05:19 Понедельник, 22 Июля 2019
12+
ЭЛ№ФС 77- 75974 от 19.06.2019 +7 (4852) 30-76-08 news@city-news.ru

На нужды города и дела благотворительности

13 Марта 2019
В июне 2019 года Ярославское отделение Банка России отпразднует 155 лет. Но история банковского дела нашего края намного глубже и корнями уходит в XVIII век.

По указу Екатерины

Государственный Банк России своим появлением обязан императрице Екатерине II. 29 декабря 1768 года был обнародован манифест об учреждении в Санкт-Петербурге и Москве государственных банков для обмена ассигнаций. Несколькими годами позже, в 1772 году, по указу Матушки Государыни создан Первый Ассигнационный банк, а в шести городах Российской империи, в том числе и в Ярославле, были открыты банковские «променные» конторы. Они предназначались для обмена монеты на более удобные в обращении бумажные деньги (ассигнации).

Выпуск ассигнаций был одним из способов пополнения всегда нуждающейся государственной казны. Для банковской конторы в Ярославле было выпущено ассигнаций на 150 – 200 тыс. рублей. Спустя некоторое время перед Ассигнационным банком были поставлены и другие задачи – изъятие из обращения ветхих ассигнаций, а также обеспечение надежной пересылки денег и борьба с их пропажей в пути. Но деятельность банковских контор была не очень успешной, и к 1788 г. многие из них закрылись.

В это же время возник другой банковский проект императрицы. При сиротских приютах, воспитательных домах и других гуманитарных учреждениях создавались специальные ссудо-сберегательные кассы, а сами учреждения жили за счет процентов от их операций. В Ярославле главным благотворительным учреждением был Дом призрения ближнего, открывшийся в 1786 году. При нем начала действовать Сохранная казна, «дабы сей Дом мог иметь свои доходы». Дом призрения возглавлял Совет, который ведал его капиталами. На эти деньги воспитывались 80 детей, проценты шли на стипендии, на выпускные пособия, на учебную библиотеку и на другие нужды.

XIX век

Другая Сохранная казна, при Приказе общественного призрения, упоминается в документах с 1805 года. Ее услугами пользовались уездные городские думы и присутственные места, ремесленные управы, церкви, Толгский и Афанасиевский монастыри. В казну сиротский суд перечислял деньги, причитавшиеся малолетним детям после смерти родителей, в нее же обращались семьи при уходе мужа-кормильца в рекруты. Если в столицах размер вкладов составлял минимум 50 копеек, то в Ярославле порядки были демократичнее. Известно, что однажды рядовые 2-й роты Ярославского батальона скопили и принесли по 30 копеек. Среди вкладчиков – частных лиц были священники, мещане, купцы и помещики. Частные вклады нередко носили благотворительный характер — в пользу церквей и монастырей.

30 октября (по старому стилю) 1841 г. император Николай I «Именным указом, данным сенату» удостоил высочайшим одобрением устав сберегательных касс, которые создавались «для приема небольших сумм на сохранение с приращением процентов». При губернаторе А.М. Безобразове в Ярославле с 1849 г. сохранная казна при Приказе общественного призрения стала именоваться сберегательной кассой.

С 1889 г. по европейскому образцу здесь стали открываться дополнительные сберегательные кассы в местных филиалах почтово-телеграфного ведомства, а также при крупных предприятиях с согласия их владельцев, в частности, на Ярославской Большой мануфактуре, на Норской мануфактуре, при Торговом доме купцов Вахрамеевых, Торговом доме наследников Дунаева, при товариществе Лопатина и других. Но пользоваться их услугами могли только служащие, кроме рабочих и домашней прислуги. Обязательный ежемесячный взнос составлял 3% от жалованья и 5% от премии. А минимальный взнос равнялся одному рублю.

Государственные сберегательные кассы привлекались также к сбору различных пожертвований. Жертвователям выдавали специальную квитанцию установленной формы. Так, в 1904 г. местным почтово-телеграфным сберкассам было предписано принимать пожертвования наличными деньгами и ценными бумагами «на усиление военного флота». В 1908 г. пришел циркуляр о приеме средств на устройство музея в память об Отечественной войне 1812 года, а в 1909 г. – на сооружение храмов в память о русских солдатах и моряках, павших в минувшую русско-японскую войну. Участвовали ярославцы и в пожертвованиях на создание воздухоплавательного флота.

Общественный банк

В декабре 1862 г. ярославский купец А.Д. Топленинов выразил желание пожертвовать на учреждение в городе Общественного банка 5000 рублей. Однако по существующему закону открытие банка могло состояться только при наличии капитала не менее 10 000 рублей. На помощь пришло Ремесленное общество, которое своим решением от 8 октября 1863 г., «признавая попечение Правительства относительно устройства для нуждающихся в кредите Городского общественного банка необходимо нужным и полезным для городского существования» и «искренно желая вспомоществовать началу сего благого Учреждения, постановило пожертвовать принадлежащий ремесленникам капитал в 17 700 рублей на усиление основывающего капитала Городского общественного банка».

Это пожертвование было принято городом, и 28 ноября 1863 г. Городская дума постановила учредить в Ярославле Городской общественный банк. Он открылся 26 апреля 1865 г. в помещении, отведенном ему в здании Городской думы. Сначала ограничились приемом вкладов, учетом векселей, выдачей ссуд под залог процентных бумаг и недвижимого имущества. Тогда же были определены первые процентные ставки: по операциям по учету векселей – 7%, по ссудам под процентные бумаги – 6% и по недвижимому имуществу – 7% годовых; платить по векселям: бессрочным – 4% и срочным – 4,5 и 5% годовых.

К 1873 г. банк увеличил капитал до 350 619 руб. 93 коп., создал запасный капитал как гарантию прочности и надежности учреждения в сумме 140 582 рубля. Продолжая отчислять небольшую долю прибылей в свои капиталы, банк свой остальной заработок назначает на нужды города и дела благотворительности.

На вечное хранение

Ярославское отделение Государственного банка открылось 22 июня 1864 года. К тому времени в городе было множество отделений крупных частных банков, и отделение Государственного банка осуществляло функции головного органа по регулированию их деятельности. Оно проводило проверки, принимало балансы и оборотные ведомости подотчетных ему казначейств, сверяло состояние главных счетов кредитных учреждений.

Конкурируя с богатыми частными банками, Ярославское отделение Государственного банка старалось привлечь клиентов разными услугами. Был, например, так называемый вечный вклад. Человек вносил в банк некую сумму с условием, что он уже никогда не востребует ее назад. Со своей стороны, банк брал на себя обязательство выплачивать проценты с этой суммы третьему лицу, указанному клиентом. Это была своеобразная форма завещания. В архивах нашлась запись о «вечном вкладе» одной жительницы города, которая положила 50 рублей с распоряжением, чтобы проценты с этой суммы перечисляли в церковь на помин ее души. В качестве третьих лиц по «вечным вкладам» часто фигурировали церкви, монастыри, благотворительные учреждения.

Еще одна услуга – прием на хранение доходных бумаг с обязательством по их управлению. Банк находил им наиболее выгодное вложение, выплачивая собственнику ежегодный доход. Можно было принести сюда и другие ценности: золото, серебро в монетах и слитках, векселя, акции с поручением обеспечить их неприкосновенность, что и делал банк, конечно, за определенную плату. Позднее эту услугу заменили так называемым безопасным ящиком. Наниматель получал ключ от своего ящика, находившегося в банковских «святая святых», но только при условии, что у него открыт счет в банке на сумму не менее 100 рублей.

Ярославское отделение Государственного банка активно выдавало коммерческие ссуды. Среди заемщиков банка были известные на Ярославской земле и за ее пределами купцы: Вахрамеев, Градусов, Байбородин, Дунаев, Смоляков. Несмотря на это, учетно-ссудный комитет при банке решал, давать ссуду или нет, требовал в каждом случае гарантию, определенное материальное обеспечение. Ссуды выдавали только под наличие товара, например, под лес, шерсть. Кроме того, приходилось удостовериться не только в его наличии, но и в том, что товар хорошего качества и имеет хорошую цену. Самым хорошим обеспечением вплоть до Первой мировой войны признавалось зерно, связываться с другими товарами банкиры считали уже делом рискованным.

Деньги – крестьянам

В 1887 году открывается Ярославское отделение Крестьянского поземельного банка. Его главной задачей была помощь крестьянам в покупке земли у помещиков. Для этого банк выделял долгосрочные целевые кредиты.

Ссуды из этого банка выдавались наличными деньгами, полученными за счет выпуска кредитных бумаг, приносящих 5,5% годового дохода. Эти кредитные бумаги (закладные листы) выпускались только по решению министра финансов на сумму не свыше 5 млн рублей. Ссуды на покупку земли выдавались в размере 75% от продажной цены на два срока – 24,5 и 34,5 года. Остальную часть суммы заемщики должны были вносить сами.

При содействии Крестьянского поземельного банка в Ярославской губернии с 1883 по 1895 г. было куплено 10 525 десятин земли.

Перед революцией

В начале XX века русско-японская война и последовавшие за ней революционные события вызвали большой рост государственных расходов. Существенно увеличился выпуск кредитных билетов. В конце 1905 г. началось массовое изъятие вкладов из Ярославского отделения Государственного банка.

Историю частных коммерческих банков завершили события 1917 года: начался процесс национализации промышленности. И частные коммерческие банки слились в Ярославский Народный банк.
Автор: Ольга Скробина

Комментарии

Другие новости раздела «Из истории»


