Московского университета и активно занимался земскими делами в Тульской губернии. В отставку с государственной службы вышел в 1903 году, выразив таким образом протест против применения воинских команд для усмирения крестьянских волнений. Его однопартиец кадет Федор Родичев считал, что «Львов был по чувствам своим демократом. Он любил народ, простонародье, свободно чувствовал себя в нем, верил в него, сохраняя до конца дней «веру гордую в людей и в жизнь иную». Не случайно Львов участвовал в деятельности либеральных оппозиционных кружков, но его происхождение и характер не исключали сотрудничества с властями. Возможно, поэтому лидер партии Милюков называл его «сомнительным кадетом». А премьер-министры Сергей Витте и затем Петр Столыпин предлагали князю войти в состав правительства, но получили отказ, так как Львов считал необходимыми более глубокие реформы.

Случайный премьер

В истории Февральской революции князь Львов всегда остается в тени яркого Александра Керенского. Его назначение 2 марта 1917 года на пост министра-председателя состоялось в первую очередь благодаря большому практическому опыту в земской работе и покладистому характеру, но такие качества, как нерешительность и мягкость, вряд ли подходили для премьера в критический для страны период. Львов стал скорее компромиссной фигурой, премьером по принципу «лучше он, чем Родзянко».

Да и сам первый состав Временного правительства во многом оказался случайным, никто не ожидал, что придется так скоро взять власть в свои руки. Как писал Шульгин, «в этом диком водовороте полусумасшедших людей родился этот список из головы Милюкова, причем и голову эту пришлось сжимать, чтобы она хоть что-то могла сообразить». К тому же князь Львов еще не растерял свою широкую популярность как организатор общественной помощи фронту в годы Первой мировой войны.
В общем, выбор князя Львова в качестве главы правительства был и неизбежен, и неудачен одновременно. К тому же бывают в истории и непосильные задачи, разве нет? И потом, как писал монархист Муретов, можно ли было ожидать, что Львову или еще кому-либо «народ окажет то благоговейное доверие, какое только что убили в нем к Царю».

Федор Черный не помог?!

Итак, Георгий Львов стал министром-председателем и министром внутренних дел. Вспоминают, что в его рабочем кабинете была икона ярославского князя Федора Черного. Вот только наладить работу правительства князю Львову так и не удалось. Его министры не составляли единую «команду», даже не были хорошо знакомы друг с другом и не представляли, как должен работать бюрократический аппарат, что и в какой последовательности предстоит сделать.

Кстати, Временное правительство уже не могло заседать в разгромленном Таврическом дворце, где раньше пребывала Государственная дума, и до середины июля министры переехали в Мариинский дворец, ранее занятый Государственным советом. Что увидел во дворце премьер? Почитаем в воспоминаниях французского посла Мориса Палеолога: «Оборванные, грязные, наглые солдаты курят, валяются на скамейках. С начала революции большая мраморная лестница не подметалась. Тут и там разбитое стекло, царапина от пули на панно свидетельствуют о том, что на Исаакиевской площади происходил жаркий бой».

Керенский оттеснил

Тесно связанная с Ярославлем член ЦК кадетской партии Ариадна Тыркова-Вильямс считала, что «ласковая улыбка и лестная обходительность, которой он [князь Львов] обволакивал каждого», и были «тем особым даром, благодаря которому этот средний, скорее серый человек, не обладавший ни большим умом, ни политическим чутьем, создал себе такую широкую репутацию, к несчастью, не оправдавшую его деятельность». В нелестной оценке итогов работы главы правительства все знавшие Львова были единодушны. Как признал управляющий делами Временного правительства В.Д. Набоков, князь Львов «не только не сделал, но даже не попытался сделать что-нибудь для противодействия все растущему разложению. Он сидел на козлах, но даже не пробовал собрать вожжи». После майских перемен в составе кабинета Львов еще сохранял пост министра-председателя до июля 1917 года, но фактически был оттеснен активным Керенским. Официально это было оформлено 7 июля с уходом князя Львова в отставку.

По существу, ничего не изменилось по сравнению с предыдущим периодом, когда за годы Первой мировой войны сменилось 4 председателя Совета министров, 6 министров внутренних дел, 4 военных министра, 3 министра иностранных дел. Перемены фигур во власти не могли переломить ситуацию в стране, которая все больше выходила из-под контроля. Фоном бесконечной чехарды с постом премьера и портфелями министров было ощущение надвигающейся катастрофы, заметное не только в столице, но и повсеместно в провинции. Везде царили разочарование и анархия, не хватало продовольствия, дров, топлива, зато оружия на руках у населения было немало.

В Оптиной пустыни

Как писал активный участник революционных событий 1917 года в Ярославле Николай Доброхотов, «кто имел уши, чтобы слышать, и глаза, чтобы видеть, – тот слышал подземные раскаты, сотрясающие основы старого мира, и видел, как в глубоких пластах масс совершается великий исторический переворот». Октябрьский переворот происходил уже без активного участия князя Львова, укрывшегося на время в Оптиной пустыни. По всей вероятности, ни кадеты, ни масоны, ни толстовцы, с которыми он был близок, не дали ему нужных ответов… Получил ли он их у оптинских старцев, кто знает?

В годы гражданской войны князь уехал за границу и постепенно отошел от всякой политической деятельности. Потомков у Львова не осталось. В 1901 году в 40-летнем возрасте он женился на дочери графа Бобринского. Но она умерла через два года после свадьбы, не оставив детей. Дни Львова закончились в эмиграции, он умер в 1925 году в Париже, в бедности и одиночестве. И все-таки из ярославского княжеского дворянского рода происходил первый глава Временного правительства, руководитель огромной страны!
Автор: Виктория Марасанова

Комментарии

Другие новости раздела «Из истории»


Из истории  Жизнь как кинопленка 22.08.2009             Виктор Осипов – один из старейших читателей «Городских новостей». Начиная с самого первого номера, почти уже 20 лет каждую среду он внимательно читает свежий номер «ГН».  Виктор Вениаминович – человек увлекающийся, а предмет увлечения связан с движущимися картинками. Не с самим кино, как можно было бы подумать, а с кинотеатрами.            12 летних площадок, 6 стационарных           – Знаете ли вы, что Ярославская область – родина отечественной кинопленки? В Переславле-Залесском на реке Трубеж стоял химзавод, который, собственно, и занимался ее производством. Все первые советские фильмы двадцатых годов на нашей кинопленке выпускали, – рассказывает один из старейших подписчиков газеты. – Когда я был молодым, работал киномехаником, – поясняет истоки своего увлечения Виктор Вениаминович. – Я очень любил смотреть новые фильмы, да и сейчас стараюсь от случая к случаю посещать кинозалы. Из истории  Разделивший страну 16.08.2011 История не терпит сослагательного наклонения, да и 20 лет для истории – это ничтожно мало. С другой стороны, это треть человеческой жизни, во всяком случае, в нашей стране, где ее продолжительность до обидного мала. За 20 лет, прошедших с 19 августа 1991 года, выросло целое поколение, которое не знает, что такое СССР, и вовсе не понимает, что значит быть пионером или комсомольцем. Хорошо это или плохо, вопрос скорее риторический, и каждый отвечает на него сам.
Здесь могла быть ваша реклама

Муниципальные правовые акты

Вы можете ознакомиться с муниципальными правовыми актами.
Подробнее.

Свежий номер

Читать

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама