15:47
четверг,
20 июня 2024 г.
19.9
°С
Ярославль,
Ярославская обл., Россия
30 декабря 2013

Русский взгляд на немецкую жизнь

40  лет назад преподаватель Ярославского пединститута Владимир Оконечников уехал жить в Германию.  С одной стороны, он берлинец  и видит то, чего не замечают приезжающие туристы, в том числе и  русские. С другой – он русский и может разглядеть то, что не бросается в глаза немцам.  Недавно он приезжал в Ярославль в отпуск и рассказал о Германии.

Из шпионов в эмигранты
Владимир родился и вырос в Ярославле. После окончания школы поступил в МГУ на романо-германское отделение, где и познакомился со своей будущей женой Ренатой. Она изучала в университете русский язык.  Уже на втором курсе ярославца пытался завербовать Комитет государственной безопасности, который отслеживал всех перспективных студентов, особенно говорящих на иностранном языке.  Для начала Оконечникову давали простейшие задания. Показывали фотографию иностранца   и подстраивали «случайную» встречу  студента с объектом, например,  где-нибудь в Большом театре. Владимир должен был познакомиться и постараться распознать,  что это за человек. По  линии шпионской деятельности  студент не преуспел, а через два года и вовсе прекратил контакты с всесильным КГБ.
На старших курсах Володя стал встречаться с девушкой из ГДР, и они после окончания вуза  в 1971 году поженились. Девушка вернулась в Берлин, а Владимир в Ярославль. Он стал предпринимать попытки выехать к любимой для воссоединения семьи. В те годы в СССР было крайне сложно получить разрешение на выезд даже в ГДР, которая входила в  социалистический блок. После нескольких лет мытарств отец Владимира пошел в горком партии и как коммунист с коммунистом поговорил  с первым секретарем: «Как же так? Страна-то наша, социалистическая, братская. Вы что, не доверяете политике партии, которая активно поддерживает сближение всех соцстран с СССР?». После этого «добро» на  отъезд Оконечникова дали.

Свой среди чужих
«Курица не птица, ГДР не заграница» – такая поговорка существовала в советское время. У соцстран в те годы был статус «дальних  родственников», с  которыми можно поддерживать связь. Владимир часто приезжал  на родину в командировки или в отпуск и поэтому  не торопился получать немецкое гражданство. В ГДР нашему земляку оформили документ постоянно проживающего на территории страны иностранца. Это удостоверение  давало ему те же права, что и немецкому гражданину, разве что голосовать нельзя было на  выборах. Работать он устроился в министерство связи переводчиком, где к нему как гражданину СССР относились уважительно.  У немецких коммунистов символом особого доверия друг к другу являлось обращение на «ты».
Поначалу Владимира смущало, когда взрослые и занимающие высокое положение в министерстве люди просили называть их на «ты». Когда Советский Союз распался,  Оконечников решил сменить гражданство. В посольстве  ему подсказали, что он может отказаться от советского гражданства, взять немецкое и получить второе – российское. Была на тот момент такая нестыковка, и  ярославец сумел получить  двойное  гражданство, что потом стало  невозможно.

День Победы в Германии
В России и бывших республиках  СССР  есть ритуалы празднования Дня Победы. Оказывается, в Германии тоже отмечают этот день, только он называется Днем освобождения и празднуется 8 мая.  И даже фильмы показывают. В Германии действительно считают эту дату днем освобождения от нацизма.  Венки на братские могилы погибших советских солдат в этот  день тоже возлагают. Памятники и монументы советским воинам содержатся за счет бюджета немецких городов.
Но немцы в этот день вкладывают особый смысл: поражение Германии в войне разделило страну на 2 части – ФРГ и ГДР.
– Это было ужасно, когда один из немецких коммунистов, чья мать жила в западной части Берлина, говорил, что считает ее своим врагом, поскольку у нее капиталистическая идеология. У восьмидесяти процентов восточных немцев были родственники в Западной Германии, и для всех разрыв  тяжело давался, – вспоминает Владимир Оконечников.
Жителям ГДР разрешение на поездки на Запад давались лишь в случае смерти самых близких родственников или если человек вышел на  пенсию.   Многие ходили тогда в модной западной одежде, которую доставали через родственников и друзей в ФРГ, но это не  поощрялось. Жители Восточного Берлина смотрели западные передачи, но говорить об этом не следовало.  Кстати, немцы не воспринимали русских солдат как оккупантов: они не вели себя, словно захватчики, на чужой земле. В каждой организации существовали филиалы Общества советско-германской дружбы, членство в котором было обязательным. В рамках этого общества проводились официальные встречи дружбы с советскими солдатами.

Практическое образование
В объединенной Германии  в школе учатся  10 – 12 лет. Теория очень приближена к практике. Если, например, изучают какой-то химический процесс, то  объясняют,  где он применяется в быту.  После окончания школы по результатам учебы выпускники могут поступать в вузы, подавляющее число которых в Германии бесплатные. Только недавно появились первые платные университеты. В последнее время получила распространение новая форма обучения – дуальная.  Это что-то сродни  нашему целевому набору.
– Молодые люди поступают на дуальное обучение в крупную фирму, где они параллельно работают. Знания получают как очно, так и дистанционно. Студенты, например, должны каждый день на своем рабочем месте через Интернет слушать лекции преподавателей. И раз в месяц  выбираться на неделю на лекции в партнерский университет. У меня сын по такой системе обучается, – пояснил  Владимир Оконечников.
Кстати, в Германии  принято, что дети по окончании школы, а им к этому времени уже по 18 – 19 лет,  отделяются от родителей. Как правило, молодые люди живут либо в университетских кампусах, либо снимают квартиру на несколько человек. Если совершеннолетние сын или дочь  живут отдельно  и еще учатся, то папа с мамой должны выделять им помощь в размере примерно 640 евро в месяц.

Из министерства в Дойче Телеком
Проработав долгие годы в министерстве связи ГДР, Владимир Оконечников после объединения перешел трудиться в Дойче Телеком, это что-то вроде нашего Ростелекома. Государство разукрупнило этого монополиста в области связи на много компаний, чтобы те составляли конкуренцию Дойче Телекому. И контролировало при этом его ценовую политику. Например, запрещало агрессивно понижать цены, чтобы перетягивать клиентов от конкурентов. Чтобы уравнять компании в правах, самостоятельное формирование цен было разрешено только альтернативным операторам. А уж вслед за ними опускал свои расценки и Дойче Телеком. Потребителям такая политика нравится.
2 года назад ярославец вышел на пенсию и стал получать около 50 процентов от своего заработка в телефонной компании. Квартира площадью 62 квадратных метра обходится примерно в 500 евро в месяц. Еще около 300 евро «съедают» платежи за свет, воду, телефон, автомобиль.
– Надо смотреть, не сколько получаешь, а сколько остается. У нас все недешево,– объясняет Владимир. – Зато с выходом на пенсию у меня появилось больше времени, которое я посвящаю поездкам по памятным для меня местам в России, в Ярославской области, в родном Ярославле.
Владимир КОБЫЛИНСКИЙ
Фото из архива В.Оконечникова

Автор: Ольга Скробина

Комментарии

Другие новости раздела «Политика»

Читать