Из истории  Я в синий троллейбус сажусь на ходу... 05.08.2009         Привычно покупая билет в городском автобусе, мы, возможно, сосчитаем на счастье заветные цифры, посетуем на отсутствие свободных мест или равнодушно взглянем в окно. А между тем еще век назад общественный транспорт казался в Ярославле не просто средством передвижения, но роскошью и предметом особой гордости.        Мнополистами в деле пассажирских перевозок здесь на протяжении многих десятилетий выступали расторопные извозчики, и ни омнибусы, ни «линейки», хорошо знакомые москвичу и петербуржцу, не тревожили патриархальную тишь губернского города. Однако наступавший XX век выдвигал новые требования, сталкивая городские власти с необходимостью усовершенствования транспортной сети. В отличие от российских столиц, где в то время действовала конная железная дорога, а в просторечии «конка», Ярославль решил обзавестись электрическим трамваем. «Бельгийское анонимное общество электричества и тяги» предложило городу свои услуги, и через три года в центре Ярославля были выстроены «питательная станция» и депо, а по главным улицам города протянулись трамвайные рельсы. 18 декабря 1900 года после торжественного запуска пародинамомашины для почетных гостей был подан кортеж из четырех украшенных флагами трамвайных вагонов, в которых «отцы города» отправились на праздничный завтрак в Городскую Думу.        Прогресс по русским законам          Как ни парадоксально, правление акционерного общества «Ярославский трамвай» находилось в Брюсселе. В Бельгию, по условиям заключенного на ближайшие 42 года договора, уходила и вся прибыль от работы трамвая. Правда, для иностранцев это предприятие оказалось не таким уж выгодным – в 1901 году его дневная выручка обычно не превышала 240 рублей, тогда как только на содержание трамвайного парка требовалось 300 рублей в день. Дореволюционный трамвай был «классным» – билет 1-го класса стоил 6 копеек, 2-го (на открытой площадке) – 4 копейки. Удовольствие не из дешевых, если учесть, что на сорок копеек можно было отобедать в приличном ресторане. Тем не менее от желающих прокатиться на «трезвоне» не было отбоя. Не пугали ярославцев даже предостережения желтой прессы о «бесовской силе, которая таится в электричестве и неведома не только глазу, но и душе». Скорость трамвая не превышала тогда 8 км/ч, но разве в скорости дело? И комфорт передвижения, и заливистые звонки, и форменная одежда вагоновожатых стали настоящей сенсацией для тихого, неизбалованного техническими новинками городка. А между тем прогресс в Ярославле шел по русским законам, и бельгийцам вскоре пришлось убедиться в том, что первый блин здесь всегда комом. В первый же день работы вышли из строя 6 из 18 трамвайных вагонов, да и впоследствии аварии возникали почти ежедневно. Не обходилось и без трагедий, и на Леонтьевском кладбище вскоре появился памятник с поучительной эпитафией: «Первая жертва трамвая».             Сеть трамвайных линий связала центр Ярославля с заводами, пристанями и вокзалами, и каждый маршрут носил звучное имя – Московский, Федоровский, Волжский, Власьевский, Рождественский. Последний почти без изменений просуществовал в Ярославле больше ста лет (недавно закрытый маршрут № 3). Сохранилась и Власьевская линия (по ул. Свободы), однако в наши дни по ней ходит уже не трамвай, а троллейбус…           Новое поколение            После грозных потрясений революции вернувшиеся на улицы трамваи казались символом долгожданного мира и стабильности. Не случайно крылатой стала фраза, сказанная «всесоюзным старостой» М.И. Калининым: «Если в городе работает трамвай, значит, в городе действует советская власть». Однако начиная с 1924 года сначала в Москве, а затем и в других городах на помощь «трезвонам» все чаще приходили трудягиавтобусы. Спустя десятилетие в советской России появился и младший брат трамвая – троллейбус. С особой гордостью отметим, что в создании отечественного троллейбуса немалую роль сыграл Ярославский автозавод (ныне ЯМЗ). В 1936 – 1939 годах помимо одноэтажных троллейбусов ЯТБ1 в Ярославле выпускались двухэтажные ЯТБ3, изготовленные по английским образцам. Эти удивительные машины (почти 5 метров высотой) ходили по проспекту Мира в Москве, и пресса не скупилась на комплименты: «Ярославские троллейбусы по изяществу отделки, бесшумности, плавности хода, удобству управления являются украшением столичного транспорта…».              Праздничный день 7 ноября 1949 года в Ярославле встречали с особой радостью: наш город десятым в CCCР открыл троллейбусное движение. Шесть «усатых» новеньких машин важно шли от Всполья до Красной площади, повторяя привычный для горожан маршрут, тот самый – Власьевский. Тесные улочки центра и широкие проспекты молодых районов без боя покорялись юному виду транспорта, быстро завоевывавшему любовь ярославцев. Старожилы города еще помнят курсировавший здесь троллейбус «Ярославский пионер», купленный на средства, собранные школьниками от сбора металлолома.               Пожалуй, без обаятельного «усача»троллейбуса, экологичного, комфортного, экономичного, невозможно представить и современный Ярославль. Принимая эстафету у трамвая, ставшего приметой XX века, наш троллейбус хранит проверенные временем маршруты, и попрежнему нам близки знакомые строки Булата Окуджавы: Когда мне невмочь пересилить беду,когда подступает отчаянье,я в синий троллейбус сажусь на ходу,в последний,в случайный… Из истории  Загадочные камни Перекопа 14.12.2010 Прочитав в «Городских новостях» статью «Загадка камней Норского», я решила рассказать о камнях, которые есть у нас на Перекопе.
Подписка онлайн.

Вы можете оформить подписку на печатную газету «Городские новости» прямо на сайте.

Опрос

Вы выписываете бумажные издания?

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта: